"Я гадаю простакам, умным не гадаю..."

"Я гадаю простакам, умным не гадаю..."

«В прозорливость цыганок не верил я, братцы, 
Только случай мне в том убедиться помог. 
На базаре, где вечно гадалки толпятся, 
За сто баксов узнал, что я – конченый лох».

Творчество неизвестного автора
В жизни бывают моменты, когда до глубины души тошно. Именно в таком внутреннем смятении пребывала я, когда со мной произошла эта история.

Все мысли в тот день были заняты проблемой, которая выбила из колеи, и, решив немного развеяться, я отправилась на рынок. Иду по рядам, вся такая несчастная, с очень угрюмой миной и, как шляпник из «Алисы в стране чудес», «думаю о прошедших днях». Впереди – знакомый антураж: известные особы, предлагающие золото, доллары и телефоны. Одна из таких подкрадывается с тыла: девушка, золото, доллары интересуют? Улыбаюсь (я – человек воспитанный и толерантный) и вежливо говорю: не нужно. Преследование продолжается, на что, уже добавив в голос тяжелого металла, отрезаю жестко: нет! Наверное, почувствовав, что мое раздражение вызвано подавленным состоянием, и подключив свои сверхъестественные способности, «знойная Кармелита» спокойненько говорит, что, мол, знает все о моей беде и обо всех остальных неприятностях; знает, кто в этом виноват и что делать (прямо неоГерцен и неоЧернышевский).
Надо сказать, что в свое время я интересовалась методами гипноза, нейролингвистическим программированием и прочими подобными вещами, поэтому плохо поддавалась психологическому влиянию. Однако цыганка попала прямо в точку, и я, можно сказать, сама начала вешать ее лапшу себе на уши. Короче, чего греха таить, повелась. Меня технично отводят в сторонку, тут же подключается цыганка № 2, которая представляется Земфирой. Она занялась мной вплотную: стою, вся такая несчастная, и слушаю, какая я несчастная. Мои импровизированные психотерапевты прямо-таки пулеметной очередью сыплют свои предсказания, но потом замолкают и скромненько просят купюру, ну, так сказать, для содействия отечественной парапсихологии. Даю 50 рублей. «Золотко, надо парную, положено так». Ну что ж, раз положено, то и купюра «покладена» на волшебную руку. И вот тут-то (какой облом!) гадалка говорит фразу, ставшую для всей этой мизансцены роковой: «Вижу, что виноват в твоих несчастьях твой бывший, рыжеволосый такой».
Ах, Земфира! Как же ты так опрометчиво, выбрала бы блондина или брюнета. А рыжеволосого у меня никогда не было. Медленно поднимаю свою челюсть, находящуюся к этому моменту где-то в районе асфальта, и, театрально кивая, решаю все-таки весь этот спектакль досмотреть – билет-то, можно сказать, куплен.
Цыганка настроена решительно. Заявляет, что поможет всем, чем сможет. Уверенно берет меня под руку и шепчет, какая я хорошая и добрая, только вот какая-то злая тетя-завистница навела на меня – нет, не порчу – вечное безбрачие. Вокруг меня много мужчин, но никто меня не любит, никто меня не ждет, и останусь я одна-одинешенька. Однако этому горю нетрудно помочь, Земфира пламенно заявляет: доставай кошелек! Послушно достаю и внимательно наблюдаю, как мне сейчас из безбрачия будут делать «долго и счастливо». Губа не дура – цыганка берет тысячную купюру. «Сейчас я тебе буду делать волшебный корень; ты его должна закопать там, где не ходит человек» – с этими словами заворачивает мои пятьдесят рублей в мою тысячу рублей. «Я – мусульманка, поэтому читаю только мусульманские молитвы» – и, бормоча что-то невнятное, крестит (?) меня этим «hand-made»-корнем. Дальше – больше: видя, что я внимательно слежу за рукой, говорит: «Поворачивайся спиной, надо и со спины крестить». Прекрасно понимая, что, если повернусь, не видеть мне моего волшебного корня, а значит, и абонемента в спортзал, прошу вернуть тысячу. «Ты мне не веришь? Да я же все бросила, стою тут, вожусь с тобой! Ты этих денег не жалей, они на благое дело идут! Я тебе сейчас отдам, только запомни слова, которые ты должна повторять, когда будешь денежный корень закапывать» - и начинает нести какую-то ахинею на незнакомом мне языке. «Я не запомню» - «Ой, а как же быть?! Жалость-то какая, и записать некуда. Ну что ж, тогда я сама (святой человек!) возьму и закопаю, молитва обязательно должна быть мусульманской». Я отрицательно машу головой и снова прошу вернуть деньги, нужны «маме на лекарство» (чтобы убедительнее было). «А сколько можешь дать?» - «10 рублей» - «Купюра должна быть парная» - «Но ведь тысяча не парная?!» - «Тысяча – крупная, а мелкие купюры должны быть парными». В общем, это тебе не шутка, а целый регламент проведения «лохотрона». Даю две десятки, тысячу мне со вздохом возвращают. «Я тебе сейчас еще одну вещь дам, ты ее носи где-нибудь ближе к телу, лучше всего в нижнем белье. Только чтобы не намокало». Когда она принесла мне вещь, я прямо на месте чуть не рухнула: веточка шиповника с двумя ягодами. Оказывается, чтобы выйти замуж, нужно три дня практически в терновом венце ходить, только не на голове.
Видимо, благородство цыганки неиссякаемо – поступает предложение еще и амулет мне сделать. За это вложения в отечественную парапсихологию делать не надо, а вот купить деткам Земфиры конфет просто необходимо – 2 сорта, в разных пакетиках, и брать из них содержимое ни в коем случае нельзя! А для амулета нужно купить белые нитки. Отправляюсь на поиски всего вышеперечисленного. По дороге меня перехватывает один из продавцов и начинает отчитывать: «Как не стыдно! Такая большая, а в сказки веришь. Тебя ж разводят!» — «Спокойно, – говорю, – не мешайте следственному эксперименту!».
Через пять минут послушно приношу нитки и конфеты. Из ниток Земфира завязывает узелки, при этом повторяя все те же неизвестные слова. «Приколешь это на одежду и будешь носить». Отлично, для полноты образа мне каждый день не хватает пучка белых ниток на рубашке.
«За все, что я для тебя сделала и буду еще делать, принеси мне завтра какой-нибудь подарок. Я много не прошу, что угодно. Можешь золото принести. Вот, например, вчера девочка принесла, прямо с шеи сняла: на нее свекровь порчу такую навела, что она с мужем спать не могла, а я все исправила» - и показывает золотую цепь толщиной с мизинец, причем плетение явно мужское. Я, стараясь придать голосу как можно больше трагизма, говорю, что уезжаю в командировку и прийти не смогу. «Ну а что у тебя с собой есть – может, поищешь. Я ведь еще шесть дней буду за тебя молитву читать и свои деньги на свечи тратить, которые в храме ставить буду». Видимо, в мусульманском храме.
В эту минуту я в очередной раз обрадовалась, что не ношу золото, да и из серебра был только браслет и сережки. Но какое уж так серебро, когда такие цепи благодарности имеются! Достаю из сумки духи и предлагаю взамен на бесценное благородство. «Хорошие духи, так и быть - возьму». Спектакль подходит к концу, уже покорнейше откланиваюсь, а мне все помогают и помогают: принесешь заколки для волос, я заговорю, чтобы все хорошо было.
Таким образом, я купила себе, казалось бы, уже обреченную семейную жизнь за 150 рублей и духи. Расскажу потом будущему мужу, какой ценой он мне достался и благодаря кому мы будем жить долго и счастливо, и умрем в один день.
Смех сквозь слезы: в лучшем случае, получите ложную надежду, в худшем – вернетесь домой без кошелька.

P.S. Проходя вчера мимо рынка, увидела все ту же старую добрую Земфиру, а рядом – девушка лет семнадцати. Эта точно не экспериментирует: в глазах слезы, губы дрожат, в руках сжимает чье-то фото. Наверное, несчастная любовь…

Мария Крюкова

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов