Жадный интерес. К жизни

Елена Павлова
 Жадный   интерес.  К  жизни

Василию Прокофьевичу Любину 89­й год. И то, что он доктор именно исторических наук, кажется совершенно естественным. Каких еще – в таком возрасте? А вот откуда у него только силы берутся, чтобы пятый год подряд приезжать на бывшую гору Кинжал неподалеку от Минеральных Вод, каждый раз снимать дерн, брать в руки кисть и часами сидя на корточках под палящим солнцем обмахивать ею каждый камушек, – непонятно.

Денег и как следствие житейских благ это не сулит. Какого­то дополнительного признания ему особо не надо – и без того миру палеолитчиков во всем мире известен дальше некуда. Мог бы и успокоиться. Сидел бы себе дома в Петербурге, пил чай, укрывшись пледом, писал академические статьи, трехсотые по счету, отслеживал отклики коллег, анализировал спорные мнения…

– Вот смотрите, – говорит Василий Прокофьевич, поворачивая туда­сюда некий обломок, представляющий из себя категорически ничего особенного.

Тон у него предельно доброжелательный (что, если откровенно, морально важно для «особо одаренных», в смысле – обладателей вполне пещерных представлений о каменном веке).

– Это орудие труда, имеет тяжелую пятку и обработанные края, служило для разделки животных. А фауна здесь, в Предкавказье, была богатейшая: слоны, носороги, олени…

Память фиксирует: точно, есть таковые в обглоданном временем виде в залах краеведческого музея, можно даже потрогать рог или бивень, пока смотритель отвернулся. Вот уж, действительно, в шутке «Ставрополье – родина слонов» лишь доля шутки.

– Останков животных не сохранилось, но они были! Этим приспособленным камнем явно дробили мозговые кости, чтобы добраться до лакомства…

Да уж. Некоторые, между прочим, для борща именно такое мясо с мослом и покупают – как раз ради будущего удовольствия погрызть…

– А вот прообраз остро заточенного современного ножа, обушок для удобства руки имеется, похож на сапожный, не правда ли? Им древние люди разрезали шкуры, использовали их для изготовления одежды.

Ну да, мех – это тепло в промозглую осень и зиму, можно и вход в пещеру занавесить от ветра… «Гринписа» на них не было.

Профессора окликает Елена Беляева – жена и единомышленница, кандидат понятно каких наук. В опущенной руке кисть, в поднятой – камень.

Окончание на 2­й стр.

Начало на 1­й стр.

– Очень удачная находка! – восклицает Любин, откинув голову. То ли очки на солнце блеснули, то ли радость в глазах.

А под крутым скальным обрывом катят по трассе игрушечных размеров машины, и не верится, что раньше здесь штормило и в штиль плескались волны Сарматского моря. Может, кому из сидящих за рулем икнулось? Вспомянутый на раскопе невзначай безымянный
прапрапрапредок из закоулков хромосом знак подал? Вон, как на обгон, нарушая правила дорожного движения, резво пошел…

Каменный век (да и бронзовый с железным) длился, как можно догадаться, вовсе не сто лет. Назвали образно, приспособив к современному летосчислению. Ведь, по утверждению ученых, он по длительности составляет… 99 процентов всего времени существования человечества! Только и остается переиначить «Интернационал»: долго нас в шкурах держали. Это потом мы постепенно набирали скорость: учились обрабатывать землю, приручать животных, украшать себя браслетами из вулканического стекла, лить бронзу из меди и олова, затем выплавлять железо. «Мы» – это, грубо говоря, оседлые земледельцы и кочевники.

Последних, кстати, долго было принято оценивать больше по негативной шкале. Еще бы: налетали, грабили, убивали, уводили в плен. Те же скифы. Именно с территории нынешних КМВ уходили в походы до самого Египта, покорив Ассирию. И возвращались домой с добычей – представляете, сколько еще ненайденных богатств таится в ставропольской земле?! Курганов­то в степи не счесть. Однако, по мнению ученых, у кочевников до недавнего времени была особая роль в истории человечества: они были своего рода «средствами массовой информации». Эдакие скачущие по бескрайним просторам континента СМИ, с колчанами стрел за спиной. Взять ту же столицу одного из улусов Золотой Орды Маджары – на месте нынешнего Буденновска. Город строился разноязыкими плененными зодчими и ремесленниками, и архитектуру имел соответствующую: смесь от античной до среднеазиатской культур. Полный космополитизм. Так шел обмен опытом и его накопление…

Об этом и многом другом сейчас снимается документальный фильм для школ края. Среди его персонажей и ведущий специалист Санкт­Петербургского института истории материальной культуры Российской академии наук В. Любин. Впрочем, говоря о себе, он регалии не перечисляет, говорит коротко: кавказовед. Уже сотни найденных им и его коллегами экспонатов на срытом Кинжале свидетельствуют: древний человек поселился в Предкавказье 400 ­ 500, а не 100 тысяч лет назад, как предполагалось ранее. И это кардинально меняет картину освоения Евразии людьми. Обработанные и пронумерованные экспонаты находятся в Эрмитаже и Кунсткамере, туда же поступят обнаруженные и в нынешнем сезоне. И, разумеется, в музеи Ставрополья: краеведческий имени Прозрителева и Праве, ГУП «Наследие», госуниверситета. Недаром вместе с известным ученым и его супругой сегодня на раскопе в поте лица трудится эколог и археолог из СГУ Александр Дронов.

Людей, подобных им, отличает жадный интерес к минувшему. И чистой воды альтруизм. А по наблюдениям ученых и по статистике, это качество продляет жизнь.

Наталья ИЛЬНИЦКАЯ.

Фото
Игоря Кожевникова.

Минераловодский район – Ставрополь.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов