25% с высшим образованием?

Станислав Маслаков

25% с высшим образованием?

Теперь уже бывший лидер «Правого дела» Михаил Прохоров заявил, что стране необходимо вернуться к модели, при которой высшее образование получает не более четверти населения. Для остальных нужно создать высококвалифицированные рабочие места. Это не самое резонансное высказывание олигарха поднимает, несомненно, одну из наиболее важных и острых проблем современности.

Конечно, сокращение числа россиян с высшим образованием – это не так круто, как 12-часовой рабочий день. Здесь поводов для истерии меньше, а проблема куда более фундаментальная. Каждому будет полезно задуматься над ней и предложить своё решение.

Точное количество жителей России, имеющих высшее образование, не знает никто. По разным данным, оно колеблется от 38 до 43%. Что интересно, те же 38%, согласно опросам фонда «Общественное мнение», считают, что специалистов с высшим образованием у нас слишком много. Разумеется, если бы учитывалась только молодёжь, то эта цифра была бы гораздо выше. Сейчас редкий выпускник школы не становится студентом вуза. Подавляющее большинство этих студентов впоследствии работают не по профессии и на должностях, не соответствующих уровню образования. Как правило, этот уровень, в свою очередь, чаще всего не соответствует заявленному. Дипломированные юристы, не владеющие государственным языком даже на разговорном уровне, и врачи, знающие о медицине меньше любого из своих пациентов, - норма наших дней. Высшее образование, став, по сути, всеобщим, потеряло свою суть. На днях МГУ последним из российских университетов покинул сотню лучших вузов мира.

Так что проблему надо решать. Но что именно стоит за предложением олигарха и какие выходы могут быть из нашего образовательного тупика?

Вариант первый. Имени Мадлен Олбрайт и Гитлера. В России слишком много специалистов с высшим образованием и людей вообще. Для обслуживания газовой трубы хватит пары десятков миллионов. Поэтому количество вузов механически сокращается впятеро. Оставшиеся становятся полностью платными и сосредотачиваются в столицах и мегаполисах. В итоге доступ к высшему образованию получают только дети богатых (но не настолько, чтобы учить отпрысков за границей) родителей. Качество этого образования будет выше, но доступно оно лишь избранным. Удел простых россиян – деградирующая школьная программа, которая сведётся в итоге к урокам послушания, элементарному счёту и чтению, а также обязательному религиозному воспитанию. В результате мы имеем деморализованных и лишённых самого шанса на будущее людей с фрагментированным мировосприятием и средневековой ментальностью. Такое население будет послушно выполнять несложную работу за гроши, будет бесцельно жить, рано умирать и плохо размножаться. Что полностью соответствует чаяниям фашистов и русофобов всех времён.

Именно в этом обвиняет Прохорова подавляющее большинство критиков. Впрочем, как и в случае с 12-часовым рабочим днём (который на деле был лишь попыткой легализовать сверхурочный труд, а вовсе не отменой завоеваний последних двух веков), обвиняют огульно, не разобравшись в сути предложений. А они заключаются в создании высококвалифицированных, а следовательно – высокооплачиваемых рабочих мест. Специалисты с высшим образованием, в свою очередь, должны работать именно по специальности. «Эта одна из форм национальной катастрофы, когда больше половины студентов не работают по профессии. Это проблема номер один», – заявил Прохоров. А теперь скажите, всё это вам ничего не напоминает?

Вариант второй. Имени В.И. Ленина. Да, как ни удивительно, но предложения олигарха всё более похожи на возврат к советским традициям. На что может опираться создание высококвалифицированных рабочих? Помимо возрождения самой промышленности, разумеется. На качественное, всеобъемлющее и универсальное среднее образование с переходом на среднее специальное. То самое, которое существовало в СССР и уничтожалось в последующие годы. Бетон месить может и безграмотный гастарбайтер. А вот управиться с современным программируемым станком по силам только хорошо обученному, чистоплотному специалисту, способному не просто выполнять механические действия, а обладающему определённой культурой и творческим подходом к решению задач.

Таким образом, до высшего образования следовало бы разобраться со средним. Причём глубокое реформирование его свести к отмене большинства реформ последних двадцати лет. А сокращение числа вузов провести самым безболезненным способом. По-настоящему строгая переаттестация, в итоге которой оставить искомую четверть вузов (но дающих действительно качественное образование), а остальные сделать техникумами, колледжами. Перекос в специальностях решить воссозданием системы госзаказа и распределения. Хочет человек выучиться вопреки всему на юриста – пожалуйста, только за свой счёт. А экзамены будут независимыми и строгими.

Это, вероятно, наиболее благоприятный сценарий для России. Но, помимо запущенности болезни и неспособности к реформам подобного уровня, он сталкивается с ещё одной проблемой. Стране не нужны три четверти населения в качестве рабочих.

Вариант третий. Имени восходящего солнца. Если бы Россия не выбросила себя из цивилизационного процесса и продолжала развиваться вместо застоев, перестроек и прочих ужасов, то сейчас бы мы жили в постиндустриальном обществе. Да, промышленный бум прошлого века – это великое достижение. Но оно осталось в прошлом. Сейчас всё в мире производит Китай, и это нормально. Даже если в нашей стране восстановить всё производство, его продукция окажется неконкурентоспособной. Потому что китайцев больше, они готовы очень много работать за очень маленькие деньги, и система планетарного распределения труда уже сформирована без нас. Европа, США и Япония создают технологии, Китай производит на их основе продукцию, а мы лишь поставляем энергоресурсы. Если так будет продолжаться, в итоге мы реализуем-таки первый вариант. Второй в полной мере уже невозможен. Но есть и третий – то, что делает сейчас Япония и к чему бы пришёл СССР, не впади он в кому.

Он сводится к тому, чтобы превратить Россию в страну учёных, инженеров, философов и художников. Вопреки предложениям Прохорова, оставить всеобщее высшее образование, но сделать его полноценным, настоящим. Разумеется, на базе не менее качественного среднего. Воскресить науку и возвести её в ранг главной производящей силы. Когда одни совершают открытия, другие находят им практическое применение, третьи создают опытные производства, в результате которых появляются готовые технологии, и уже они продаются в тот же Китай для массовой промышленности. А ещё четвёртые и пятые – менеджеры, организующие работу столь развитого общества, и гуманитарии, создающие для него необходимую культурную среду.

Выглядит как фантастика в духе Стругацких. Особенно на фоне нынешней безнадёги. Для реализации такого сценария нужен невероятный волевой порыв всего народа и нужны способные направить этот порыв лидеры. Пока ничего подобного не наблюдается. Представить, что все или хотя бы большинство граждан вдруг стали интеллектуалами, тоже трудно. Но, возможно, у нас не остаётся иного выбора. В конце концов, выходить победителями из безнадёжных ситуаций нам не впервой.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Образование»

Последние новости

Все новости