«А-а-а-а!» - подумал я, но вслух не сказал…

Никита Пешков

Насколько широким оказывается шаг, который трудно совершить

«А-а-а-а!» - подумал я, но вслух не сказал…

Если мама вдруг решит достучаться к моему разуму после очередной глупости, которую я совершу в компании друзей, и спросит, как в детстве: «А если они все с моста прыгнут, ты тоже?» - я теперь отвечу «да». С друзьями прыгать с моста веселее.

Пока стоишь на высоте вровень с верхушками деревьев, не понятно: так холодно от ветра или это нервы?

На самом деле, роупджампинг - это просто. Какое-нибудь высокое строение, веревки, карабины и для страховки пара человек, которые в этом смыслят. В итоге получается что-то вроде больших качелей, отличающихся от обычных, кроме размера, тем, что начинается катание не с земли, а с самой верхней точки. И с того, непростого шага, который ты должен сделать сам с края моста высотой около тридцати метров.

Со мной прыгали много новичков. У меня сегодня первый прыжок, очередь – где-то в середине, а многие уже отлетали без проблем. Я жду, когда сделает шаг девушка. Для неё это уже вторая попытка, она стоит долго. Чем дольше ты смотришь на землю метрах в двадцати пяти под тобой, тем сложнее решиться. Начинает казаться, что этот край моста – самое удобное место, и не хочется ни вперед, ни назад.

Девушка не прыгает. До неё время подумать взяла ещё одна. Я должен идти следом, но нерешительность предыдущих сбивает. Я хочу, чтобы она прыгнула, и тогда будет легче мне. Чтобы мой настрой не выдуло пронизывающим ветром, надеваю наушники. Там «Iron Maiden»–«Dance of Death».

Вдруг девчонка поворачивается и отходит от края. Не решилась. Инструктор раскручивает муфту карабина и открепляет веревки от страховочной системы. Вот так неправильно наступила моя очередь. Я думал, у меня есть ещё минут семь. Пока она спрыгнет, спустится на землю, а веревки вернут обратно. Я уже столько готовился к прыжку, но эти семь минут казались мне очень важными. Вот к моей страховочной системе закрепили веревки, напомнили, что нужно делать после прыжка, и я подхожу к краю.

Как только я оказался на границе или, как иногда называют это место роупджамперы, «у выхода», у меня среди всего сумбура в голове возник вопрос: и что дальше? Я знал, что точно прыгну, я не боялся разбиться, так как до меня прыгнули много людей, а страховку проверяют и перепроверяют. Я знал, что точно сделаю шаг вперед. Но каким он будет? Кажется, это самый глупый вопрос сейчас. Нам объясняли, как это делать, и я запомнил. Но моё тело никогда прежде не шагало вперед в пустоту и полную неизвестность. Был, конечно, прыжок с парашютом, но это совсем другое. На краю моста я оказался предоставлен сам себе. Главное, для чего я забрался на этот мост и стою сейчас на краю – шаг – его нужно сделать мне самому, а не по крякающему сигналу в самолете. Тут есть коварное время подумать.

Я давно внутренне готовился прыгнуть. Читал про роупджампинг, смотрел видео, где прыгают другие, представлял себе полет. Но оказалось, что в фантазиях, где видишь себя как будто со стороны, слишком мало реальности.

«А-а-а-а!» - подумал я, но вслух не сказал…

Наверное, вокруг заметили мои колебания. Может, я как-то долго стою? Доверять чувству времени, стоя на краю в первый раз, судя по всему, нельзя. Мне предложили посчитать, ограничивая время на раздумье. Я соглашаюсь. Прошу посчитать от десяти. Во-первых, неудобно будет, если я все-таки не прыгну в эти секунды, а во-вторых, это поможет мне понять, сколько времени я стою на краю на самом деле.

Десять, девять, восемь. Я развожу руки в стороны, уже почти наклонившись вперед, понимаю, что ноги меня слушаются плохо. А уже хочется испытать, что же будет дальше. После шага. Пять, четыре, три. Мысли куда-то исчезли, осталось любопытство. Я шагаю. Развожу руки и, резко подавшись вперед, ныряю.

Наверное, всем снились сны, в которых они падают. От этого перехватывает дыхание. Наяву все ещё острее. Земля, как хищник, дождалась, когда я окажусь беззащитен, а мои ноги перестанут быть прикованными сомнениями к безопасному камню моста. В этот момент она яростным рывком прыгнула мне навстречу, и я абсолютно ничего не мог сделать. Мне оставалось только признать, что я сам отправился навстречу всем своим страхам. Всё то, что оставалось обычно за рамками повседневной жизни, вдруг ворвалось в нее, стоило только сделать шаг. И это впечатляющая встреча.

За миг до того, когда мой полет показался бы мне бесконечно долгим, я почувствовал легкий щелчок и полетел параллельно земле. Адреналин, дыхание, которое перехватывает от всего происходящего. Многие считают, что экстремалы гонятся за этими эмоциями, испытывая адреналиновый голод . Но для меня это оказалось чем-то сопутствующим. Странной наградой за то, что я решился, ярким способом отметить какую-то важную перемену в жизни. Если я когда-нибудь ещё буду прыгать, подобного чувство открытия, наверное, уже не будет. Жаль.

Но об этом я думал уже позже. А пока понимал, что взлет, в который уходит маятник после падения, не менее фееричен. Я снова оказался почти на том же уровне, с которого спрыгнул, но на расстоянии длины веревки. Завис на миг, и снова в ушах свист очередного пике. В этот момент я не сдержался и что-то заорал. Из лёгких ушел весь воздух, и стало легче.

Я ещё какое-то время продолжал качаться из стороны в сторону, потом меня спустили на землю. Можно снова подниматься на мост. Что-то точно изменилось. Надо подумать, чтобы понять, почему.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Круто!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Это неинтересно для ещё живых...
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов