А палочка Коха продолжает жить…

Лариса Денежная

«Что-то чувствую себя плохо, простыл. Пойду на больничный», - сказал Виктор Алексеевич перед уходом домой. Друзья-крановщики (они работали в строительной фирме) понимающе кивнули: вид у работяги был неважный - болезненное лицо, одышка. Тогда никто не мог предположить, что видят его последний раз…

3 января товарищи позвонили Виктору Алексеевичу на сотовый. Хотели узнать, выздоровел ли он - нужно выходить на работу. Но телефон молчал. А через несколько дней жена сообщила: «Похоронили мы его…»

Уже от врачей краевого противотуберкулезного диспансера сотрудники узнали: Виктор Алексеевич поступил в стационар за три дня до Нового года с тяжелейшим туберкулезом легких открытой формы. Неделю боролись за его жизнь – болезнь оказалась сильнее. Позже, разглядывая рентгеновский снимок, я увидела «съеденные» микобактерией легкие, которые были просто не в состоянии «дышать».

Нестандартный случай

Когда 52-летний пациент переступил порог кабинета фтизиатра, доктор сразу обратила внимание на его чрезмерную худобу. При росте метр семьдесят он весил 43 (!) килограмма. Дышал тяжело. Жаловался на слабость, одышку, сильный кашель со слизистой гнойной мокротой, небольшую температуру.

Проведя все необходимые исследования, врачи поразились: впервые выявленный туберкулез (мужчина никогда не обращался в диспансер) оказался в крайне запущенной форме. Фтизиатров ничем не удивишь. Обычно «махровый» туберкулез - спутник прибывших из мест заключения, бродяг и тех, кого называют асоциальными элементами. А здесь был нестандартный случай. Мужчина жил в семье, ходил на работу, был непьющий. Казалось бы, от болезни не застрахован никто. Если бы не одно «но». Врачи выяснили, что супруга Виктора Алексеевича работает… медицинской сестрой.

Неужели ни о чем не догадывалась, глядя, как в буквальном смысле тает на глазах ее муж? Неужели не мешал кашель со специфическими легочными проявлениями? Конечно, можно допустить, что супруг, как и многие представители сильного пола, из тех, кого к докторам палкой не загонишь. Такие, если только «скрутит», обращаются к врачам. Впрочем, так оно и вышло. Описание диагноза Виктора Алексеевича заняло несколько строчек. А предыстория болезни так и осталась неизвестной.

«Чай с одной кружки пили…»

Для сотрудников как сам диагноз заболевания, так и его исход стали полной неожиданностью. Со строителями мы встретились в диспансере – после проведенного обследования они пришли на очередной прием к фтизиатру. Для врачей друзья по «цеху» – «круг контакта». Вместе с больным товарищем они проработали восемь месяцев, не подозревая, что тот – открытый источник опасной инфекции. «Чай с одной кружки пили», - рассказывал напарник. Неужели ничего не замечали?

- Кашлял он сильно. Мы думали – это все курево виновато. Не выпускал сигарету из руки - одну за другой курил. Придет на работу – две пачки «Примы» с ним.

- Жаловался на здоровье?

- Да его и не было у него. Худющий такой – ну прямо засушенный воробей. Нога у него постоянно болела – когда-то проколол ее арматурой, хромал. Бывало, идем вместе, а он: «Давай отдохнем. Нога болит».

- Вообще, молчаливый был, замкнутый. О себе мало что рассказывал. Сядет в кабину крана и - перерыв только на обед. Трудоголик…

Где только силы у Алексеевича брались с такой-то хворью? Лечащий доктор разъяснила: сама микобактерия обладает возбуждающим действием на нервную систему. Больные могут работать как стожильные. Пока болезнь не свалит с ног…

Тем и коварна палочка Коха, что может «притаиться» в организме, никак себя не обнаруживая, и тихо разрушать организм. Обнаружить туберкулез на ранних стадиях можно только через флюорообследование. Виктор Алексеевич, как выяснили врачи, не проходил его больше пяти лет. Неужели ни разу за это время не был в поликлинике, где на каждом кабинете висят объявления: на прием к врачу – после флюорографического обследования?

Товарищи Виктора Алексеевича начинают курс профилактического лечения. После случившегося они впервые осознали, что флюорография, на которую обычно «загоняют» пациентов доктора поликлиник, - не для «галочки». Поняли бы еще это руководители предприятий.

У врачей тубдиспансера, например, остался неприятный осадок от общения с директором строительной фирмы, где работал Виктор Алексеевич. Поинтересовались фтизиатры: как приняли на работу больного туберкулезом? Ведь есть соответствующие постановления и Правительства России, и главы г. Ставрополя о проведении регулярных профилактических осмотров по выявлению этого заболевания, в конце концов, Федеральный закон «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации». В «местном» документе даже оговаривается: обеспечить ежегодное флюорообследование работников предприятий и учреждений, независимо от формы их собственности. В ответ услышали от директора: а не указ для него циркуляр главы города…

«Ожили» формы туберкулеза прошлого века

За последние пять лет в крае улучшилась эпидситуация по туберкулезу. И в том числе благодаря активному его выявлению через флюорообследование. Но коварная палочка Коха, кажется, так и норовит перехитрить врачей. Появилось много сложных форм туберкулеза, маскирующихся под другие заболевания. Стали регистрироваться его разновидности, которые встречались еще в середине прошлого столетия. Обычному терапевту распознать их трудно. Уже в нынешнем году диагноз «казеозная пневмония» фтизиатры поставили двум больным, один из них – военный отставник. Заболевание, как рассказала заместитель главного врача противотуберкулезного диспансера Ольга Баронова, очень тяжелое, с нехарактерной для привычного нам туберкулеза клиникой. Высокая температура до 39 - 40 градусов может держаться несколько месяцев. В легких – сплошной «пожар». Напомнил о себе после более чем полувекового забвения и милиарный туберкулез, стремительно развивающийся, «злой». Заболевания эти развиваются на фоне низкобелкового питания. Недаром говорят, что лечение туберкулеза лежит на дне тарелки.

Чтобы поддержать пищевой статус больных (а с активным туберкулезом – в основном люди неработающие), врачи противотуберкулезного диспансера в прошлом году выдавали продуктовые наборы тем, кто проявил в лечении наибольшее усердие – в качестве поощрения. Приобрели их на средства гранта Глобального фонда реконструкции и развития - диспансер выиграл конкурс. В нынешнем году эту новую форму работы с пациентами продолжат. Но «пряника» на всех не хватит. Одни, а это, как правило, вернувшиеся из мест заключения, просто не доходят до врачей. Другие, как в описанном нами случае, о болезни не догадываются, не знают о ее симптомах. Ходят по улице, на работу, ездят в общественном транспорте, «сея» бактерии при кашле, чихании, разговоре.

Один такой больной с открытой формой туберкулеза может заразить 150 (!) человек.

Федеральным законом «О предупреждении распространения туберкулеза в Российской Федерации» предусматривается принудительное лечение заразных больных. Правда, врачам некогда бегать по судам. Им бы справиться с теми, кто дошел до диспансера. Пока больному можно помочь.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов