А у жизни свой сценарий

Наталья Буняева

А у жизни свой сценарий

Иногда мы попадаем в такие ситуации… Честно: вот стоит картинка перед глазами, а как ее расписать-то? Три года назад попадаюсь на больничную удочку: срочно нужно было удалить ненужный воспалившийся и «грозившийся» перитонитом орган. Не я первая, не я последняя: без него живут миллиарды людей. Но всем ли так везет, как мне в тот раз?

Я же крутая, я вон где работаю. С этой дурацкой мыслью иду в весьма и весьма солидное мед-учреждение. Там все мне рады: «Да! Вырежем! Во вторник. А пока сдайте анализы». Два метра анализов (бумажная лента с результатами) готовы уже в субботу, а начало этой истории было в четверг, в ноябре. Вот это точно помню.

Чтобы я, значит, как-то дожила до вторника, мне выдают стикер, согласно которому нужно зайти в аптеку учреждения и купить все лекарства, «пропечатанные» на глянцевом листочке.

В понедельник я уже умираю, дожевывая купленные за немалые деньги таблетки, и вдруг доктор, направляющий на операцию, отказывает мне начисто. Да еще и присловьем: кто вам дал эти лекарства? «Ваш коллега дал…»

Тогда впервые в жизни, при всем моем пиетете к врачам (сама несостоявшийся хирург!), я произнесла страшное: «Доктор! Вы убийца!». Я так долго это повторяла, так боялась умереть, потому что понимала, что время уже на часы идет… В общем, на «скорой» меня в каком-то полубредовом состоянии перевозят во вторую городскую больницу. От боли, от бесконечных рвотных позывов, от слез я несколько раз теряла сознание, беда вот такая…

Первый день пребывания в хирургии почти не помню. Почему-то вспоминается везде вода: то ли бред, то ли явь, но казалось, что она везде: в палате, в коридоре… В хирургии в те дни каждый новенький пациент был не ко двору: заканчивался ремонт, укладывать страждущих некуда… Меня прямо в куртке пристроили в палату, где восемь бабушек увлеченно рассказывали о том, какие пирожки они любят и какую колбаску дочка приносила. Время от времени мои бабушки переключались на меня: «Дак ты, дочка, чего ревешь-то? Тут хорошие врачи, спасуть…» И тут же: «А вон в ентом годе, помните, подружки?..» Клуб по интересам, а не палата в хирургии.

К вечеру начался «перевод» части пациентов в отремонтированное крыло. Меня тоже извлекли из-под обрывка одеяла и в той же куртке (трясло сильно) уложили на новенькую койку, в чисто вымытую палату. И тут же туда вошел молоденький паренек. Медбрат, что ли? Да я его толком и не видела уже…

«Наталья, завтра будем оперировать вас. А пока ничего не бойтесь: врачи рядом, если что - справимся…» Ну ладно, иди, сынок…

Утром в палату входит «сынок»: «Вы готовы? Едем на операцию!» - «А кто хирург?» – «Руфат Алибиевич. Ну… Это я вообще-то…»

В эту самую секунду мир окончательно рухнул на мою больную голову и немощное тело. Вот это хирург?! Да кандидаты же и «профэссора» отказались… Так и сказали: вы умрете на столе у нас, а мы дипломов лишайся?! А тут ногайский мальчик-степняк…

Эти мысли я уже додумывала на операционном столе: пока там наркоз начинался, да и деваться некуда, все одно помирать. Пусть уже режет.

Операция затянулась: ситуация была действительно серьезной. И когда через три часа я таки пришла в себя, надо мной стоял мой славный хирург. Значит, поживем еще, да, доктор?

«Конечно!» - и мой азиат, главнейший в этот момент человек в жизни, пытается объяснить, куда ушла артерия, куда еще что-то отодвинулось, какие сложности… Проваливаюсь в сон и чувствую, как хирург подтыкает одеяло, дает какие-то негромкие указания, поправляет «фигню», свисающую из дырочки в правом боку…

Руфат (я так долго не могла выучить его полное имя) не отходил от меня больше, чем на час. Поднялись мы быстро: и суток не прошло. И когда я увидела «своих» бабушек, чинно прогуливавшихся по больничному коридору под ручку с «моим» доктором, все стало на свои места: мы порой ошибаемся в очевидном, и не видим то, что на поверхности. Не поверив молодости, не верим опыту. Хотя тут я лукавлю: Руфат Алибиевич просто хорошо сохранился. Ему-то уж за тридцать было тогда.

С тех пор мы на связи: это один из принципов работы доктора Руфата Исхакова: если «номер» усложнен, с его обладателем лучше связь не терять. И вот, забывая то имя, то отчество, мы уже общаемся третий год. Или четвертый…

Совсем недавно я узнаю хорошую, просто-таки потрясающую новость: мой доктор номинирован в краевом конкурсе на звание лучшего врача года. Это подарок к моему дню рождения - 25 мая! Я так и не добилась от него: что за конкурс? «Да мне некогда! Я же на работе все время…» И он, такой скромняга, как-то вскользь об этом, ну вот, как о ком-то постороннем, не о себе.

Руфат Алибиевич Исхаков! Десятки и сотни Ваших пациентов благодарны за жизнь! Для нас Вы давно уже не просто лучший врач края, а, наверное, всей Вселенной. Если, конечно, в остальной части Вселенной есть врачи-хирурги и конкурсы.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов