А я узбеков люблю! Они земные...

Елена Павлова
Примерно так, повторяя про себя известный телерекламный слоган, думают множество российских «работодателей», нанимая на строительные и прочие работы «земных» и супердешевых иностранных рабочих, в том числе и вышеупомянутых узбеков. Для того чтобы развеять их заблуждения, а заодно разъяснить сомневающимся «брать – не брать», и проводится операция, разработанная краевой миграционной службой, ГУВД СК, паспортно-визовым управлением и другими, заинтересованными в чистоте помыслов потенциальных работодателей организациями. Операция с простым названием «Иностранец» проводится в крае вплоть до 20 октября. А значит, десятки непрошенных гостей вынуждены будут покинуть территорию Российской Федерации и вернуться на теплую, но, увы, безработную родину.

…Промозглое утро. На улице «мжичка», ветер, несущий клочья тумана, морось и вообще неуютно. Народ, собравшийся для проведения рейда, можно сказать, готов для нелегкого похода. Все инструктажи получены, указания розданы. И в поход нас «благословляют» поочередно заместитель начальника по делам миграции ГУВД СК полковник Леонид Назаренко и ответственный за проведение рейда на территории Октябрьского района (именно туда едет группа, в которую входят и корреспонденты «ВС») начальник милиции общественной безопасности подполковник Сергей Дудкин. Главная установка от начальства: каждый нелегал – потенциальная угроза безопасности города, а значит, и государства.

Для того чтобы гражданам, пригревающим нелегалов, было понятнее, что разговоры закончились, в уголовный кодекс недавно введена статья 322.1 «Организация незаконной миграции», которая предусматривает довольно суровое наказание за неуважение к закону. А уж если удастся доказать, что прибывшие чужаки имеют преступные, а не строительные, помыслы, то наказание будет особо суровым, вплоть до пяти лет лишения свободы.

«Наш» экипаж отправляется на окраину города, на Селекционную улицу. Мы с фотографом Саней Плотниковым что-то зачастили в тот район! Только недавно «тушили» дачные пожары, теперь новое дело – узбеки. Подъезжаем к строящемуся объекту, и вот они – ребята, сноровисто работающие мастерками. Что-то штукатурят, и не сразу понимают, что все, работы придется свернуть на некоторое время. А может, навсегда. Их человек восемь, все какие-то маленькие, грязные, недокормленные… Тут же надрываются худые собаки, также неизвестно когда кормленные. Когда наконец объяснили строителям, что случилось, на азиатских лицах отразилась буря эмоций, от страха до горя. Испуганно сбиваются в кучку, потом все-таки выстраиваются в шеренгу, и оперативники пытаются объясниться. А что тут объяснять? Попались вы, ребята. Русский язык знает один, Рустам, еще один его товарищ вроде понимает. Все остальные тревожно переговариваются по-своему. Они прибыли сюда из Ургенча, маленького узбекского городка, пыльного и безденежного. Вроде приехали «на такси». Что, скорее всего, значит: привез кто-то в машине, оптом, и снял с каждого по 200 долларов. Проехать в Россию с сопредельных территорий довольно просто: дыр на плохо охраняемой границе полно. И можно не «париться» со взятками на таможнях, а вполне свободно ехать «степями и огородами». Здесь встречают либо родственники, либо проводники, продающие нелегалов работодателям. «Наши» узбеки влипли по полной программе: паспорта у них сразу же отобрали, никаких документов, скорее всего, не оформили, заплатили половину обещанных денег. А им и так через неделю уезжать, были такие планы. Для справки: для того чтобы у российской стороны не было претензий к наемным работникам, им нужно оформить миграционную карту регистрации, разрешение на работу, ну и паспорт в кармане, в нашем случае - узбекский.

Сотрудники миграционной службы выясняют что «зеленые паспортины» у рабочих отобрал «прораб». Кто он, они не знают, где его искать, тоже. Позвонили на сотовый телефон, вроде договорились: прораб минут через пятнадцать должен приехать с документами.

Пока мы, замерзая, ждем, дознаватель и участковые начинают осмотр территории. М-да… Кто сказал, что рабство отменили? Он ошибся. Наши узбеки живут в крошечной комнатке, сплошь уставленной топчанами, застеленными грязными тряпками. Двери в комнате нет, вместо нее одеяло. Между «спальными» местами – такая штука для обогрева, тэн называется. Практически открытый огонь, если какая тряпка упадет, то из помещения никто не успеет выбраться, и далекая родина потеряет своих попавших в рабство сыновей. Спрашиваю одного об оплате. Жмется: «Две тысячи». Сколько?! Да не может быть! Другой вроде усредняет цифру: каждый на руки получает примерно пять тысяч рублей в месяц. Для Ургенча сумма внушительная. Дом там можно построить за тысячу долларов. У Рустама огромная семья, 15 человек, и только один свой ребенок. Все остальные родственники – мамки, бабки, сестры, их дети и прочие… Вот на них он и работает, да еще пополняет карман хозяина стройки.

А вот и «сам» пожаловал! На грязной машине, то ли «шестерка», то ли «четверка»… Уверенно входит на территорию: «Так, ну я не понял! Где разрешение на посещение частной собственности? Кто позволил?». Ну и так далее. Участковый, дознаватель пытаются объяснить: вот, мол, приказ. А зайти мы можем и без особого приглашения, а так, по долгу службы. Потому что вот – у вас, похоже, нелегалы. «Хозяин земель», кстати, молодой и весь какой-то вихлястый, начинает разводить во все стороны руками, пальцами, сотовым телефоном, нажимать кнопки: «Слушай, что тут такое? Мне такой «головняк» не нужен!.. Разберись, позвони…». И в таком духе все. Оперативники молчат и наблюдают за «движениями» юной души. Привыкли. «Везде одно и то же… Ну, такие крутые, страх смотреть! Сейчас будет угрожать…» И точно: юноша вдруг называет фамилию очень известного человека: «Вы же не хотите, чтобы мой дедушка расстроился? Он пенсионер, ему вредно». Ему снова объясняют: нарушаете, приказ, то, сё… Где прораб, в общем? «Приедет через неделю. Тогда и поговорим, а сейчас давайте, мол, по-хорошему, а то сами понимаете…» Поуспокоился только тогда, когда у самого стали проверять документы и заверили, что хоть дедушка, хоть бабушка, хоть вся родня, но ехать в отдел придется всем. Возможно, и хозяину. К тому же, в наличии «дедушки» сильно засомневались… Парень тут же ретировался. На все про все ушло почти два часа. Забытые за разговорами узбеки встрепенулись, и потянулись в «спальню» переодеваться. Им придется ждать прораба с документами, а милиционерам – проверять и устанавливать личности задержанных, заполнять множество бланков, писать рапорты и прочее… В лучшем случае (если все-таки есть нужные бумаги) узбеки останутся, в худшем для них – будут депортированы. И скорее всего, не получат обещанных денег. А «хозяин» современных рабов, возможно, попадет под уголовную статью. Вот такие дела.

Чем опасна незаконная миграция? Прежде всего, тем, что к нам могут пожаловать не только мирные строители, но и вполне серьезные террористы. И приходили. И их ловили с ваххабитской литературой, оружием, наркотиками. Это, во-первых. Второе – наши азиатские соседи могут принести в страну любую эпидемию. Кто знает, какую чуму и холеру везут они в своих организмах? Антисанитария и скученность «спален» запросто поможет вирусам и бактериям. Третье - современная Москва, в большинстве своем построенная руками современных рабов, нет-нет да и содрогнется от ужаса: они же не профессионалы! Кто знает, какие строительные нормы нарушали строители – узбеки, таджики, молдаване, и что они настроили? Большинство из них на родном языке читать не умеет, о каком уж тут качестве кладок, сварок и балок можно говорить?! И еще: любая страна мира имеет право на защиту своих территорий от «чужих». И вовсю пользуется этим правом. А мы ведь стремимся к цивилизации, правда? Вот давайте и дальше стремиться! И помнить, что Россия – государство, а не проходной двор.

Наталья Буняева.

sowa12@mail.ru

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов