Аборты: личный выбор женщины или легализованное убийство?

Лариса Денежная

Русская Православная Церковь организовала по всей стране сбор подписей под обращением за запрет абортов и намерена внести в Государственную Думу РФ соответствующий законопроект

Позиция РПЦ: прерывание беременности – это практика легального убийства детей до рождения. Эту позицию разделило и духовенство Ставропольского края. Свою подпись под текстом обращения поставил митрополит Ставропольский и Невинномысский Кирилл, который отметил, что аборт воспринимается церковью как страшный грех. И первым шагом к запрету абортов должно стать выведение операций по прерыванию беременности из системы обязательного медицинского страхования.

Мы пригласили читателей к разговору и попросили высказать свое мнение, объявив повесткой «Народной трибуны» вопрос: «Аборты: личный выбор женщины или легализованное убийство?».

Нужно сказать, что на протяжении последних ста лет отношение к абортам в стране менялось. Во времена СССР их то запрещали, то разрешали, то снова запрещали, но с оговорками. Справедливости ради нужно признать: такая ситуация не только в нашей стране. Недавно идею запрета абортов выдвинули в Польше, что повлекло за собой массовые протесты по стране. В результате сейм Польши пошел на попятную, приняв решение «похоронить» резонансный законопроект.

В России этот вопрос еще не снят с повестки дня. Мало того, он находит поддержку у ряда депутатов Госдумы РФ. Их главный аргумент: проблема абортов в России приобретает характер национальной угрозы в условиях демографического кризиса. Это происходит в силу распространенности абортов, терпимости к ним общества.

А что думает народ? Это мы и решили выяснить. Забегая вперед, отметим, что ответ на вопрос, вынесенный в обсуждение «Народной трибуны», был однозначный: аборт – личный выбор семьи. Тема разговора оказалась настолько актуальной и, что называется, задела за живое, что наш телефон не умолкал. Некоторые звонили заблаговременно до объявленной даты и времени проведения «Народной трибуны». А в обсуждении принимали участие даже ...улицами. Это коллективное мнение озвучивали их представители.

Первой позвонила Валентина Ивановна Пономарева:

- Я родилась в большой семье двенадцатым ребенком. После войны аборты были запрещены. И мое рождение, как говорили врачи маме, было большой ошибкой для моих родителей. У меня плохое здоровье, я – инвалид 2-й группы. Правда, несмотря на это, отработала 40 лет. Свои слабые гены передала и детям. Сейчас у меня пять внуков, три правнука, а одна правнучка родилась только вчера. Старшая дочь проживает в аварийном доме, который раньше был монашеской кельей. Условия ужасные – ни туалета, ни ванны, колодец за 500 метров. В таких условиях рожать детей невозможно. У дочери двое детей, один умер. У моей старшей внучки очень тяжелое заболевание. В общем, мои дети и внуки в таких условиях только мучаются.

Запретят официальные аборты – будут криминальные, и кто-то на них будет наживаться. Помню, когда во времена СССР платили за аборты. Не у всех были деньги на эту операцию, не очень гуманную в то время по исполнению. Женщины расплачивались за это своим здоровьем, некоторые умирали.

Я – категорически против запрета абортов. Хотят увеличить народонаселение – пусть дают деньги на детей. 300 рублей в месяц пособие – это смешно. А запретами ничего не решишь.

Евгения Васильевна Бутрина:

- Считаю, что этот деликатный вопрос, рожать или нет, должен решаться в семье. Ведь прерывают беременность не от того, что хочется. Жизнь и обстоятельства заставляют. Сейчас нелегко многим. Люди теряют работу, разводятся и прочее. Помню, в соседнем доме женщина родила двойню, а потом снова забеременела. Но тогда закон запрещал аборты, и женщина решилась прервать беременность в подпольных условиях. Сделала аборт на дому, увы, с последствиями. Она умерла от заражения крови. И детки – им не было еще и двух лет – остались без мамы. Отец женился на другой. Но дети так и не узнали материнской ласки.

Церковь считает, что аборты – это легализованное убийство. Кого? Зародыша? Сейчас можно сделать аборт и на ранней стадии, со сроком беременности в две недели. Какое здесь убийство? А если аборты запретят, они все равно будут. Нужно в первую очередь защищать права женщины и семьи. Создать условия для того, чтобы хотели рожать. Когда государство приняло решение о выплате материнского капитала, начался всплеск рождаемости.

Леда Шаталова:

- Считаю запрет абортов абсурдом. Это повлечет волну нелегальных абортов, в результате которых женщины потеряют здоровье. Есть разные причины, по которым семья решается на аборт. У некоторых женщин, например, беременность наступает и в 40 лет, но вынашивать ребенка в этом возрасте и рожать – большой риск. Или уже во время беременности выявляется какая-то патология плода. Другое дело, когда на аборт идут еще не рожавшие молодые девочки. Вот тогда им должны помочь принять правильное решение соответствующие службы: психологи и социальные педагоги, врачи.

Мария Яковлевна Цветкова:

- Я уже немолодая женщина. Застала время, когда женщины были вынуждены делать варварские подпольные аборты – спицами, листьями фикуса и прочими, далекими от медицины средствами. Женщины или умирали, или становились инвалидами на всю жизнь. Зачем это повторять? А по поводу инициативы Русской Православной Церкви – не дело духовенства вмешиваться в дела семьи и государства. У нас – светская страна. А некоторые, кто сейчас ставит подписи под обращением за запрет абортов, не имеют семьи и своих детей. Не знают, как их растить. У всех женщин есть материнский инстинкт, все хотят иметь детей. Но каждая из них взвешивает, сможет ли дать достойное образование, обуть-одеть, обеспечить жильем. Если нет, решаются на аборт. Это – очень неприятная процедура, и физически, и морально. И на нее идут не просто так. Но делают аборт и вполне благополучные люди, у которых уже есть двое-трое детей. Это дело семьи, сколько детей иметь.

Хочется мне сказать и насчет церкви. Ратуете за запрет абортов? Значит, нужно издать закон, который бы запретил людям вступать в близость или разрешить беременеть.

 

Эмма Константиновна Царева:

- Меня аж слезы пробивают от одной мысли о возможности введения подобного закона. Это же вредительство. Запретят аборты, пойдут к бабкам, как было в 50-е годы. А сколько обездоленных детей будет! У нас женщины и так умирают – от онкологии, других болезней. Дети сиротами остаются.

Я против и платных абортов. Ведь прерывает беременность в основном молодежь, многие из которых материально не обеспечены.

Конечно, не все в силу каких– то причин захотели представиться. Оно и понятно: тема деликатная. Как, например, вот эта читательница:

- Я врач. Всегда была на страже здоровья женщины. И инициативой церкви возмущена до предела. Не должно духовенство вмешиваться в государственные дела. Я – против запрета абортов.

 

Наталья Гущина, руководитель городского женского движения «Надежда России»:

- Аборты были, есть и будут независимо от того, есть запрет или нет, платные они или бесплатные. Если в семье есть уже два или три ребенка, то на очередного не все решатся. Пособие на ребенка, которое выплачивается после полутора лет, – жалкие крохи. Если женщина еще и не работала до декрета, то получит вообще минимум.

Некоторые считают, что сегодня есть современные средства контрацепции и абортов можно избежать. Опять-таки, это еще не 100-процентная гарантия от беременности. А для кого-то упаковка противозачаточных таблеток стоимостью 800 – 1000 рублей, к сожалению, из разряда дорогих.

Мне сейчас – 37 лет. Мы ждем с мужем второго ребенка. Он долгожданный. Однако нет-нет, а появляется страх: как муж будет содержать всех нас четверых на одной зарплате. Знаю, будет тяжело. Но это – наш выбор. А другие, у кого беременность нежелательная, предпочтут ее прерывание. Если семью лишат такого выхода в случае запрета аборта, ребенок может попасть в ряды «отказников» и окажется в казенном учреждении. В нашей стране выбор в пользу аборта в первую очередь – вопрос материального положения семьи.

Галина Алексеевна Колесникова:

- Сейчас непростое время в стране. Тяжело молодым. И многое – на плечах бабушек, таких, как я. Считаю, что решение о прерывании беременности – исключительно дело семьи.

Валентина Герасимовна Колчева:

- Еще в молодом возрасте у меня были аборты. Так что проблема эта мне очень близка. Помню, когда существовал запрет, как страдали от этого женщины. Искали медсестер, кто бы решился на подпольный аборт. А когда после этого с воспалениями женской половой сферы они попадали в больницы, вы бы видели, как с ними там обращались! Это было такое унижение.

Я вам звоню от всей нашей улицы Российской, что на Ташле. Сегодня обсуждали этот вопрос. Мнение всех наших женщин – мы против введения запрета на аборты. Прерывать беременность или нет – дело семейное.

Александр Гаврилович Татаринцев, заслуженный тренер России:

- Не нужно громких слов. Какое там «легализованное убийство»? Аборт – выбор женщины и семьи. Это женщина страдает, переносит боль. И никто не вправе ей запретить сделать свой выбор. Это – ее жизнь и судьба. Она ответственна за будущее своего ребенка, сможет ли дать хорошее воспитание, образование. Все это стоит денег. А церковь, которая у нас отделена от государства и сегодня как никогда им обласканная и выступившая с подобной инициативой, пусть лучше заботится о сиротских приютах, церковно-приходских школах. Пусть лучше думает о душах людей.

Тамара Ильинична (фамилию не назвала):

- Сейчас даже одного ребенка вырастить тяжело. А чтобы не было абортов, нужно вести половое просвещение, прививать культуру секса. Ответственность за наступившую беременность у женщины должен разделять и мужчина. Он тоже должен предохраняться, если не планирует детей. Сейчас много различных средств контрацепции. И нужно, чтобы люди рожали детей, сколько хотят и когда хотят. А не потому, что беременность наступила. Если станет вопрос о прерывании беременности, то лучше, если операция будет идти в медицинском учреждении, в стерильных условиях, легально, а не где-нибудь в подвале.

У меня – трое внуков. Я – вдова. Кручусь, как белка в колесе, помогая дочери воспитывать детей. Все силы кладу на это. Но не у всех есть поддержка.

Лидия Викторовна Катричева:

- Я – против запрета абортов. У нас в России все равно найдут какую-то лазейку, и кому нужен аборт – сделают его. Другое дело – где и каким образом. По поводу вывода этой операции из системы медстрахования – возможно. Может быть, это будет ограничением для кого-то, сдерживающим фактором, чтобы более ответственно подходили к вопросу планирования детей.

А вообще у нас молодежь забеременеть не может, даже одного родить. Что говорить о запрете абортов? Те, которые выступают за это, пусть побудут в шкуре женщины.

Людмила Евгеньевна (фамилию не указала):

– У нас светское государство, и церковь не должна вмешиваться в дела, которые не относятся к духовной сфере, вносить свои предложения по изменению закона о медстраховании, что должно быть платным, а что нет. Есть храм, церковь, ведите разговоры о «детоубийстве» со своей паствой. Думаю, что истинно верующие люди не сделают аборт.

По поводу греха. Грех воровать, а воруют. Безгрешных людей нет. А аборт – не грех, это личный выбор семьи, для которой эта операция – выход из непростой ситуации. Да и сейчас, когда материальное положение людей оставляет желать лучшего, говорить о запрете абортов даже неприлично.

Валентина Алексеевна Барканова:

- Мне 86 лет. Пожила много, многое повидала. Мне не нравятся свободные нравы нашей молодежи, свободные отношения между мужчинами и женщинами. Но я – против запрета абортов. Те, кто, как и я, жил во времена СССР, помнят, чем это обернулось и сколько было смертей.

***

От редакции. Вот таким мы услышали глас народа, который передали газетной странице, что называется, без купюр. Конечно, мы не ожидали столь однозначную реакцию наших читателей. И поэтому готовы выслушать и альтернативную точку зрения, представив ее на страницах «Вечерки».

Отчет «Народной трибуны»

народная трибуна, Ставропольский край, аборт, мнение

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости