Актриса на роль Эсмеральды

Валерий Манин

У каждого журналиста есть темы и планы из разряда «долгоиграющих». Проходит время, накапливаются факты, и однажды количество переходит в качество ­ ты понимаешь: пора! Так случилось с задумкой рано или поздно написать об актрисе краевого Академического театра драмы им. М.Ю. Лермонтова Юлии Авакимовой. Таких, как она, называют (как мне кажется, не всегда заслуженно) актерами второго плана. Думаю, это не имеет никакого отношения к понятию «второстепенность». Конечно, удачный подбор актеров на главные роли важен. Но, как ни странно, случается, что волнуют и надолго остаются в памяти не они, а персонажи, появляющиеся на сцене ненадолго: так глубоки, необычны и ярки эти актеры! Вот ведь и всенародно любимая артистка Фаина Раневская была актрисой «второго» плана.

Мое знакомство с черноглазой и улыбчивой Юлей произошло не в театре, а на телевидении ровно десять лет назад. Она участвовала в миниатюре передачи «От барышни Алены». Помню, разыгрывалась забавная сценка из жизни молодоженов. Юля, которая изображала девочку­жену, уверенно берущую в руки семейные бразды правления, была так естественна, забавна и мила, что я тут же решила выяснить: кто такая, почему не знаю? Оказалось, учится в студии при краевом театре драмы. Заметила тогда способную будущую актрису не я одна, но и наш главный режиссер. Он даже приглашал ее вести новостную программу, но Юля отказалась ­ была целиком поглощена театром. Работать в спектаклях А.А. Малышев (главреж и легенда нашего театра) стал ей доверять, когда Юля была еще студенткой.

Словно яркий сполох – еще одно воспоминание. Выступление Юли на ежегодном смотре творческой молодежи «Мы молодые» в 2004 году. Темная сцена. Ярко­белый силуэт девушки. Словно нераскрывшийся цветок, она полулежит, полудремлет. Под тихую музыку гибко и доверчиво тянутся вверх руки­стебли. Девушка встает ­ «вырастает», и белые одежды окрашиваются в нежные цвета зари. Музыка становится громче, ускоряется ритм. Девушка начинает кружиться по сцене. И вот она уже ­ словно самый высокий и жаркий ­ язык пламени. Белое и черное. Свет и тьма. Это уже не юная открытость миру, а зачарованная страсть; что­то сродни то ли языческим пляскам, то ли танцам греческих гетер. Оказавшись в воронке жестокой круговерти, маленькая беззащитная фигурка уже не властна над собой. Она изнемогает в цепких тисках ритма, падает, замирает.

Сюжет вечный ­ как вечен выбор между белым и черным, добрым и злым, как искус греха, который испытывает человека. Казалось бы, ничего нового. Но этот небольшой метафорический отрывок, прожитый актрисой, был так горяч, так сочно и ярко сыгран, что зал разразился аплодисментами. Сидя в жюри, я с удивлением заметила, что с удовольствием хлопают даже мои коллеги.

Юля тогда стала лауреатом конкурса. Ее хвалили, однако занимать в серьезных ролях не спешили. Моя третья запомнившаяся встреча с Ю. Авакимовой состоялась в конце прошлого театрального сезона. В спектакле «Васса Железнова» по одноименной пьесе М.Горького Юля сыграла горничную Липу. Не сказать, чтобы роль очень крупная, но из числа тех, которые самоценны. Героиня Юли, ясная и открытая девушка, становится предметом страсти хозяина. Про короткую и горькую судьбу героини Ю. Авакимовой хорошо сказала в рецензии, которая появилась в краевой газете сразу после спектакля, Н. Быкова. «Липа – еще одна разновидость грешницы, чье первое преступление тянет за собой другое, а там – дальше – больше».

Отметив редкую органичность актрисы, автор рецензии не только похвалила, но и выделила Юлю. Пришло время поговорить о сказках Юли Авакимовой. Играть в спектаклях для детей ­ то, что для многих ее коллег становится скучной отработкой, – Юля трогательно любит. Для актрисы и сегодня, как было в детстве, ­ «Попасть в сказку, как попасть в мечту». Когда в Баку, где родилась и выросла, она впервые оказалась в театре, смотрела на волшебное действо, происходящее на сцене, будто вовсе и не в зрительном зале была. Она будто перевоплощалась в героев, которые боролись, дружили, любили, совершали героические поступки. Вскоре Юля поступила в театральную студию.

Ей повезло. Едва поступив, получила главную роль Суок в «Трех толстяках». Юля неплохо танцевала, пела и хорошо декламировала стихи. Красивую большеглазую девочку хвалили, называли баловнем судьбы и прочили блестящее будущее. Из студии Юля почти без затруднений поступила в народный университет искусств при Бакинском институте искусств; подружилась со своей тезкой Юлей Высоцкой. Это сегодня ее бывшая однокурсница ­ известная телеведущая и жена знаменитого кинорежиссера, а тогда была обычной девчонкой, веселой и заводной. Сценическую речь вел Иозеф Кошелевич, девчонки были от него без ума, тот же выделял Юлю, упорно советовал ей ехать учиться в Москву. То же, будто сговорившись, твердила и одна из ведущих актрис «Азербайджанфильма» А.Мамедова, которая тоже наставляла юных артистов. Остался в памяти кинофестиваль в Баку, где ей доверили роль ведущей. Сам Л. Квенихидзе, режиссер­постановщик фильмов «Мэри Поппинс», «Крах инженера Гарина» и многих других полюбившихся зрителям работ, сделал Юле комплимент по поводу ее дикции.

Детство и сказочные планы, которые строила девушка, закончились с событиями в Баку в конце восьмидесятых. Она выросла в интернациональной семье: папа армянин, мама ­ наполовину гречанка, наполовину русская, а бабушка по маме – ставропольская казачка. Трудно, невозможно было понять, почему внезапно друзья и знакомые в Баку вдруг разделились на два враждующих народа. В городе ходили страшные слухи о грабежах и кровавых расправах с целыми семьями. У Авакимовых не было врагов. Однако на семейном совете приняли решение – надо уезжать. Так семья оказалась в Ставропольском крае, на родине бабушки, где жили друзья и родственники.

Потом были занятия в народном театре Михайловска, знакомство с артистами краевого театра драмы. Её согласилась прослушать народная артистка РФ Н. Зубкова, театральному делу Юля училась в студии при Ставропольском академическом театре драмы. Уже на первом курсе появился срочный ввод в спектакль «Моя жена лгунья». Её молодая героиня ­ девушка, которая все воспринимает на градус выше. Но в исполнении Ю.Авакимовой такой способ существования совершенно естественный. Не было никакого пережима, комикования или игры на публику. Хорошо ли, плохо, но вводы стали для Юли едва ли не основной работой. Такая вот палочка­выручалочка Ставропольского академического.

Однажды перед Новым годом заболела актриса О. Зоря, которая играла генеральскую дочь в «Царевне­лягушке». Ввод был почти мгновенным. Но Юля вошла в спектакль так, будто с первого дня работала над ролью. Общий рисунок спектакля ни на йоту не нарушен, но образ новый: эдакая все время пыжащаяся малышка ­ «генеральша», постоянно попадающая впросак из­за неумеренных амбиций. В «Коньке­Горбунке» на роль Конька Ю. Авакимова вводилась даже не за день, а в день спектакля. Мало того: по словам заслуженного артиста РФ В.Аллахвердова, не только сама вводилась, но и ему помогала освоить роль Царя, потому что до тонкостей помнила все мизансцены, весь рисунок спектакля. Об этой ее особенности мне говорили многие артисты. Прямо­таки ходячая энциклопедия сценического пространства.

Из особо любимых сказок ­ «Дюймовочка», русские сказки. В русских сказках, по убеждению моей собеседницы, зашифрована вся человеческая мудрость. Это умная метафора, которая способна поразить своей глубиной даже взрослого человека. Но для того, чтобы зритель понял, почувствовал это, актер обязан относиться к работе со всей ответственностью. Впрочем, не настолько серьезно, чтобы маленький зритель начал зевать. Сказка всегда должна быть яркой, увлекательной, волшебной.

Обидно, но так уж получилось, что если не все, то очень многие роли Юля Авакимова получила не благодаря присущей ей от природы органике ­ способности чувствовать ситуацию, партнеров, а потому, что, как никто другой, легко могла «ввестись» в роль. Про эту способность актрисы говорил мне и любимец ставропольских театралов, заслуженный артист РФ Борис Щербаков. Вспоминал совместную работу в спектакле по пьесе В.Шукшина «До третьих петухов», тогда­то он и произнес фразу, которая дорогого стоит: «В Юле есть искра Божья».

«Божья искра»… Мало кто знает, что тихо и скромно на протяжении многих лет Юля связана с православной церковью. Помогает готовить духовные спектакли. Будучи человеком глубоко верующим, по просьбе о. Игоря, настоятеля храма Всех Святых, в земле Российской просиявших, она режиссирует постановки, помогает прихожанам разыгрывать сценки и читать стихи. Это работа не для денег, а для себя, для души. На репетиции с Юлей часто ходит дочка Яночка, голубоглазка с льняными волосами. Любит театр до самозабвения. Еще одна Дюймовочка для будущего театра? У дочери еще все впереди. А у Юли?

Верю, что появится режиссер, который сумеет разглядеть в актрисе Ю. Авакимовой «искру» . И тогда, кто знает, может, увидим на сцене Юлю ­ Эсмеральду, чистую, страстную, готовую к самопожертвованию. Я искренне желаю ей этого.

Тамара Куликова,

член Союза журналистов РФ,

член Союза театральных деятелей РФ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов