Александра Маринина: «Я отправила Каменскую на пенсию»

Александра Маринина: «Я отправила  Каменскую  на пенсию»

Популярная писательница рассказала о новых книгах, планах и личной жизни

Семь лет назад Александра Маринина распрощалась с Настей Каменской. Читателям было жаль расставаться с полюбившейся героиней, но ничего не поделаешь: воля писателя – закон. И вот – сенсационная новость: Маринина выпустила книгу, где снова действует ее любимая героиня, она называется «Жизнь после жизни». Мы поспешили встретиться с автором детективных историй о Каменской, чтобы расспросить ее о том, почему она решила воскресить свою героиню. Поговорить о творчестве, о личной жизни… Разговор получился достаточно откровенным.

- Марина Анатольевна, расскажите, что изменилось в жизни Каменской за те семь лет, пока вы о ней не писали. Кстати, почему она так надолго исчезла?
- У меня был такой период, когда мне неинтересно стало про нее писать. Меня тогда интересовали другие моменты, которые можно было раскрыть в сюжете, в который Каменская никак не вписывалась. Потом у меня была двухлетняя пауза, когда вообще ничего не писала. Потом я придумала большую семейную сагу в трех томах. И после нее я в какой-то момент поняла, что созрела для написания новой книги о Каменской. Но, посмотрев на календарь, я с ужасом поняла, что в 2010 году моей Насте должно исполниться 50 лет. Нельзя оставлять ее работать на Петровке, это будет неправдой: в 50 лет ее просто отправят на пенсию и даже не скажут «до свидания». Деваться от этого было совершенно некуда: в одной из книг был заявлен ее возраст. Сделать вид, что сейчас 2010 год, а ей по-прежнему 43, нельзя. Пришлось принимать радикальное решение.
- И что же вы решили?
- Я отправила Настю на пенсию. Там она просидела меньше месяца - очень быстро выспалась и набездельничалась - и приняла предложение своего старого друга Стасова уйти в частное детективное агентство. И уже как частный детектив Каменская отправляется в город Томилин – в нем и происходит действие книги «Жизнь после жизни».
- После такого долгого перерыва начинать писать было трудно?
- Нет, как-то легко это пошло, я так быстро с ней расправилась, что следом написала еще одну книгу с Каменской и уже отправила ее в издательство. Бог даст, в конце января она выйдет.
- Вы довольны экранным образом Каменской?
- В принципе, да. Другое дело - это не совсем та Каменская, о которой я писала в книге. И внешне она выглядит не так, и по манере, и по характеру, и по моторике. Но то, что сделала Елена Яковлева, достойно одобрения и моей благодарности.
- Вы участвовали в выборе актрисы?
- Когда готовились к съемкам самой первой Каменской - это были 1998-1999 годы, - я много общалась с режиссером Юрием Морозом. Он мне приносил кассеты с пробами. Там было восемь или девять актрис. Я выбирала, а Юрий мне говорил: «Мы снимаем 16-серийный фильм. То, что ты выбрала - это идет три минуты. А за 16 серий эта актриса зрителям надоест». Проб Елены Яковлевой там не было - ей предложили эту роль в самую последнюю минуту… Сейчас я не исключаю, что, в принципе, можно было найти актрису, которая была бы похожа на мою Настю Каменскую...
- Флобер говорил про «Госпожу Бовари»: «Эмма – это я». А насколько Настя Каменская - вы?
- Когда только начинала про нее писать - это была я. Это было 18 лет назад. Тогда я вложила в нее очень много своих черт. Но с тех пор прошло много времени. До 1998 года я жила примерно так же, как и Настя, а потом наши пути разошлись: я ушла на пенсию и стала домохозяйкой, а Настя продолжила свою карьеру. Но и сейчас, если у меня случается какое-то серьезное переживание, то я вкладываю его в Настю или в какого-нибудь другого персонажа. Посмотришь со стороны на это переживание - и становится понятнее, стоит ли так сильно расстраиваться по этому поводу. Это, кстати, помогает.
- А у вас не было мысли заменить Настю Каменскую каким-нибудь новым героем?
- Вопрос непростой. Я долго над этим думала - и пришла к выводу, что у меня только два пути. Первый - какое-то время еще продолжать писать о Каменской в роли частного детектива. Ну, это еще лет 10 - 15. Но я боюсь, что это мне может надоесть раньше, потому что я - человек с неустойчивыми интересами. И второй вариант - это действительно придумать какого-то нового персонажа, который через три-четыре книги может Настю вытеснить. Но я его еще не придумала.
- А каким должен быть новый герой?
- Он должен быть полной противоположностью Насти. Во-первых, это мужчина, который не имеет права быть ленивым. У меня ленивая Настя, и повторять эту черту я не могу. Во-вторых, он холостяк или, наоборот, многодетный отец. Но состоять в таком же браке, как Настя, он не может - это будет повтор… То есть придумать такого персонажа, очень трудно…
- Но, может, у вас уже есть наметки?
- У меня есть одна мысль, но очень спорная, даже опасная - с точки зрения возможного неприятия читателей. Не скажу, какая - боюсь критики. Я ее чуть позже реализую, вторым планом. Если читатель эту мысль примет, то я подумаю о том, чтобы постепенно этого героя выводить на первый план.
- А Настю Каменскую вы долго придумывали?
- Настя у меня родилась в 1992 году. В то время придумывать было намного проще, потому что российских детективов было немного, и придумать персонаж, который был бы ни на кого не похож, было нетрудно. А сегодня, когда таких героев пруд пруди, - это большая-большая проблема…

Работа
над книгой
- А остальные ваши персонажи – они выдуманы или списаны с реальных людей?
- По-всякому. Есть персонажи, почти полностью взятые из жизни. Есть - частично подсмотренные в жизни и немного мною подкрашенные. Есть и такие, которых я мозаично сделала из нескольких подсмотренных людей. А есть и целиком придуманные, но эти образы основаны на том, что я когда-то видела, или на людях, о которых мне рассказывали.
- Люди узнают себя на страницах ваших книг?
- Были люди, которые себя узнавали, и им это очень не нравилось. Некоторые себя узнавали - и были довольны. Некоторые себя не узнавали, но их узнавали другие - и бегали к ним, раскрыв книжку, и говорили: «Посмотри, какая гадина: что она про тебя написала!». После этого у меня были неприятности
на службе...
- А сюжеты тоже взяты из жизни?
- Тоже по-всякому. Я пока занималась своей службой в МВД, фабул всяких преступлений узнала много. Но преступления, про которые можно написать книжку, - одно на миллион. Остальное - тоска, банальщина: напился, подрался, украл… В книгах все придумано, но это придуманное состоит из реальных элементов. Например, в книге «Шестерки умирают первыми» - ситуация, когда киллеру заказывают его самого. Да, она придумана, я такого дела не видела, не читала – может, оно действительно есть, но мне не попадалось... Но поскольку сюжет завязан на вывозе золотосодержащих отходов из нашей страны, то эта история реальна. Это дело в свое время раскрывал мой муж - он мне, собственно, фабулу и рассказал. Все мне объяснил: на чем строится прибыль, кто с кем договаривается, кто куда что вывозит…
- Где вы предпочитаете работать: в офисе или дома?
- Мне лучше всего работается в кабинете у моего литературного агента. Для меня, как человека, пишущего быстро и много, в первую очередь очень важна клавиатура. Там стационарный компьютер и хорошая для моей руки клавиатура. Могу работать и на кухне с ноутбуком - я его называю «мой маленький белый дружок», но у него проблема с клавиатурой. Там заедает кнопка «шифт», мне приходится сбавлять скорость - меня это сбивает и раздражает…
- Чем вы питаетесь во время написания книги?
- Я пью кофе. Выпиваю от четырех до шести чашек кофе. Меньше не получается, но и больше - тоже…
Книги
- Вы любите путешествовать?
- Нет, не люблю. Надо менять бытовые условия - вплоть до того, что надо мыться в другой ванне - не в той, в которой я привыкла… Надо рано вставать, ехать в аэропорт… Надо лететь в самолете, а там нельзя курить... Нет, дома лучше!
- Что вы читаете?
- Когда пишу, я не могу читать другие книги: прочтя две строчки, начинаю думать о моих героях, и у меня получается каша в голове…
- Знаю, что ваш любимый писатель - Артур Конан Дойл…
- Уже нет. В детстве его очень любила. Первые три тома, где рассказы о Шерлоке Холмсе, просто развалились, настолько я их зачитала! Я их помню наизусть. Но уже лет 30 я их не читаю…
- Вы смотрите детективные сериалы?
-  Зарубежные не смотрю, потому что они идут глубокой ночью, а я, как маленькая, ложусь спать в десять часов. Если удается купить сериал на диске - тогда да. Недавно мы с мужем купили сериал «Побег», и это был караул! Время - три часа ночи, четыре… Но каждая серия заканчивалась на такой высокой ноте, что невозможно было идти спать. Смотрела, пока меня не срубало… Что касается наших сериалов - если они идут в удобное время, то я их смотрю.
- Как вы относитесь к любовным романам?
- Любовные романы я не покупаю - не знаю даже, почему. Охотно верю, что среди них есть хорошие произведения. Но, наверное, сейчас в моей жизни такой период, что любовная тематика мне не интересна. Мне интересны другие переживания: связанные с потерей близкого человека, с чувством мести. С местью всегда было интересно работать – кстати, про нее и написана новая книга, которая лежит сейчас в издательстве, она называется «Личные мотивы»...
- Сейчас много правонарушений, совершаемых сотрудниками правоохранительных органов. Это может стать поводом для написания книги?
- Писать об этом книгу бессмысленно. Потому что ничего нового - того, чего не знали бы граждане нашей страны, тут нет. Огромное количество людей с нарушениями психики оказываются в рядах милиции. Среди них есть и алкоголики, и наркоманы, и люди, не понимающие, что такое нравственное и безнравственное. Уже столько было сделано об этом журналистских материалов!..
- Как вы относитесь к тому, что вместо милиции сделают полицию?
- Я об этом писала 20 лет назад в журнале «Милиция». Этот материал прочитал начальник нашей Академии – он отругал моего начальника, а тот, в свою очередь, меня. Долго на меня кричал, хотя мой материал не читал. Он был не русский и говорил с акцентом: «Если нэ умеешь писать - приди ко мнэ, скажи - я тэбя научу!». После этого я стала писать под псевдонимом…
Ирина Янова
Фото Вадима Тараканова и издательства «Эксмо»

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов