Алексей Кара-Мурза: «Патриотизм – не сюсюканье,  а принятие ответственности  за всё происходящее в стране»

Станислав Маслаков

Знаменитый отечественный историк и философ, автор нескольких десятков книг Алексей Кара-Мурза выступил с лекцией в Гуманитарном институте СКФУ. Он рассказал о судьбах русского просвещения, преимуществах Ставрополя перед Ростовом и о том, чем нынешняя ситуация в России напоминает времена Николая I.

Алексей Кара-Мурза: «Патриотизм – не сюсюканье,  а принятие ответственности  за всё происходящее в стране»

Две партии

Свою лекцию Алексей Кара-Мурза начал с достаточно известной мысли Герцена о том, что в николаевской России было, по меньшей мере, две партии: народного просвещения и народного затемнения. Разумеется, это скорее метафора: просто часть элит стремилась нести населению страны свет знания, в то время как другие загоняли его в пучину невежества. К последним относился и тогдашний министр народного просвещения граф Уваров, который, будучи человеком утончённого вкуса и в высшей степени образованным, всячески старался заслонить народ от всего этого, предлагая взамен жвачку про самодержавие, православие и народность.

А с другой стороны были такие малоизвестные ныне люди, как профессор Грановский или, позже, профессор Муромцев. Они, в отличие от того же Герцена, не шли на открытый конфликт с режимом, но занимались тем, что было несовместимо с официальной линией власти: истинным просвещением, преображавшим людей и прививавшим им высокие идеи свободы, развития и настоящего патриотизма.

Эти две негласных партии воюют уже не первый век, и хотя «затемнители» чаще формируют повестку дня, окончательно победить они не могут. Хотя бы потому, что история однозначно свидетельствует о том, что благополучие приходит туда, где царит свобода и искренность. Государственное образование а-ля Уваров формирует Молчалиных, а вот настоящие патриоты рождаются только там, где сфера просвещения свободна от ручного управления. Потому что патриотизм – это в конечном счёте не сюсюканье с режимом, а принятие на себя всей полноты ответственности за происходящее вокруг. Именно этим занимались испокон веков русские просветители, независимо от того, находились они у власти или в опале.

– Мы верим в просвещение!   – подбодрил собравшихся Кара-Мурза.

О временах

Сегодня эта фраза звучит особенно актуально. Времена нынче не совсем николаевские, свободы всё же побольше. Правда, толку от этого немного. Вспоминая всё того же Герцена, Алексей Кара-Мурза процитировал его фразу о том, что, в отличие от Петра I, который был волком и просветителем, Николай I оказался просто волком. Трагический результат его правления говорит сам за себя. Сейчас же мы наблюдаем тотальное измельчание всего. И статус профессора совершенно не тот, и студенты прижухли.

Кара-Мурза привёл пример Сорбонны, в которой в своё время прочитал цикл лекций на французском. Там университетское самоуправление существует с XIII века, и никакие политические перемены в стране не повлияли на его автономию. В отечественной истории тоже были периоды, когда университеты представляли собой мощную силу. И речь не только о студенческих бунтах, но и, к примеру, о демонстративной отставке нескольких десятков профессоров Московского университета, которая повлекла за собой увольнение министра образования.
Впрочем, следовать их благородному примеру сейчас бессмысленно.

– Студентов я призываю учиться, а не бузить, – заверил Кара-Мурза.

Да и демонстративная отставка какого угодно количества профессоров вряд ли бы могла на что-то повлиять. Если раньше ректор того же Московского университета был крупной политической фигурой, то сегодня его в любой момент могут вызвать на ковёр. Впрочем, и фигура нынешнего министра образования не такая демоническая, как тот же Уваров. Он, конечно, тоже «затемнитель», но непоследовательный и невнятный, как и всё в наше время.

В общем, безрадостная тенденция вполне очевидна. Кара-Мурза рассказал о новой инициативе комиссии Общественной палаты, курирующей образование, убрать из учебных программ Салтыкова-Щедрина. Видимо, из-за слишком яркого воплощения города Глупова в нашей действительности и за знаменитую фразу о том, что, к сожалению, в России часто путают Родину и Его Превосходительство.

Ставрополь как зеркало эпохи

Наш город Алексей Кара-Мурза знает и любит. Правда, в последние 10 лет ему не удавалось здесь побывать, но до этого он довольно часто бывал на Ставрополье.

По сравнению с тем же Ростовом-на-Дону Ставрополь выглядит советским городом, и это хорошо. Потому что, если не знаешь, что предложить взамен, лучше не надо трогать то, что есть. Советские памятники и архитектура – сегодня не бич, а преимущество нашего города.
На обломках СССР так и не получилось вменяемого государства. Как сказал когда-то один антисоветчик, хуже коммунизма только его развалины. Мы и сейчас, 20 с лишним лет после катастрофы, живём на обломках. И ничего содержательного и конструктивного в нашей ситуации нет. Те, кого именуют сейчас «креативным классом», на деле мародёры советского, а не творцы нового. Забавно, что многие деятели сегодня занимаются стабилизацией того, что ранее сами разрушили. В этой ситуации лучше несколько «отстать от жизни», чем «быть в тренде».

Увы, совсем Ставрополь этого не избежал. Несмотря на плотный график, Алексей Кара-Мурза посетил наш музей изобразительных искусств, чтобы увидеть картины Айвазовского, Боголюбова, Никанора Чернецова… Но не вышло. Как оказалось, они сейчас пылятся в запасниках, а выставляются шедевры Никаса Сафронова. Руководство музея убеждено в своей правоте: на гениальных русских художников людей не заманишь, а на модного гламурно-придворного живописца по 500 человек в день ходит. К счастью, картины Поленова, Куинджи и Левитана пока ещё можно посмотреть.

Увы, нынешние элиты не способны понять, что просвещение и получение прибыли несовместимы, а бюджетные учреждения должны заниматься не стрижкой купонов, а прививать людям любовь к высокому. Но люди-то ходят на Сафронова, а не на Айвазовского. И пока это так, трудно смотреть в будущее с оптимизмом. Впрочем, и здесь Кара-Мурза постарался подбодрить собравшихся:

– У нас общество лучше власти.

Где-то надо упереться

Несмотря на то, что лектор постарался уделить больше внимания вопросам аудитории, их оказалось куда больше, чем времени. Один из самых тяжёлых для просвещённых людей – проблема катастрофической клерикализации, которая полным ходом идёт в России.

Алексей Кара-Мурза похвалил задавшего этот вопрос студента-историка за смелость и заверил, что надежда ещё есть. Несмотря на то, что он сам человек верующий, образование, убеждён он, должно оставаться светским, а церковь формироваться в духе свободолюбия и искренности, свойственном первым христианам, а не как ветвь власти и очередная вертикаль. К тому же активизация религиозных институтов связана вовсе не с желанием духовно обогатить наш народ.

Но если говорить в разрезе просвещения, то здесь активность клерикалов, пока подспудная, куда опаснее и масштабнее. Именно их стараниями Россия практически не отметила 100-летие смерти Льва Толстого, а позже – 200-летие Герцена. В МГУ проигнорировали и вышеупомянутого профессора Грановского. Просто потому, что сейчас не принято поминать просветителей добрым словом.

Но где-то надо упереться. И то, что в провинциальном Ставрополе есть смелые студенты, не боящиеся задавать подобные вопросы во всеуслышание, – повод для оптимизма.

В конце лекции Алексей Кара-Мурза рассказал про группу исследователей, которую возглавляет, возможно, величайший философ современности Юрген Хабермас. Они пришли к выводу, что для формирования гражданского общества достаточно двух вещей: свободного университета и свободных медиа. Пока что в России весьма плохо и с первым, и со вторым. Но есть свободомыслящие граждане, есть настоящие, а не «конъюнктурные» патриоты и есть новые русские просветители. А потому нет повода и в наши дни терять веру в то, что мы сможем построить свободное и процветающее общество, которое ничем не будет напоминать бесславные времена Николая I.

Фото Управления по информации и связям с общественностью СКФУ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Патриотизм - сюсюканье!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
KURD 2013-04-24 00:02:28 Kacax Nabi 22.04.2013 19:33 Был ли Самед Вургун “Шантрапой”? 19/4/2013 17:17:00 печать Самед Вургун В последние дни среди определенной части бакинской интеллигенции разгорелся нешуточный скандал в связи с нелицеприятными высказываниями председателя Демократической партии Азербайджана, уроженца села Джахри Бабекского района Нахичеванской автономной республики Сардара Джалалоглы о Самед Вургуне - первом Народном поэте Азербайджанской ССР, драматурге и общественном деятеле, лауреате целого ряда престижных советских премий. В недавнем интервью сайту Qafqazinfo.az С. Джалалоглы (Мамедов Сардар Джалал оглы) предложил лишить Самеда Вургуна, как и Акрама Айлисли, звания народного писателя, обвинив его в предательстве интересов родины, поскольку Самед Вургун считал Шаумяна “дедушкой”, а Мамед Эмина Расулзаде, Гаджара и Надир шаха “изменниками”: “Каджар, Надир шах для этого народа сделали все, а такая шантрапа, как Самед Вургун сделал из них врагов народа” (“Qacar, Nadir ?ah bu xalqdan ?tr? h?r ?ey? gedib, S?m?d Vur?un kimi d?l??r?n biri onlar? xalq d??m?ni edib”). Самед Юсиф оглы Векилов родился 21 марта 1906 г. в селении Юхары Салахлы (Верхние Салахлы) Казахского района в семье, принадлежащей бекскому сословию. Известна 300-летняя история поколения Векилагалы, позднее Векиловых. Мать поэта принадлежала к этому же сословию. Из рода Векилагалы немало смелых, опытных военных, просветителей, врачей, поэтов. Одним из представителей рода был Молла Панах Вагиф (1719-1797) – видный поэт, визирь Карабахского хана Ибрагим хана. В годы царской России они жили в Казахе, Тифлисе и др. местах. Oтец поэта, Юсиф ага, жил в селе, а последние годы в Казахе. Детство маленького Самеда прошло на попечении деда и бабушки. Его дедушка, Мехтихан ага, был поэтом, известным в народе под псевдонимом Кюхансал. С. Вургун в ранние годы начал сочинять стихотворения. Расцвет его творчества пришелся на 30-е годы. В 1937 г. С. Вургун создал свою бессмертную драму “Вагиф”. В произведении, написанном всего за 3-4 недели, поэт с любовью и мастерством воспроизвел трагическую судьбу, поэтическую возвышенность и человеческое совершенство М.П. Вагифа – поэта XVIII века. За драму “Вагиф” С. Вургун в 1941 г. удостаивается звания “Лауреата Сталинской премии”. Мы тут неслучайно остановились именно на драме С. Вургуна “Вагиф”. Дело в том, что именно в этой драме он устами М.П. Вагифа – главного героя своего произведения издевается над иранским шахом Ага Мухаммедом Каджаром, всячески оскорбляя его. Этот оскорбительный тон в адрес М. Каджара особенно поэтически выражен в ответном письме ему от имени М.П. Вагифа: “Письмо твое читали, Мухаммед Каджар, Земля соколов - не для стервятника, знай! Этот мир не достанется великим шахам, Деспот и деспотизм должны быть искоренены! Ты – мулиное племя, не рожать и не плодить! Зачем, скажи, бесплодному почет? — Расти на иве персикам нет смысла. Возлюбленной не может стать змея, И скорпион в любовники не годен... Эй, гадина! Таких, как ты, уродин Не примет карабахская семья!” Наша справка: Ага Мухаммед Шах Каджар (1741-1797) - шах (шахиншах) Персии в 1779-1797 годах, шах с 1796 года. Основатель династии Каджаров. Принадлежал к туркоманскому племени каджаров, которые поселились в Персии после монгольского вторжения. Его отец Мухаммед Хасан-хан некоторое время был придворным Адил-шаха, племянника Надир-шаха, но вскоре попал в опалу и был вынужден бежать, тогда как шестилетний Ага-Мухаммед был по приказу шаха оскоплён. Физическое увечье, служившее к тому же предметом насмешек окружающих (его за глаза прозвали “Ахта-хан”, то есть Скопец-хан), нанесло жестокую психологическую травму и, видимо, объясняет многие черты его характера, злобного и безжалостного. Поэтому С. Вургун его называет “мулиным племенем”. Был убит в 1797 г. под Шушой в шатре собственными слугами. В те годы, когда была написана данная драма, такое оскорбительное обращение к “тиранам” вполне соответствовало, во-первых, идеологии большевиков, выступавших с позиции бескомпромиссной классовой борьбы, борьбы против эксплуататорских классов, и, во-вторых, идеологии “азербайджанизма” того времени, которая строилась в том числе против иранских шахов и оттоманских султанов. Исходя из этих соображений, советским правительством всячески поощрялось написание таких исторических драм и других произведений художественного и научного творчества. После распада СССР и провозглашения независимости Азербайданской республики ушел в небытие принцип классовой борьбы, а “азербайджанизм” приобрел очертания пантюркизма. В результате, официальная историческая наука и СМИ стали разрабатывать новую концепцию “азербайджанизма”, согласно которой все более или менее значимые фигуры, принадлежащие тюркско-монгольско-татарско-огузскому миру в различных странах и этапах истории, объявлялись национальными героями “азербайджанцами”! В итоге, за годы независимости количество “национальных героев” Азербайджанской республики увеличилось за счет тех людей, которые не имели никакого отношения к нашему краю и проживающим тут народам, а для многих из них являются непримиримыми врагами, так как они в разные периоды пытались завоевать территорию нынешней АР. В свете сказанного, в современной АР многие представители пантюркистской интеллигенции все более активно выступают против тех великих представителей литературы, а также ученых, которые в советский период в своих произведениях оскорбляли или выступали с критикой тюркских правителей, к числу которых относятся Чингисхан, Тамерлан-храмой, Надир шах Афшар, Ага Мухамед шах Каджар, Фатали шах Каджар и другие. В этом смысле, довольно оскорбительные высказывания С. Джалалоглы в адрес С. Вургуна вполне вписываются в современные реалии Азербайджанской республики и идеологию пантюркизма, проводимой политическим руководством страны, и это лично у нас не вызывают никакого удивления. Удивление у нас вызывает другое: недосказанность в словах партийного лидера. Дело в том, что все историки, писатели и поэты, другие представители интеллигенции, в том числе многие лидеры так называемой системной оппозиции, в советский период в отношении истории и исторических персонажей занимали ту же позицию, что и С. Вургун! Да, что говорить об интеллигенции, когда сам Гейдар Алиев в советское время всенародно клялся в любви к Шаумяну в многочасовых выступлениях по разным революционным датам. Плюс к этому, сразу после прихода к власти в 1969 году, Г. Алиев на знаменитом августовском пленуме ЦК КП Азербайджана в 1970 году первым делом обрушился критикой на тех историков и поэтов, которые якобы “занимались боготворением средневековых феодалов в Азербайджане”. Если это так, тогда почему только С. Вургун подвергается такому публичному линчеванию со стороны лидера одного из ведущих оппозиционных партий страны? Мы думали, ответ на этот вопрос можем найти в заявлениях других представителей интеллигенции страны, кто уже реагировал на эти оскорбления в адрес любимого многими в Азербайджане поэта. Увы, ответа на интересующий нас вопрос до сих пор нет. Например, младший сын С. Вургуна, такой же талантливый поэт и драматург, ныне депутат парламента страны Вагиф Самедоглу, в ответ на оскорбления со стороны С. Джалалоглы довольствовался несколькими фразами, типа “ему должно быть стыдно за свои слова” и все! Другой представитель интеллигенции, известный политик, депутат Милли Меджлиса, экс-прокурор Азербайджана Ильяс Исмайлов так ответил на агрессивные выпады Сардара Джалалоглу в адрес великого поэта: “Для некоторых, поэма “Вагиф” Самеда Вургуна сегодня может быть расценена, как образец литературного произведения, в котором создан оскорбительный образ Каджара, имеющего тюркское происхождение. А в период написания, это произведение рассматривалось, как противостояние Азербайджана против шахского правления и иранского нашествия. Безусловно, Самед Вургун не задавался целью принизить героический образ сына своего народа. Главной задачей было выразить протест против ассимиляции азербайджанского народа и персидского шовинизма. И в произведении эта линия четко отражена. В этом контексте, требует внимания сцена, где Вагиф выражает ироническое отношение к написанию стихов на азербайджанском языке Каджаром. Этот факт доказывает, что враждебное отношение Самед Вургуна к Шаху Каджару исходит отнюдь не из безразличия к родине и нации. Наоборот, Самед Вургун, используя требования времени, оказал бесценные услуги в деле формирования азербайджанского литературного языка, создав уникальные шедевры поэзии”. Как видно, и тут мы не находим четкого ответа на свой главный вопрос. Вместе с тем, одно предложение в интервью И. Исмаилова, все-таки позволяет нам вплотную подойти к желаемому ответу: “Безусловно, Самед Вургун не задавался целью принизить героический образ сына своего народа”. Мы не станем судить И. Исмаилова за его остальные мысли, которые в большинстве своем являются обычным набором не имеющих никакой связи друг с другом слов, где он, с одной стороны, старается защитить честь великого поэта, и, с другой сотороны, не очень хочет обижать С. Джалалоглы. Для нас в его ответе главным является данное предложение. Так в чем же дело? Почему С. Джалалоглы (да и не только он!) так ненавидит С. Вургуна и в то же время не раскрывает истинные причины своей неприязни? Мы уверены в том, что и С. Джалалоглы и многие другие в Азербайджанской республике очень даже хорошо знают, что С. Вургун – этнический курд, хотя официального подтверждения этому отсутствует! Для примера скажем: Его родной брат – Мехдихан Векилов, который был на два года старше его, в 1926 году в графе “национальность” своей личной анкеты собственноручно написал: “курд”. Что касается самого С. Вургуна, в одном из своих писем в середине 30-х годов прошлого века, адресованного другому курдскому писателю С. Рагимову, хвалил его за то, что он “в свое время поступил правильно, указав свою национальность как курд”. В письме он очень сожалел тому, что “он сам в свое время ощибся, и теперь уже поздно что-либо изменить”. Как мы уже написали выше, М. П. Вагиф являлся дальним родственником С. Вургуна. Не исключено, что С. Вургун при написании данной драмы, во-первых, мастерски использовал идеологические концепции своего времени, во-вторых, под борьбой против “классовых врагов”, на самом деле, выразил свою ненависть каджарам-тюркоманам, их политике ассимиляции, в результате которой он в молодости допустил ошибку, указав свою национальность как “тюрк”, и в дальнейшем служил чужому народу, а не своему! Нет сомнения в том, что С. Джалалоглы очень хорошо осведомлен в вопросе этнического происхождения С. Вургуна. Мы оставляем на его совести то, почему он в своем интервью не говорит об истинных причинах своей ненависти относительно С. Вургуна. Со своей стороны добавим, что если к данному вопросу подходить с этой призмы, тогда должны признать, что С. Вургун вовсе не был никакой “шантрапой”, как его обзывает С. Джалалоглы! Наоборот, он был талантливейшим поэтом и вместе с тем, великим сыном своего - курдского народа! Фахраддин Абосзода
1

Другие статьи в рубрике «Политика»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов