Амлаев. Он же – «Ниязов». Он же – наш Карэн!

Поговорим о жизни, Карэн Робертович? Поговорим, отвечает, с удовольствием! Тем более что у меня как раз про это только­только книжка вышла! Называется в тему: «Жизнь от А до Я, или «Рухнама» по­русски».

Шумный, вечно жизнерадостный, большой Амлаев достает из недр своего кожаного портфеля яркую книжку и, не переводя духа, начинает упоенно цитировать сам себя… Я пытаюсь прорваться:

­ Вот про ад вы написали, а где про алчность?

­ И про алчность есть, только глава по­другому называется – «Жадность»… Слушайте, мне понравилось: «Жадного деньги возбуждают, а не насыщают». Правильно же сказано?!

Спрашиваю Амлаева, как врача:

­ А про болезнь вы что думаете?

­ Лучше Чехова не скажешь: «Человек любит поговорить о своих болезнях, а между тем это самое неинтересное в его жизни». Антон Павлович знал, о чем говорил, ведь сам был врачом, хотя я бы с ним не согласился…

И опять Карэн Робертович начинает цитировать свою книжку, а в ней – аргументы, факты, афоризмы, анекдоты, притчи, выводы, размышления по 61 теме, обозначенной в каждой главе одним словами: «Успех», «Учитель», «Язык», «Бедность», «Богатство», «Бог»…

Я взялась читать – вдохновил Карэн Робертович! Наговорилась и наслушалась о жизни – вдоволь! И поняла главное: человек в определенный миг «приходит в возраст», «созревает» для такого разговора – прежде всего с самим собой. И вовсе не обязательно для этого убелиться сединами и прожить две трети отпущенной тебе жизни! Какие­то вещи понимаются «в процессе»… И тут нельзя не согласиться с автором «Рухнамы»: ведь не стар же был царь иудейский Соломон, но о его мудрости ходили легенды. Так что мудрость – это дар, который либо есть, либо его нет…

А вот о Боге я бы поспорила с Амлаевым, особенно в той части, где говорит Карэн Робертович, что он не приемлет в общении с Богом посредников любого рода. На мой взгляд, священники не посредники, а сослужители наши. Есть воля молиться – твое дело, и выбор – твой. А вот про то, что Бог – это терпение, терпение и любовь – верно. Впрочем, правильно и то, что каждый из нас Бога­то понимает по­своему, идет к Нему своим путем…

Сейчас что ни день можно услышать: ох, воры кругом, Россию продали, нажились, а самим все мало! Про бедность и богатство у К. Амлаева тоже много мыслей, и они (удивительно, но факт!) дышат в унисон с нашими рассуждениями – коллеги­то иной раз в кабинете словом перекинутся, это уж как водится…

Так вот, Карэн Робертович пишет: «Проблема (бедности. – Л.Р.) состоит еще и в том, что память человеческая коротка, и мы быстро забываем все: плохое и хорошее, но плохое забывается быстрее, просто вытесняется в подсознание. Так происходит и с бедностью: выбившийся в богачи бедняк в социальном плане явление опасное, он старается дистанцироваться от той социальной среды, из которой вышел. Позже он начинает считать, что для жизни человеку нужно самую малость, и учитель, и врач, почтальон могут счастливо прожить на тысячу рублей в месяц».

И вот еще одно «созвучие» с нами: «Гражданин, не имеющий ничего, ­ это «пороховая бочка», подложенная под здание государства. В любой момент он способен на бунт «бессмысленный и беспощадный». Непонимание этих базовых понятий власти предержащими, равно как и значительное расслоение общества, способны привести к социальным катаклизмам».

Для кого говорит все это Карэн Робертович? Поверьте, не для нас с вами и не для бедных людей! Он рассчитывает, что его услышат и поймут люди у власти. Кстати, такого «адреса» своей книги Амлаев и не скрывал: когда я спросила, а для кого вы писали, он ответил: для себя и… для других – людей, которые если прочтут, то на их понимание рассчитывать можно…

Итак, что же такое «Рухнама» по­русски»? Амлаев это объясняет в самом предисловии: «Как­то, бороздя бескрайние просторы Интернета, я прочел: «Пробил час Рухнама! …К тебе, мой достойный народ, обращаю я слова этой книги в порыве безграничной любви и несокрушимой веры в светлую предначертанность твоего земного пути, начавшегося со дня сотворения мира». Эти слова сказал Сапармурад Ниязов в своей книге «для народа» «Рухнама»…

И тогда Карэн Амлаев подумал: а что, идея­то хорошая! Просто поделиться с простым человеком сводом нравственных правил, помочь пройти жизненный путь, наполнив его смыслом. Подумал – и сделал. Писал ночами, урывками. В перерывах между сумасшедшей жизнью главного врача, общественника и просто неравнодушного человека. И это – уже третья книга Карэна Амлаева. Он так и говорит: писательство и чтение – лучшее лекарство от депрессии, это еще и лучшие советчики и собеседники. И восклицает: «Нелегко писать так, чтобы сделать свои мысли интересными для людей!»

Соглашусь – нелегко. Но тут же повторю за Амлаевым: писать надо. Надо, когда уже невмоготу…

Так ведь и о жизни­то разговор происходит именно в таких ситуациях – когда трудно, когда миру хочется что­то крикнуть!

Лариса РАКИТЯНСКАЯ.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов