Анатолий Чубайс: ''Ставрополь уж точно не проиграет!''

Ольга Токмакова
Так сказал сам Анатолий Борисович, имея в виду регистрацию генерирующей компании в Ставропольском крае. Пожалуй, сейчас то

же самое можно сказать и обо всей стране. Трудно не заметить, что тарифы на электроэнергию

в этом году ниже темпов инфляции и порядком отстали от цен на газ, а особенно от тарифов

на жилищно-коммунальные услуги.

Солнце – символ компании РАО 'ЕЭС России', означающее конкурентный рынок, уже не за горами. На недавней встрече с представителями СМИ всей страны, которая прошла 25 апреля в Москве, глава РАО ЕЭС Анатолий Чубайс рассказал о стратегии развития холдинга и впервые изложил суть уникальной бизнес-модели, которая позволила энергетикам сдержать рост тарифов. В конференции 'РАО 'ЕЭС России' - открытая компания', которая проводится уже четвертый год подряд, приняли участие и председатель совета директоров компании Александр Волошин, заместитель Анатолия Чубайса Яков Уринсон, член правления компании Александр Чикунов.

В прошлом году рост энерготарифов оказался ниже темпов инфляции. Это при том что электростанции на 60 процентов работают на газе, цена на который прогрессивно растет. Анатолий Чубайс пояснил, что РАО удалось исправить работающие уже 'сто лет' изъяны. Менеджеры российской энергокомпании убедили правительство страны пересмотреть государственную тарифную политику. Привычную методику 'затраты плюс' они поменяли на методику 'инфляция минус'. Правительство отныне предлагает регионам плановый 'тарифный коридор' на три года. Сейчас с 2004 по 2006 годы установлены минимальные и максимальные значения тарифов - ниже прогнозируемой инфляции. Получается, что в реальном исчислении электроэнергия для населения дешевеет. В это же время компания имеет высокие финансовые показатели и заплатила в бюджет (52 процентов акций компании принадлежит государству, а значит, РАО платит еще немалые дивиденды) больше 100 миллиардов рублей налогов.

Кроме изменения тарифной политики создана новая структура компании, когда РАО 'ЕЭС России', в прежнем виде напоминающее слегка модернизированное Министерство энергетики СССР, разделили на бизнес-единицы, объединенные корпоративным интеллектуальным центром. Каждой единице задается КПЭ – ключевые показатели эффективности, главный из которых – чистая прибыль. Созданы и реальные стимулы - появилась мотивация 'единиц' получать высокие КПЭ. А главный инструмент для работы – снижение издержек. Например, на все виды поставок, исключая технологическое топливо, сейчас объявляются конкурсы. Анатолий Чубайс впервые огласил цифры сокращения численности работающих в компании сотрудников: за три года компания уменьшилась на 115 тысяч человек. Не было ни судов, ни скандалов, а значит, и нарушений прав работников. Проще говоря, с людьми обошлись по-человечески, по крайней мере, так прокомментировал эти сокращения председатель правления компании.

И, наконец, к бизнес-шагам относится и реформирование электроэнергетики, через которое прошло уже большинство зарубежных стран, включая СНГ. Базовый принцип реформы такой – сети и диспетчеризацию оставить государству, а генерацию и сбыт вывести на конкурентный рынок. Этот рынок уже создается. Кроме оптового рынка энергии мощности (ФОРЭМ) с прошлого года функционирует и свободный рынок '5 - 15%'. В будущем привычный ФОРЭМ заменят шесть сегментов рынка.

Созданы и игроки рынка - 7 оптовых генерирующих компаний (ОГК), куда вошли федеральные электростанции и 14 территориальных генерирующих компаний (ТГК), объединяющие оставшиеся энергетические и тепловые мощности. Самая крупная ОГК объединяет всю гидрогенерацию страны. Каждая ОГК в итоге перейдет на единую акцию, и, по словам Анатолия Чубайса, генерирующие компании будут такими же значимыми и крупными игроками рынка, как нефтяные компании.

К 2009 году постепенно будет ликвидировано перекрестное субсидирование – его заменят бюджетным. Начнется двухуровневое тарифное регулирование - сверх социальной нормы потребления и в ее пределах. Все форс-мажоры рынка будут подстраховывать гарантирующие поставщики. Эффективный же розничный рынок электроэнергии, когда люди смогут менять по своему выбору поставщика кВт/часов так же легко, как меняют сейчас оператора сотовой связи, -дело достаточно отдаленного будущего.

Сейчас большинство региональных АО-энерго уже разделились по видам деятельности (Ставропольская разделилась 1 апреля этого года на 4 компании – генерирующую, управляющую, сбытовую и теплогенерирующую). Все региональные генерации войдут в ТГК, федеральные – в ОГК. В модели российской электроэнергетики на конец 2006 года фигурируют частные компании ОГК и ТГК, другие независимые энергетические компании, атомные генерации. Создание компаний с крупной капитализацией – одна ОГК будет стоить не меньше миллиарда долларов – позволит привлечь в электроэнергетику крупные инвестиции. Монопольные государственные компании новой российской электроэнергетики - это федеральная сетевая компания (ФСК), 'Администратор торговой сети' (НП 'АТС'), межрегиональные распределительные сетевые компании (МРСК). В модели электроэнергетики на конец 2006 года, правда, нет одной существенной детали – РАО 'ЕЭС России'. Холдинг перестанет существовать.

'Мы открыты к любому вопросу' - с этого начал конференцию Анатолий Чубайс, рассказывая о стратегии развития компании. И уже на пресс-конференции Анатолию Чубайсу задавали самые разные вопросы – от экономических до провокационных. Кстати, что характерно, не было ни одного вопроса по отключениям или срывам в энергоснабжении.

- А. Усольцев, вопрос от Ставропольской телекомпании а,т,в:

- На протяжении ряда лет ОАО 'Ставропольэнерго' вкладывало средства в строительство Егорлыкской ГЭС-2. Этот инвестиционный проект мало выгоден, но важен для экологии края - несколько районов могут остаться без питьевой воды. Будет ли после реорганизации ОАО 'Ставропольэнерго' продолжен этот социально значимый проект?

- Общая логика преобразований такая: генерация, входившая в 'Ставропольэнерго', войдет в состав ТГК-8. При этом переходят не только активы, но и инвестиционные проекты, и кредитные обязательства. При передаче генерации мы ни в коем случае не останавливаем инвестиционных проектов. Названный проект рассматривается не столько как инвестиционная стройка, сколько экологическая. А раз не инвестиционная, то и денег на нее у 'Ставропольэнерго' физически не было. К тому же одни экологи говорят, что проект нужен и поможет в борьбе с заиливанием. Другие считают его, наоборот, вредным. Этим проектом занимался еще Юрий Тыртышов, когда был заместителем ставропольского губернатора. В Ставрополе на эту тему было совещание. Тогда договорились, что в первую очередь надо доработать проект, а затем обязать инвестированием в его строительство ТГК-8, где существенно выше ресурсы и окупаемость.

- О. Токмакова, газета 'Вечерний Ставрополь':

- В Ставропольском крае расположены и работают две федеральные электростанции – Ставропольская и Невинномысская ГРЭС. В ходе реформирования первая вошла в ОГК-2 и зарегистрирована в Ставропольском крае. Если местом регистрации ОГК-2, куда вошли пять федеральных электростанций, стал Ставропольский край, значит ли это, что именно в наш регион пойдут налоги от работы ОГК-2 – крупнейшей генерирующей компании России?

- Если в крае и электростанция, и ОГК, и регистрация, то куда же ей деться? Много было баталий по местам регистрации, и старались сделать так, чтобы это было максимально справедливо. Мы считаем, что регистрация вновь созданных территориальных и оптовых генерирующих компаний радикально не перераспределит налоговые потоки. Некоторое распределение произойдет, но мы очень осторожно к этому относимся и не хотим, чтобы реформа РАО ЕЭС перераспределила масштабные налоговые поступления между регионами, а это, как уже говорилось, больше 100 миллиардов рублей. То есть да, некоторое распределение есть, но Ставрополь в этом смысле уж точно не проигрывает.

- Кто и как будет регулировать взаимоотношения потребителей тепла и супермонополий - ТГК?

- Правда в том, что в ближайшие два-три года региональные энергетические комиссии (РЭК) перестанут регулировать большую часть тарифов на электроэнергию, но неправда, что они перестанут существовать. У них появится громадное число регулирующих функций. Я искренне разделяю лозунг, который придумали для электроэнергетики:

- Что нужно электроэнергетике после глубокого дерегулирования?

- Сильный регулятор!

Вместо задачи формирования тарифов необходимо нормативное регулирование в этой сфере. Ведь определять правила рынка может только государство. К тому же РЭКи еще долго будут регулировать тарифы для населения, а тарифы на тепло - еще дольше. Стратегия такая – РЭКи еще долго регулируют тарифы на тепло, а отдельные эксперименты по дерегулированию могут проводиться только локально.

- Почему в ТГК вошли сбытовые компании, выделившиеся из АО-энерго?

- В этом вопросе отмечаю высокий уровень вашей информированности – только 23 апреля на эту тему прошла целая баталия. Споры были трудными. Меня даже обвинили в государственничестве и антирыночной идеологии. Но 'сбыт' - одна из самых уязвимых точек преобразований. Все выделившиеся компании работают с внешним миром только через 'сбыт'. Любой сбой в сбыте - и рушится вся конструкция. Понятно, что сбыт – рыночная функция, но спешить здесь нельзя. 23 апреля окончательно решено, что на первом этапе 'сбыты' уйдут в территориальные генерирующие компании (ТГК). Сбыт либерализуем потом, а сейчас для нас главное, чтобы 'сбыт' не разрушился завтра, потянув за собой цепочку банкротов.

- В стране активно обсуждается проблема по либерализации цен на газ. Как Вы относитесь к возможности приведения цен на газ в России к мировым?

- Я категорически против того, чтобы российские цены на газ были выведены на мировой уровень. Сегодня реальная цена на газ $28 - 30 за тысячу кубов. Мировая цена в пять раз больше. Для России это невозможно и неправильно. Европа живет на нашем газе, плюс алжирский и норвежский. Очевидно, что затраты на транспортировку стоят больших денег, поэтому они платят и будут платить дороже. Но мы-то тут при чем? Я не вижу обоснования для выведения цен на газ на мировой уровень.

Сегодняшняя цена на газ, согласен, заниженная, а главное, нерыночная. И есть у газовиков такой фокус – балансовый и забалансовый газ. Первый по $30, а второй по $50. Это абсолютно непрозрачная ситуация. Цены на газ в России надо выводить на равновесный уровень, но он никогда не будет мировым. В моем понимании цена может быть от силы $55 - 60, не более. Но это должна быть нормальная долгосрочная стратегия роста цены. Мы сейчас демонстрируем динамику роста тарифов на электроэнергию, которая гораздо ниже, чем на газ, хотя это основное технологическое топливо для электростанций. Наша задача - удержать свои тарифы, несмотря на то, что газовые растут быстрее. За это с нас и спрашивает государство. Но неправильно, когда в спокойной тенденции поэтапного за 3 - 5 лет приведения цены на газ к равновесному уровню некто заявляет: 'А давайте мы либерализуем цену на газ!'. Недопустима либерализация цены на рынке, когда нет рынка! Мы уже четыре года преобразовываем компанию, чтобы создать только предпосылки для либерализации цен на электроэнергию. Если же, не преобразовывая 'Газпром', либерализовать цены, догадайтесь с трех раз, какими они будут? Это безответственно и ложно.

- Эксперты прогнозируют рост акций РАО ЕЭС на 80 - 100 процентов, как Вы оцениваете эти прогнозы?

- Миссия менеджмента и состоит в том, чтобы добиться увеличения стоимости бизнеса и капитализации. Но в вопросе есть коварный элемент. Вы говорите о росте капитализации РАО ЕЭС, а мы говорим, что через два года РАО ЕЭС перестанет существовать. Мы решаем непростую задачу разработки корпоративной технологии, которая передаст нашу капитализацию вновь созданным компаниям. Оценки действительно существуют. Например, оценка капитализации одной ОГК – 1 миллиард долларов. Те же эксперты прогнозируют еще через 2 - 3 года увеличение этого показателя до двух миллиардов долларов. Кому-то эти цифры кажутся фантастическими, а мне – вполне реальными.

- В московском суде отложили оглашение вердикта по делу основателя компании 'Юкос' Михаила Ходорковского. Неизвестно, чем завершится этот судебный процесс. Чувствуете ли Вы себя в безопасности? Особенно в связи с известными событиями с Вашим кортежем…

- Есть такое большое количество людей, желающих увидеть меня на месте Ходорковского или сокрушающихся по поводу неудачного покушения, что уже лет 15 я чувствую себя в безопасности. Она у меня высокая, и никому ничего не удалось и не удастся сделать.

- Какая у Вас будет должность в 2007 году, когда не будет РАО ЕЭС?

- Трудовая пенсия… И я бы сказал, заслуженная!

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов