Андрей Репин: Мы даже не считали, во сколько обойдётся «Пакет Яровой»

Ярослав Распутин

Почему местный интернет-провайдер Ставрополя не будет повышать тарифы ради борьбы с терроризмом

Андрей Репин
Андрей Репин

«Пакет Яровой» вызвал настоящий переполох в СМИ из-за наказа операторам записывать сообщения и звонки и хранить это по полгода. Операторы «Большой тройки» уже готовятся повысить тарифы в 2-3 раза, а «Почта России» запланировала вложить 500 млрд рублей в исполнение закона.

Среди этого шума со всероссийскими компаниями «Вечерний Ставрополь» решил спросить у локального оператора связи, чего ждать от «закона Яровой», как это повлияет на маленькие компании и ждать ли жителям Ставрополя повышения тарифов. Эти вопросы мы задали коммерческому директору «Зелёной Точки» Андрею Репину.

– Андрей Игоревич, если даже гиганты связи говорят об огромных убытках, какие опасности «закон Яровой» несёт локальным операторам?

– Журналисты в силу своей профессии, подпитываемые социальным заказом зачастую раздувают шум, делают из мухи слона. Вспомните скандальные такие вещи, как тот же закон о персональных данных, которые нужно хранить на серверах в России – нас пугали, что Visa и MasterCard прекратят обслуживание россиян, Facebook закроют, Apple заблокирует iCloud и айфоны не будут работать, Google закроют… Работает сейчас? Вроде как работает.

По поводу запретительного списка Минюста, Роскомнадзора – операторы плакали горючими слезами: миллионы, миллиарды, поставить какое-то оборудование… Но всё решили – список работает, сайты закрываются, доступ ограничивается, причём без лишней жести, и тарифы не растут.

– То есть вы считаете обоснованным давать силовикам право, по сути, следить за личной жизнью граждан?

– С одной стороны, есть закон, Конституция, которая гарантирует всем права – право переписки, невмешательства в личную жизнь. С другой стороны, есть нешуточные угрозы даже более серьёзным вещам из той же Конституции – праву на жизнь, праву на свободу. Противоречивая такая штука.

Когда-то в самолёт можно было зайти прямо с посадочной полосы, а теперь это кажется немыслимым – из-за террористической угрозы ввели стандарты безопасности. Сегодня интернет представляет нешуточную опасность, и не только Путину, государству. Удобно пользоваться риторикой, что власти боятся, что интернет-сообщество свергнет режим и защищают только себя. Но в интернете работают наркоторговцы, террористы – они не против Путина работают, против жителей.

Я не поддерживаю сторонников «всё запретить» – власти должны сотрудничать с операторами связи и крупными интернет-компаниями. Сейчас эта работа зачастую на уровне показухи не только в России. ФБР пытается заставить Apple открыть доступ к iCloud; вместо того, чтобы объединиться против терроризма, они воюют друг с другом – террористам остаётся сидеть и смеяться над ними. В одном Китае всё хорошо – там интернет закрыли, когда он ещё не стал массовым явлением. Я, конечно, шучу – так не должно быть.

– Раз закон приняли, значит, у государства не было действенных методов работы с каналами связи?

– Есть система СОРМ, которая даёт возможность подключиться к каналу передачи данных и что-то прослушать с санкции суда. Но если преступление уже совершено, ничего нельзя прослушать – трафик уже «уплыл».

По «пакету Яровой» государство сделало себе возможность требовать от операторов записывать звонки и сообщения. Но обязательств ещё не появилось, а конкретные правила установит правительство. Полгода – это максимальный срок, что можно требовать от оператора, думаю, нормы будут зависеть от регионов: в нестабильных – шесть месяцев, в спокойных – недели две или вообще не требовать.

Закон есть, в любой момент могут нажать на кнопку и сказать «всё, огонь» – но пока никто никому ничего не должен. Я думаю, будет какой-то период переговоров, притирки, технического обеспечения.

– Закон есть и пора готовиться его исполнять. Считала ваша компания, во что обойдётся переоборудование, как это повлияет на тарифы?

– У нас не было расчётов, потому что считать нечего – нужно понимать конечные требования, а ещё нет чёткого понимания, что «писать». Конечно, для нас как для коммерческой компании каждая копейка – это затраты, но я пока не вижу причин тарифы повышать. Это навскидку.

Должно быть, как минимум, разъяснение Роскомнадзора, как это всегда было – как работать по этому закону, какие данные должны писаться, как обеспечивать их безопасность. Вообще если брать интернет-провайдеров, то к нам это, по видимости, меньше всего относится.

Что касается повышения тарифов – я думаю, речь идёт о спекуляциях. На такой теме можно покричать, обосновать повышение тарифов перед населением: «Ай-яй-яй, нас бьют, надо как-то…». Конечно, там большой объём трафика, и это другой трафик, но всё равно – моё мнение – найдут компромисс.

– Значит ли это, что спецслужбы смогут посмотреть историю моего браузера, все мои данные? И всё это будет на серверах провайдера?

– Что вообще предполагается хранить – не весь пользовательский трафик, а конкретно сообщения, то, что отправляет пользователей: текст, голос, фото, видео.

Скорее всего, будет хранить оператор сервиса обмена сообщениями. Мы предоставляем услуги проводной телефонной связи и будем хранить звонки, которые по линии проходят; но если кто-то через интернет «Зелёной точки» передаёт сообщение в Telegram – мы просто не сможем это сообщение выделить из всего трафика, записывать его не может быть нашей обязанностью.

Есть ещё норма о шифровании – все ключи должны выдаваться в ФСБ, хотя ещё не понятно, вообще все или только запрошенные. Это касается мессенджеров, сейчас стало модно шифровать сообщения. По-видимому, придётся как-то расшифровываться.

– То есть «Большой брат» будет знать как раз самое личное – наши сообщения?

– Доступ к этому получат спецслужбы – конечно, всегда встаёт вопрос о борьбе с инакомыслием и злоупотреблениях. Но топор, нож, палка – всё, что угодно, может быть как оружием, так и орудием. Как орудием труда, так и оружием; тот же самый автомобиль – очень опасная вещь.

Тут однозначного рецепта нет, вопрос в другом – должен быть общественный контроль. Не поднимать хай из-за паранойи: «меня кто-то просматривает», а разбирать конкретный случай: кого прослушали, какой вред нанесли. На Западе это делают оппозиционные партии, в нашей стране как таковой оппозиции нет, остаётся общество.

Был бы я большой деятель – просто эти данные в интернете не хранил, нашёл бы какие-то другие варианты.

– Моя переписка будет лежать полгода где-то у вас на сервере. Значит, хакер, сломавший зубы об WhatsUp, пойдёт за теми же сообщениями взламывать вашу сеть?

– Теоретически опасность взлома этих серверов есть, как и в принципе взлом любой системы. Можно взломать военные сервера, базы данных Google и Apple, но они как-то охраняются – есть сервисы, которые предлагают свои решения: Cisco, Касперский, Dr. Web и другие.

Мы ведь не единственные, кто о безопасности задумывается. Понятно, что Яровая не сама законы пишет. Это выбранная фигура, которой поручили стать лейблом, брендом этого закона, а готовили его профессиональные юристы, политики, спецслужбы.

Вопрос в том, как всё будет организовано. Доверять какой-то маленькой региональной компании, которая будет хранить данные на плохом оборудовании, неразумно – кто будет проверять, как мы трафик храним? Может, это будет какой-то единый сервер в Москве, или распределённая сеть в регионах.

По всей стране есть большие DATA-центры, в Ставрополе «Синтерра» построила – он пустой стоит, может, те же операторы связи смогут аутсорсить эту услугу, по сути, новая рыночная ниша в сфере IT-инфраструктуры. Пока в законе нет конкретики, непонятно, как это будет технически реализовано.

спецслужбы, пакет Яровой, Интернет, Зелёная точка, провайдеры

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Наука и технологии»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Другие статьи в рубрике «Экономика»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов