Английский пассажир

Ольга Метёлкина

Английский пассажир
В маршрут своего большого путешествия по России Джейсон Эверсон включил Ставрополь и Кавказские Минеральные Воды.

Что наш мир необычайно тесен, мне пришлось в очередной раз убедиться, как только тронулся наш поезд «Москва — Ставрополь». Лицо моего соседа по купе показалось очень знакомым. Из его разговора с проводником стало понятно, что он англичанин, едущий в Ставрополь.

- Джейсон, - представился попутчик, - восемь лет не был в России. Я не очень хорошо говорю по-русски.

И только когда Джейсон сказал, что он археолог, стало понятно, почему его лицо показалось мне знакомым. В памяти всплыли события лета 1994 года: Татарское городище,  международная археологическая экспедиция, организованная краеведческим музеем и Ставропольским гос-университетом, профессор Редингского университета Генрих Харке, четверо его студентов у костра, опьяненные романтикой, кавказским гостеприимством и самую малость русской водкой... Среди молодых англичан тогда как раз и был Джейсон Эверсон. Бывают же такие совпадения?! 

Дорога из Москвы неблизкая, так что поговорить мы успели о многом. Джейсон рассказал о том, что археология, к сожалению, не стала его профессией, но осталась главным увлечением в жизни, особенно после того, как в 90-е годы он побывал на раскопках древнего могильника Клин-Яр под Кисловодском. Тогда же он познакомился с Андреем Белинским, археологом, который сегодня возглавляет в Ставрополе государственное унитарное предприятие «Наследие». Именно к Андрею Борисовичу Джейсон и ехал на сей раз.

За полтора десятка лет многое изменилось не только в России, но и в жизни моего собеседника. Сегодня он живет в Японии, женился на местной жительнице. Они коллеги с женой — оба преподаватели английского языка. Джейсон понемногу привыкает к особенностям жизни в Японии.

Вагон под номером 13, в котором мы ехали, оказался прекрасным местом для интервью. Пассажиров в нем оказалось почему-то совсем немного. Я предположила, что всё дело в его «несчастливом» номере, и спросила Джейсона: «В Англии тоже не любят 13-е число?». Оказалось, что в суевериях мы похожи.  Англичане, к примеру, тоже не рекомендуют просыпать соль, чтобы не накликать ссору. Но есть и такие приметы, о которых я до этого не слышала. Например, нельзя в доме раскрывать зонтик или проходить под приставной лестницей. Этим якобы недолго накликать смерть. 

Живя в Японии, Джейсон убедился, что суеверных людей там еще больше, чем на родине. Чужеземец, сам того не подозревая, очень легко и просто может оконфузиться, например, подарив японке три цветка. Нельзя наливать чай из заварочного чайника, если у него не закрыта крышка. Тем самым недолго накликать смерть. Сломанная расческа в Стране восходящего солнца означает то же самое, что и разбитое зеркало у европейцев. Японцы вообще, судя по их суевериям, чрезвычайно боятся смерти. Они очень не любят числа 4 и 9. «Четыре» произносится по-японски как shi, что созвучно слову «смерть», а «девять» (ku) напоминает слово «боль». Японцы используют любую возможность не применять эти цифры: например, в больницах обычно нет 4-го и 9-го этажей, после третьего идет сразу пятый, а после восьмого — десятый. 

К японским суевериям Джейсон относится философски. Гораздо труднее было привыкнуть к непривычному для европейца образу жизни, необычной кухне. Традиционная овсянка на утро в Англии — это не миф. Джейсон рассказал, как он готовит porridge. Надо взять несколько ложек овсяных хлопьев, залить их молоком, разбавленным водой, посолить и варить до готовности. Каша должна получиться в меру густой и вязкой. Сахар и масло каждый добавляет по вкусу. А вот традиционный японский завтрак, состоящий из риса и рыбы, Джейсону не очень нравится. Другое дело — чай. Зелёный, черный, по-английски, по-японски... Правда, его манера пить по нескольку чашек подряд напомнила мне о традициях чаепития в России. 

Если бы не лёгкий акцент, Джейсона трудно было бы отличить от нашего соотечественника. Ну какой еще англичанин отважится на путешествие через всю Россию по железной дороге?! Из Японии он паромом добрался до Владивостока, оттуда доехал до Байкала — мечтал увидеть это сибирское чудо. Потом была небольшая остановка в Иркутске. Через несколько дней мой попутчик уже любовался Казанским кремлем. Подольше Джейсон задержался в Санкт-Петербурге. Он увлекается фотографией и не мог отказать себе в удовольствии поснимать неповторимые виды города на Неве. Из Северной столицы направился в Москву и, наконец, - на юг. В тот день, когда мы приехали в Ставрополь, прошел ровно месяц с начала путешествия Джейсона. По его словам, если в Англии надо ехать в течение шести часов, люди говорят, что это очень долго. Наверное, у иностранца должен быть какой-то особый мотив, чтобы осознанно решиться на такой долгий путь по России...

- А не страшно? - спрашиваю я. - В новостях о событиях в нашей стране сообщают разное. Тем более — Северный Кавказ...

Джейсон улыбается, говорит, опасно может быть где угодно. Например, в Англии только недавно утряслась ситуация с ирландскими экстремистами. А на Кавказе он уже был: во Владикавказе, в Нальчике, на Кавминводах. Нравится ему Россия, вот и всё. Джейсон очень хорошо говорит по-русски. Признаётся, язык очень сложный, но красивый. Слушает Гарика Сукачёва, Б. Гребенщикова и «ДДТ». Может быть, в каком-нибудь двадцатом колене среди англосаксов, французов и викингов у него были русские предки, а теперь их гены не дают покоя англичанину Джейсону Эверсону. Ежели так, то его мечта совершить кругосветное путешествие, подобно Фёдору Конюхову, обязательно исполнится.

Фото автора


Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А может, этот Джейсон в какой-то из прошлых жизней был русским???
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов