Архивисты представили уникальные документы периода оккупации Ставрополя

Ольга Метёлкина

Готовясь отмечать очередную годовщину освобождения Ставрополя от фашистской оккупации, журналисты, как правило, сталкиваются с проблемой: казалось бы, всё уже сказано, всё опубликовано. Откуда же через столько лет взяться новой информации?!

И здесь на помощь приходят архивисты. Так получилось и теперь.

- В этом году мы будем отмечать юбилей города Ставрополя, и, конечно, мы заранее начинаем готовиться к нему, - сказала председатель комитета Ставропольского края по делам архивов Елена Долгова. - В рамках этих мероприятий специалисты архива проводят большую работу по выявлению документов по истории краевого центра. В частности, такие документы, относящиеся к периоду оккупации Ставрополя в 1942-1943 годах, недавно были выявлены в Государственном архиве Ставропольского края. Ранее они не были известны пользователям.

Заведующая отделом публикации документов ГАСК Ксения Калугина показывает пропагандистские материалы, которые оккупанты распространяли на Ставрополье
Ольга МетёлкинаЗаведующая отделом публикации документов ГАСК Ксения Калугина показывает пропагандистские материалы, которые оккупанты распространяли на Ставрополье

Именно со знакомства с этими уникальными материалами и началась наша беседа с заведующей отделом публикации документов Государственного архива Ставропольского края Ксенией Калугиной:

- На хранении в архиве находятся необычные документы - брошюры и листовки агитационного характера, которые немецкие оккупационные власти распространяли среди мирного населения на захваченных территориях.

- Что собой представляют эти документы? Какие идеологические рычаги воздействия на сознание советских граждан использовал оккупационный режим?

- Исследователи не случайно отмечают, что нацистский рейх уделял очень большое внимание пропаганде на захваченных территориях. Мы видим, что брошюры изданы на высоком полиграфическом уровне, написанные по-русски тексты отличаются доступным языком, привлекают внимание качественные цветные фотографии. В пропагандистских материалах часто использовались выражения, отмечающие высшее качество всего, что есть в Германии: «великолепно обученные специалисты», «прекрасные условия», «замечательные возможности» и тому подобное. Богато иллюстрированный журнал «Современная Германия» должен был наглядно демонстрировать все преимущества жизни в немецком государстве. На фотографиях - счастливые германские крестьяне, работающие в поле, пасущиеся стада коров, цветущие сады. Показаны технические новшества, автомобильный и железнодорожный транспорт. Аналогичную информацию мы находим в брошюре «Что будет дальше». Она также восторженно живописует благополучие немецких рабочих и крестьян: на фотографиях добротные дома рядовых граждан, фермерские хозяйства с тучными стадами овец, личные автомобили. С немецкой скрупулезностью описано то, что едят простые жители Германии.

Красочная листовка «Всем женщинам и девушкам» рассказывала о том, как выглядят немецкие женщины: спортсменка, секретарша, сестра милосердия, «фильмовая режиссерша»... Предполагалось, что советские работницы и крестьянки должны были оценить, какие прекрасные возможности предоставлены представительницам прекрасного пола в Германии, как счастливы их дети в домах малютки (детских садах), пока их матери трудятся.

При том всё, что касалось Советского Союза, преподносилось в негативном свете. Брошюра «Каторжный социализм» так и заявляла: «Советский человек может завидовать судьбе любого раба, прикованного к веслу на галере древнего варвара. Этого раба хотя бы хорошо кормили и отпускали на свободу».

Среди пропагандистских материалов есть брошюра «Как сталинская шайка угнетала народ» с описаниями «ужасов» губительного для народа советского строя и картинами счастливой жизни граждан гитлеровской Германии.

Ставропольский завод «Красный металлист». 20 марта 1943 года
Ставропольский завод «Красный металлист». 20 марта 1943 года

Яркий пример нацистской пропаганды - книжка «Как живет немецкий рабочий», написанная якобы от лица пленного красноармейца, перешедшего на сторону Германии. Кроме описания замечательных условий, созданных германским руководством для трудящихся, автор рассказывает о том, как устроены бывшие военнопленные: «Я вместе с другими нахожусь в культурных бытовых условиях. Мы получаем вполне достаточное питание. Нам выдают хлеб, хороший суп, маргарин, колбасу, сосиски, сыр, масло, сладкое кофе и прочее. Получаем папиросы. Всё высокого качества. И это после двух лет войны!». В брошюре красочно описаны условия жизни и работы германских рабочих. Для бывших советских военнопленных якобы была организована экскурсия на фабрику, где они увидели комфортные раздевалки, умывальники, велосипеды рабочих, столовую, «где рабочие обедают наряду с инженерами и директором», хорошее медицинское обслуживание, оркестр в клубе фабрики...

Также имеются богато иллюстрированные фотографиями брошюры: «Кто такой Гитлер» и «Гитлер - освободитель», в которых идет примитивное восхваление фюрера. Обращает на себя внимание листовка «Маска сорвана». На ней Сталин карикатурно изображен в кроваво-черной цветовой гамме в образе дьявола, а на обратной стороне он же с кнутом в руках тиранит простых людей в СССР.

- Пропагандистские мотивы фашистов понятны. А какую информацию о порядках и устройстве жизни местного населения, установленных оккупационными властями в Ставрополе, мы можем найти в архивных документах?

- В Государственном архиве Ставропольского края хранится значительный объем документов периода оккупации, которые при отступлении фашисты не успели уничтожить. В делах даже попадаются обожженные страницы. Любопытно, что некоторые документы оккупационного периода написаны или напечатаны на оборотной стороне советских бланков.

В коллекции документальных материалов, отражающих период немецко-фашистской оккупации Ставропольского края, хранятся немецкие трофейные документы, касающиеся административной и хозяйственной деятельности оккупационных властей города. Прочитаем некоторые из них, чтобы узнать, какой порядок устанавливали фашисты на оккупированной территории. Так, к примеру, в предписании немецкого командования от 20 сентября 1942 года говорится: «Поскольку агенты врага пытаются уничтожить урожай, продовольственные запасы, а также разрушать работы по хозяйству, потому все крестьяне должны совместно с немецким вермахтом и с каждым, кто не является большевиком и предателем, охранять урожай и уничтожать большевистских преступников... Кто попытается умышленно или из-за нерадивости наносить вред хозяйству на оккупированной территории, будет брошен в тюрьму, исправительный лагерь или казнен».

Предписание из военного управления бургомистру города Ставрополя от 17 октября 1942 года информировало о необходимости экономного расходования электричества и воды среди населения. В ноябре 1942 года немецкое командование издало приказ, по которому время на Ставрополье должно было быть переведено на один час назад в соответствии с берлинским.

Здание почты и телеграфа в Ставрополе. 16 марта 1943 года
Здание почты и телеграфа в Ставрополе. 16 марта 1943 года

- Оккупанты установили свои порядки и религиозные традиции. Я имею в виду празднование Рождества...

- Действительно, 1 декабря 1942 года был подписан документ: «На основании распоряжения полевой комендатуры немецкого командования празднование Рождества Христова и Нового года проводится 25, 26 декабря и 1 января по новому стилю. Церковь имеет право производить службу в честь Рождества Христова по старому стилю с тем, что это не отвлечет верующих от повседневных работ».

Оккупанты заранее начали готовиться к Рождеству, и 25 ноября был издан приказ, предписывающий всем владельцам гусей сдать одного из каждых четырех птиц, или 25 % от имеющегося поголовья. «Все сдаваемые гуси должны быть весом не менее 3,5 кг, здоровыми, нормальной упитанности и желательно с серым оперением. За принятых гусей контора «Птицепрома» оплачивает по 2 рубля 80 копеек за килограмм живого веса».

В Ставрополе, как и на всей оккупированной территории, в праздничные дни официально были запрещены фейерверки и какая-либо стрельба. Но без нарушений не обошлось. Среди архивных документов есть сообщение в местную комендатуру: «1 января 1943 года, в 00:05, русский полицейский сделал два выстрела, хотя стрельба в новогоднюю ночь, согласно приказу командования войск группы, была запрещена». Другой документ содержит предписание начальнику местной охраны порядка допросить стрелявшего со всей ответственностью. Как был наказан нарушитель приказа, информации нет.

- Надо думать, фашисты вряд ли спустили с рук подобное... Жестокость, с которой они расправлялись не только с нарушителями порядка, а даже с невиновными гражданами, общеизвестна.

- В архиве хранятся документы Ставропольской краевой комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков. По официальным данным, в Ставрополе за 5,5 месяца оккупации города 5500 человек признаны погибшими от рук фашистов. За этой цифрой - жизни реальных людей, судьбы их близких и родных.

После освобождения края от оккупантов были документально зафиксированы свидетельства очевидцев тех кровавых событий. В одном из таких документов, хранящихся в фондах архива, содержатся показания гражданина Н. о том, как 14 августа 1942 года по приказу немецких властей он с семьей прибыл для регистрации в гестапо. Вместе с другими людьми их оставили на ночь под открытым небом в полном неведении, что будет дальше. «Утром немецкие преступники начали выводить женщин с детьми и раздевать их наголо. Душераздирающие крики были слышны в течение трех часов, после чего машины, подходили и в них бросали детей и женщин. Те, кто сопротивлялись, были зверски избиты и за волосы заброшены в машины»... Мужчин тоже погрузили в машины, в грузовике, где оказался Н., было 30 человек. «Машина остановилась у самого аэродрома. Жуткая картина представилась нашим глазам. Колоссальная цементная яма была набита трупами женщин, детей и стариков. Кровь несчастных жертв била ключом, ибо яма была вся бетонированная, и крови некуда было уходить... Гитлеровские людоеды заставляли нас закапывать трупы, за нами следила банда автоматчиков». Далее Н. рассказывал, что тех, кто останавливался и не мог работать, избивали прикладами. Весь день они закапывали ямы с трупами. В одной из таких ям он увидел тела своих детей и жены...

Десятки подобных свидетельств людей, переживших период оккупации на Ставрополье, хранятся в фондах Государственного архива Ставропольского края.

- Ксения, расскажите о документах, в которых нашли отражение события, связанные с освобождением Ставрополя от оккупантов. На мой взгляд, наибольшую ценность представляют свидетельства и воспоминания участников этих событий.

- Действительно, в фондах архива такие документы есть. Многие из них не раз публиковались в прессе и научных изданиях. Хочу предложить вашему вниманию воспоминания участника освобождения Ставрополя жителя села Птичьего Изобильненского района Михаила Федоровича Конева. «20 января 1943 года пехотный полк, в котором я служил, двигался из хутора Калюжного в направлении города Ставрополя. К исходу дня мы достигли высоты возле села Надежда. Отсюда был хорошо виден Ставрополь. У бойцов и командиров были суровые лица. Ставрополь был охвачен пожаром. Возникали всё новые и новые столбы дыма. Каждому стало ясно, что немецкие войска готовятся к отступлению и жгут лучшие здания города. С этой же горы хорошо были видны машины, движущиеся с отступающей немецкой армией по шоссе из Старомарьевки в направлении Ставрополя. Утомленные бойцы и командиры нашего полка об отдыхе в селе Надежда и не думали. Каждому стало понятно, что скоро надо овладеть шоссе и тем самым закрыть путь отступления немцам... Достигнув новостроек, наши минометчики открыли огонь по отступающему врагу. Вскоре мы стали продвигаться вперед беспрепятственно в направлении станции... Заместитель командира батальона по строевой части старший лейтенант Зорин сообщил, что перед нами поставлена задача достичь Верхнего рынка». Там они должны были встретиться с другим полком дивизии, наступающим со стороны Татарки. «Миновали место бывших Тифлисских ворот на Сталинском проспекте... Против Нижнего базара нас встретили три горожанина с ружьями в руках. Они сообщили нам, что немцы отступали в течение всей ночи, последние прошли около часа тому назад... Ночью, часа в три или четыре, 21 января мы достигли Верхнего рынка. Ставрополь был освобожден». 

Ставрополь, архив, фашисты, оккупация, история

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»