Атаман

Валерий Манин

Конец апреля 1990 года в Ставрополе выдался жарким. Во всех смыслах. Город изнывал под лучами палящего солнца. Горячо было и во всем регионе. Почувствовав слабость центральной власти, в разных уголках страны и Ставрополья тоже зашевелились всякие экстремистские элементы, собиравшиеся в объединения, чаще всего по национальному принципу. Разрозненные группы славянского населения, каждая в своем селе, хуторе или станице, пытались как-то защитить себя и близких от анархистского разгула. Чаще всего ощутимый отпор экстремисты получали от казаков, поэтому и свой главный удар они наносили именно по казачеству, которое, впрочем, тогда не было организовано далее станицы. Но чтобы ослабить даже это не такое уж и сильное сопротивление, деструктивные элементы пытались обезглавить зарождающееся казачье движение, не брезгуя и убийством активных и авторитетных лидеров.

 

В один из таких почти по-летнему жарких апрельских дней 1990 года группа людей, в основном творческих профессий, объединенных казачьим происхождением, собралась в крохотном зале Ставропольского отделения Союза писателей России. Жарко говорили о судьбе России, роли казачества в ее истории, вспоминали классиков, упоминавших о казаках и требовании сегодняшнего дня к объединению казачества.

В этой горячей дискуссии, которой пытался управлять известный поэт Витислав Ходарев, как-то не очень активно принимал участие стройный, крепкого сложения мужчина, по возрасту заметно старше большинства собравшихся, предпочитая что-то записывать в старенький блокнотик.

По прошествии пары часов споров он попросил у ведущего слова и хорошо поставленным, но спокойным голосом сказал: «Я - Федосов Петр Стефанович. Потомственный кубанский казак из станицы Расшеватской Новоалександровского района. Это здорово, что нас всех волнует судьба Родины и казачества. По-другому и быть не может, поскольку во всех нас живут казачьи гены. Но, выслушав внимательно всех, хочу предложить от слов, правильных и честных, перейти к делу. Поэтому предлагаю создать организационный комитет по возрождению на Ставрополье краевой общественной казачьей организации». После чего он заглянул в свой блокнотик и зачитал несколько фамилий, предложив возглавить новое объединение В. Ходареву. Слова были дружно поддержаны. Так был создан оргкомитет, который уже месяца через полтора возглавил сам же П. Федосов.

А дальше пошла большая, часто не видимая работа по подготовке первого Учредительного Большого круга казаков, проживающих на территории Ставропольского края. Петр Стефанович и сам ездил по краю, встречаясь с казаками, объяснял им необходимость объединения, остужал горячие головы, видевшие в казачьей общественной организации основу для создания «самостийной казачьей республики», но главное, он с крепкой крестьянской обстоятельностью направлял деятельность членов оргкомитета. В итоге к началу осени 1990 года было практически все готово к проведению Учредительного Большого круга казаков, проживающих на Ставрополье, который и состоялся 28 сентября.

Даже такое название казачьего форума далось Федосову нелегко. Немало было желающих создавать отдельные казачьи организации на базе терцев и кубанцев. Петр Стефанович аргументировал: «А куда деваться потомкам донских казаков, коих в крае немало? А представителям других традиционных для России казачьих войск? Ведь в предшествующие десятилетия вольно, а чаще не вольно, казаки мигрировали из своих родных мест по всему Советскому Союзу. Что ж, теперь их внукам и правнукам бросать уже ставшее родным Ставрополье и возвращаться на историческую родину? Так ведь для многих, например, семиреченцев, она уже оказалась за границей». Убедил.

Вообще, дар убеждения у Петра Стефановича очень развит. Думаю, это результат его предыдущей жизни. Выходец из бедной крестьянской семьи, он после окончания десятилетки, как и большинство молодых людей его поколения, чью жизнь исковеркала война и чьи отцы погибли на фронте, не имел денег, чтобы поехать в город для поступления в вуз. Пришлось перебираться в соседнюю станицу Григорополисскую, где находилось профтехучилище, чтобы освоить профессию тракториста. А уже через несколько месяцев молодой механизатор был призван в армию. Надо заметить, что в середине пятидесятых годов прошлого века, впрочем, и гораздо позже, служба в Советской Армии была достаточно почетной обязанностью практически во всех слоях населения. Ну а что говорить о казачьих районах, где служба Отечеству сидит в крови у каждого парня?

 

Родословная казаков-однодворцев Федосовых, одними из первых в начале ХIХ века прибывших из Курской губернии в степное Предкавказье, ведется еще с ХVII века. А Никита Захарович Федосов был одним из тех, кто закладывал селение Аршаватское, которое в 1833 году было передано в военное ведомство и стало станицей Расшеватской. В течение многих лет поколения казаков Федосовых не только осваивали просторы некогда легендарного Дикого поля, но и отстаивали честь государства Российского. Один прапрадед Петра Стефановича - Артем - в 1845 году награжден Георгиевским крестом, имя другого - Никиты - увековечено на мемориальной стеле на Шипкинском перевале в Болгарии, дед Николай служил в конвое Его Императорского Величества, отец ушел на Великую Отечественную войну летом 1941 года, а 12 ноября 1944-го погиб в Венгрии. Не вернулись с войны и три родных дяди...

Петр попал служить в Грозный. Ну разве мог тогда девятнадцатилетний парень знать, что с этой столицей одной из автономных республик СССР будет связана большая часть его судьбы. После увольнения в запас он поступил в Грозненский нефтяной институт на геологоразведочный факультет, который окончил в 1964 году.

Поработав недолго преподавателем в родном вузе, П. Федосов решил пиджак теоретика сменить на рабочую робу практика и устроился на работу в полевую сейсморазведочную партию геофизического треста. Там он за короткий срок прошел по карьерной лестнице от техника-геофизика до старшего инженера.

При этом молодой инженер продолжает заниматься и научной работой, поступает по конкурсу на должность ассистента кафедры геологии и разведки полезных ископаемых в Грозненский нефтяной институт.

И тут Петр Стефанович, в семье которого было уже двое детей, принимает приглашение (под гарантию получения квартиры) возглавить тематическую (исследовательскую) партию в только что созданном тресте «Ставропольнефтегеофизика». Здесь он на различных должностях трудится семь лет, при этом результаты работы партии им обобщаются и получают блестящую оценку ведущих НИИ. Эта работа послужила основой для кандидатской диссертации П. Федосова, а в практическом плане помогла открыть несколько новых залежей нефти и газа.

В общем, профессии, которую приобрел в Грозненском нефтяном институте, Петр Стефанович отдал три с лишим десятка лет.

 

Надо сказать, что, где бы Федосов ни работал, где бы ни жил, он всегда интересовался историей казачества. Много читал, копался в архивах, переписывался с казаками-эмигрантами...

Поэтому к началу 90-х годов прошлого века он уже не только отлично знал историю казачества в теории, но и был готов использовать эти знания на практике в деле возрождения своего народа. А в том, что для нынешней России это необходимо, Петр Стефанович никогда не сомневался.

Именно глубокие научные знания, большой жизненный опыт и абсолютная уверенность в миссии казачества заметно выделяли Петра Федосова в общей среде других, не менее горячих инициаторов возрождения казачества. И когда 28 сентября 1990 года первый Учредительный Большой круг казаков Ставропольского края избрал своим первым атаманом П. Федосова, я, как и многие другие казаки, был абсолютно уверен, что лучшей кандидатуры в тот противоречивый и сложный период в жизни страны не найти.

Уравновешенный, лишенный всякого намека на экстремизм, грамотный 53-летний кандидат наук П. Федосов был почти абсолютно идеальной на тот момент кандидатурой на роль атамана. Конечно, его действия, напрочь лишенные популизма и показухи, находили понимание далеко не у всех казаков. А дипломатичность иногда воспринималась как слабость. Но я, находясь практически все это время в русле темы возрождения казачества, с полной ответственностью заявляю, что атаман Федосов ни на гран не отступил от фундаментальных принципов казачества, хотя сделать это было ох как непросто.

 

Приступив в январе 1991 года к работе в качестве руководителя Ставропольского краевого Союза казаков, Петр Стефанович сразу столкнулся с массой проблем, казавшихся неразрешимыми. Начать хотя бы с того, что у Союза не было никаких финансовых средств, даже на жалованье атамана. Что в то время пришлось пережить его семье, и вспоминать тяжко. Многие их тех, кто обещал поддержку, затем, не видя в Союзе казаков лично для себя никакой выгоды, потихоньку удалились в тень.

А время-то было трудное. Кое-где уже лилась кровь, меж-этнические разборки, иногда с применением силы, стали чуть ли не нормой жизни. Все чаще в казачьей среде звучали призывы вооружаться и давать соседям военный отпор. П. Федосов, долгие годы проживший в Чечне, объездивший с геологами практически весь Северный Кавказ, знавший в деталях местные обычаи, имевший обширные знакомства как среди руководящей национальной элиты, так и среди простых горцев, стоял насмерть против военного решения проблем с соседями. Только путем переговоров, взаимных уступок, можно добиться взаимопонимания.

Помнится, во время трагедии в Буденновске во многом благодаря авторитету Федосова удалось предотвратить стихийные расправы над местными кавказцами. Тогда казачьи дружины патрулировали улицы разгромленного города, взяв под свой контроль буквально каждую горскую семью. В результате налет Басаева был признан бандитским не только славянским, но и горским населением, а в национально непростой восточной части Ставрополья удалось сохранить мир.

В июле 1993 года по инициативе П. Федосова был проведен Большой казачий круг казаков, проживающих не только на территории Ставропольского края, но и соседних республик. В итоге появилась уже региональная общественная организация «Кавказское линейное казачество». А значит, и возросла возможность политического влияния на процессы, происходящие на всем Северном Кавказе.

Но и на Ставрополье дел хватало. Только через три года борьбы удалось создать при администрации края отдел по вопросам казачества, который опять-таки возглавил Федосов. Он был в числе основных разработчиков Закона РФ «О репрессированных народах», где с огромным трудом в число пострадавших от советского геноцида были внесены и казаки.

Сам же Петр Стефанович входит в совет ветеранов войны, труда, Вооруженных сил и правоохранительных органов, является членом экспертного совета при уполномоченном по правам человека, входил в совет атаманов Союза казаков России, являлся участником совета старейшин при полномочном представителе Президента РФ в Южном федеральном округе, возглавлял суд чести Терского казачьего войска и так далее.

 

За свою большую трудовую, политическую и общественную деятельность П.С. Федосов отмечен наградами полномочного представителя Президента Российской Федерации в ЮФО, Главного управления по делам казачества при Президенте РФ, губернатора и Думы Ставропольского края и руководителей ряда республик Северного Кавказа, Русской Православной Церкви: орденом Святого Сергия Радонежского и орденом Святого Даниила Строителя...

 

И сейчас Петр Стефанович, разменявший уже девятый десяток, не снижает своей общественной и научной активности: регулярно публикует на страницах «Вечернего Ставрополя» материалы по истории казачества, за что и удостоен премии Ставропольской краевой организации Союза журналистов России имени Германа Лопатина, изучает историю родной станицы Расшеватской, ее жителей. В планах казака издание научных трудов по истории казачества на Ставрополье. Атаман всегда остается атаманом.

казачество, дети войны

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»