Бей бабу молотом, будет баба золотом!

Наталья Буняева

Бей бабу молотом, будет баба золотом!

Даже предположить было сложно, что заявленная тема о домашнем насилии, как одной из серьезнейших проблем России, не то чтобы сорвется… А вот все будет мешать! Причем, собственно, обсуждение началось еще накануне объявленной даты проведения «Народной трибуны»: на мой рабочий телефон обрушился шквал звонков: «Да зачем тебе ЭТО?». А после абонент вдруг вспоминал, что и он, и она… В общем, все изрядно портили жизнь друг другу. Кто-то раскаивается, кто-то нет, а один молодой человек просто смеялся. Молодой еще…

Итак, вступительное слово

Что подвигло вашего корреспондента на столь серьезную тему? Ну, скажем так, личный опыт. Но не это определяющее: как-то в разговорах с подругами выяснилось, что нас, не особо битых, оказывается, очень мало… И еще: на глаза попалась статистика. Цитирую: «Как свидетельствуют данные, приведенные в Аналитической записке по проблемам роста насилия в семье, подготовленной Комитетом Совета Федерации по социальной политике, домашнее насилие представляет собой серьезную социальную проблему. Российская статистика семейного насилия мало отличается от мировой: в 93% случаев жертвами домашнего насилия становятся женщины, в 7% — мужчины. В связи с тем что эти данные стали анализироваться российскими социологами и психологами совсем недавно, представляется особенно важным осмысление разнообразных факторов, тем или иным образом влияющих на размах этого явления».

На этом можно бы ставить точку, если бы к аналитике не добавилось следущее: 75 процентов российских мужчин согласны с тем, что они хоть раз избили свою жену. И еще: каждые сорок минут (!) в стране либо погибает одна женщина, либо ее калечат побоями. Вот вам и ситуация… Хочешь отсидеться, пока благоверный поджигает костер в гостиной? Центров, защищающих женщин и их детей, крайне мало — это хлопотно, государству не нужно, ему вообще не до того… Два дня звонили, и рассказывали свои истории, и пытались искать решения. Это наши читатели, а полиция, церковь, психологи и социологи решили, что мы и без них разберемся. Попытаемся?

Меняю памперсы…

Вера Забкова, 47 лет, Ставрополь:

«Вышла замуж «по залету», беременной, в 17 лет. Не могу сказать, чтоб любовь уж была страстной и я не могла бы прожить без мужа. Но родился ребенок, за ним второй, тянутся к отцу, куда уж мне-то деваться… Папа наш выпивал. Крепенько. И случалось, что мне приходилось замазывать лицо пудрой, чтоб синяков не было видно, я ж библиотекарем всю жизнь… Как дети просили: мам, брось его! Мне бы, дуре, прислушаться, но я же ого-го какая мать: я что хочешь переживу, чтоб детей отца не лишать! С топором на меня кидался, взрослые уже сыновья спасали… И опять: ради вас живу. Ну и живи, сказали дети и разъехались по разным городам: один в Москве, другой в Барселоне. Теперь вот сижу я со старым, больным дедом (а ему 50 всего!), меняю ему памперсы и прочие дела делаю, чтоб цирроз облегчить, и жду, когда же сыновья меня поймут. Они славные мальчики, помогают мне, деньги присылают, но вот эту «немощь» никак простить не могут. Да и к себе чего-то такого, жалости, нежности не вижу. Это я отняла у них детство… А если бы бросила их папашу, может, и он бы за голову взялся и жил бы себе…»

Ахмед К., тоже из Ставрополя: «У меня мама учительница. Отец был чиновником. Небольшим таким чиновником. Да и человек он был тихий, рассудительный… Но как его допекала моя мама! Не было вины, в которой не был бы виноват мой отец! И ругались, и дрались, и бесконечные крики, и чего только не было… Однажды (мне 13 лет было) я ушел в сарай и повесился. На бельевой веревке. Снял случайно услышавший мои хрипы сосед… Мне уже много лет, но те кошмары помню, как сейчас. Я не женат, хотя дети есть. От жены ушел: скандалы, точно как в моем детстве… Пусть жена говорит детям обо мне, что хочет, потом разберемся… А пока — помогаю деньгами, и в новый брак меня не загонишь».

Я убила своего мужа

Раиса Р.: «Я замужем была девять лет. Выдавали пышно, приданое, все, что там было положено… Свадьбу родители сыграли: уж больно хорош жених был, из богатой семьи, все честь по чести… Бить он начал меня через неделю после свадьбы. Бил всегда и за все. Долго перечислять: не вовремя приготовленный обед, задержалась, короткое платье, кто-то мне улыбнулся… Я первое время боялась маме сказать: все-таки до нитки вытянулись с такой свадьбой! Потом родители сказали: «Терпи! Ребенка носишь». Так и нерожденному ребенку доставалось: муж мог избить меня и еще и в живот пнуть… За много лет такой жизни я превратилась в рабочую скотину: работала и ублажала мужа. А он вдруг начал врать. Да как! Ну, к примеру, говорить знакомым, что в тюрьме сидел… Зачем?! Любил с ножичком поиграть: стучать им между пальцами. Однажды я задерживалась на работе. Уже знала, что муж пьян, шла домой, как на бойню. Зашла в кухню: он сидит, стучит ножом между пальцев, рядом бутылка… (Дальше слезы). Он встал и пошел на меня. Больше не помню ничего: вроде била его большой кастрюлей по голове. А когда приехала милиция, выяснилось, что моя ладонь буквально прикипела к ручке кастрюли: я схватила ее с горящей плиты. До сих пор ладонь не разгибается.

В общем, дали два года колонии-поселения, вышла на свободу через восемь месяцев. Вы не поверите: много лет прошло, но хоть бы раз приснился мне убитый муж, вспомнился чем-то хорошим. Хоронили его без меня, и я иногда думаю: а могло ли быть иначе? Нет… У каждого своя судьба. Я уже пожилая, живу одна, в бога не верю, замужним подругам не завидую…»

Давай поженимся?!

«Самая омерзительная передача на нашем ТВ — это не пресловутый «Дом-2». Это «Давай поженимся!». Вот такое странное на первый взгляд утверждение Станиславы С. «Я несколько лет жила в Америке. Там в принципе не может быть подобной программы. Нет, я все программы не видела, их там не пересмотришь. Но такого, чтобы в открытую заявлять: ты женщина, ты должна служить мужчине — это круто! Это уже призыв, пусть завуалированный, к насилию. Что такое служить? Люди женятся друг на друге, а не прислугу берут! Отсюда и проблемы: женщина не человек, это нечто такое для стирки, уборки, постели… Представляю, сколько годков «огребли» бы создатели передачи в демократической стране!»

А, кстати, как с демократией?

Я просила своих подруг, проживающих в Европе, написать, как у них решается этот удушающий вопрос. Ответили…

Ольга Королева-Свендровская (Испания, Гранада): «Мы как-то с бывшим подрались прямо на улице! Чего он на меня кинулся?.. Может, потому что из ресторана вышли и были нетрезвы? И что тут началось! На следующий день ко мне пришла делегация из друзей мужевых! И начали уговаривать забрать заявление, а то ночью состоялся суд (дежурный судья) и муженьку запретили подходить ко мне на 100 метров. И домой он прийти не имел право, а полиция обязана это контролировать изо всех сил. А куда мужику деться-то было? Так самое смешное — мне начала названивать социальная служба! И каждый день справлялись, как я себя чувствую, нет ли агрессий новых со стороны мужа? Так меня достали, мама дорогая…

В Испании, как и во всей Европе, эта проблема тоже существует, насилие в семье процветает. Только за прошедший год умерли 45 женщин… Сейчас очень жёсткие меры: телефоны доверия, куда звонишь в любое время суток и строчишь жалобу. Тут же выезжает патрульная машина и начинают разбор…»

От автора: Ольга долго лечила глаз, полиция не сводила своих «окуляров» с ее семьи. И всем все равно было, что оба супруга были сильно нетрезвы! Женщина там всегда слабее, и на ее защиту брошены все силы, законы «о жертве» не срабатывают.

Почему мы не такие?

… Ночь. Сидим с подругой, ждем милицию. Пьяный супружник растянулся на диване, храпит, аж завидно… Приехали защитники через два часа, как раз Маринка начала что-то членораздельно говорить: нож, летающий у твоего уха, надолго отнимает речь. Посовещались с милиционерами (это было два года назад) и решили, что арестовывать его бесполезно. Ну посидит сутки, ну беседу проведут. А где гарантия, что после не добьет?.. Ничего писать не стали…

Статистики «Левада-центра» провели опрос: «Распространена ли проблема домашнего насилия у нас в стране?». Опрашивали полицейских. Более 70% из них признали, что это весьма больной вопрос для россиянок. При этом 95% сотрудников полиции указали на полную неэффективность российского законодательства в этой сфере. Привлечь мужчину к ответственности за нанесение легкого вреда здоровью и побоев (а это основная масса дел, связанных с домашних насилием) практически невозможно. Требуется участие мирового суда. А мировой суд может возвратить весь материал, и полиции не остается ничего, кроме как отказать женщине в возбуждении уголовного дела. И здесь проблема не столько сотрудников правоохранительных органов, сколько несовершенства уголовного законодательства. Кстати, 62,9% опрошенных полицейских указали на необходимость принятия закона о домашнем насилии.

«Самострок» (жалобы и предложения)

У всех, кто позвонил (а звонили по-разному: кто-то смеялся, кто-то плакал), я спрашивала: что делать-то? Как противостоять мужику с налитыми кровью глазами и алкоголем в крови? Оказывается, сколько «мужиков», столько и способов. Первое: не верьте! Ни единому слову, ни падению на все колени, ни аргументу в виде мамы и папы. Он так больше не будет? Будет хуже…

Второе: не бойтесь! Пес видит страх в глазах, он его чувствует. Осязая этот страх, он будет реализовывать себя: по натуре домашний садист трус. На мужчину не пойдет с кулаком, а вот на бабу — да легко!.. Есть возможность — уйдите куда-нибудь или обязательно уведите детей. Не хватайтесь за нож: он все равно сильнее, вам же и достанется. Старайтесь быть у разъяренной твари за спиной: там труднее достать. Вызывайте полицию, хоть на время успокоят…

Есть еще способ: развод. Но нет гарантий, что разведенный супруг оставит вас в покое, да и в процессе всякое может случиться, это не одного дня дело.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов