«Беркут». Теперь СОБР и ОМОН

Елена Павлова
Фото Владимира КРАШЕВСКОГО.
Фото Владимира КРАШЕВСКОГО.

В прошлый четверг, когда в «Вечернем Ставрополе» вышел материал «Наш друг «Беркут», в Симферополе принимали присягу сотрудники созданных на базе «Беркута» СОБРа и ОМОНа. Теперь они уже официально – спецподразделения МВД России. Мы не приурочивали материал в «Вечерке» к этому событию – честно говоря, я думала, что это давно уже свершившийся факт. Не случайно «беркутовцы» первыми получали российские паспорта – на верность России они фактически присягали еще в марте, взяв под охрану стратегические объекты и рубежи полуострова. Но уж коль событие состоялось сейчас, то мы от души поздравляем «Беркут» с новым и вполне заслуженным официальным статусом и, пользуясь случаем, добавим еще несколько штрихов к портрету отряда.

Здесь формировалось то, что прошло испытание огнем майдана

«Беркут», кстати, ровесник российских спецподразделений СОБРа и ОМОНа, в дружную семью которых он теперь влился. В расположении отряда даже есть небольшой музей, где отражены основные вехи его истории. Тут фотографии его первых командиров и первых бойцов, кстати, в отряде много тех, кто служит по 15–20 лет. Это и командир СОБРа Юрий Абисов, и командир ОМОНа Сергей Марченко, и выступившие в качестве экскурсоводов по музею офицеры Игорь Реутов и Владимир Крашевский, и многие другие.

Владимиру, к слову, отдельное спасибо за фотографии, поскольку мой фотоаппарат, измученный луганским солнцем в предыдущей командировке, в Симферополе выказал полную «недееспособность»…

Ну зато на архивных снимках мы видим «Беркут» в работе  – на учениях и на испытаниях на краповый берет. Испытания эти очень серьезные, выдерживали их далеко не все спецназовцы.

А вообще база Симферопольского отряда была центром консолидации всего «Беркута». Именно здесь проводились и тренировки, и эти самые испытания на краповый берет, на которые каждый отряд из всех областей Украины присылал своих представителей. Тут не было деления на западных и восточных, центральных и крымских. Здесь образовывалась особая ментальность этого спецподразделения, основанная на чувстве товарищества, боевом братстве и ответственности перед государством и людьми, – то, чему было суждено пройти проверку огнем майдана. Правда, огонь был не сразу – сначала командиров «Беркута» банально пытались купить, предлагая должности и квартиры в Киеве. А когда купить не удалось, стали уничтожать. Это и стало началом конца не только президента Януковича, но и государства Украина – когда государство предает тех, кто его защищает, шансов на существование у него не остается.

«Беркутовцам» до сих пор странно, почему этого не понимал Янукович. Юрий Абисов даже на встрече с Владимиром Путиным об этом спрашивал:

– Вы знаете Януковича, общались с ним – он что, всегда был таким слабаком и предателем?

В учении. Фото  Владимира КРАШЕВСКОГО.
В учении. Фото Владимира КРАШЕВСКОГО.

Президент России, конечно, постарался в ответе предельно смягчить формулировки… Далекие от публичной политики «беркутовцы» их не смягчают. Они, как и многие, убеждены: в том, что случилось с Украиной, огромная доля вины ее предыдущих правителей. Ведь все это просчитывалось.

«Беркут» – подразделение закаленное, помнит и «оранжевую революцию» 2004-го, и роспуск Верховного Совета Украины 2007-го. У командиров не было сомнений, что новый майдан обязательно будет. Только вот ждали его к концу этого года – к президентским выборам. Просто подготовленный сценарий организаторы госпереворота «пустили в производство» на год раньше, в связи с «евроинтеграцией».

К «арабской весне» на Украине готовился только «Беркут»

Юрий Абисов не считает себя провидцем, но он готовил своих бойцов и офицеров к тому, что это будет куда более жесткий сценарий. Просто внимательно изучал видео из Ливии, Египта и других стран, которые посетила так называемая «арабская весна»… На плацу и тренировках командир не раз повторял:

– Не надо думать, что все это от нас далеко.

Надо быть готовым к тому, что в новых противостояниях нас будут калечить и намеренно убивать…

…«Беркут» готовился работать и в условиях такого противостояния. Только вот победить в условиях тотального предательства он не мог. Поэтому арабский сценарий очень легко вписался в палитру киевского майдана. И Юрий Абисов, и Сергей Марченко (тогда – начальник штаба «Беркута», который находился в центре событий все три месяца) говорят, что технологии и даже очередность событий на майдане – калька с арабского оригинала. Специально потом сравнивали, анализировали. Использовались те же технологии переворотов, в которых главное – телевизионная картинка и те же провокации, когда готовую начать расходиться толпу надо чем-то взбодрить или когда нужно столкнуть стороны буквально в лоб, сделав нечто такое, за что люди будут уже друг другу мстить. Причем организаторы переворота легко жертвовали и своими сторонниками: лишь на майдане обозначались признаки затишья и участники из числа местных жителей собирались по домам, сразу что-то случалось. То ярую сторонницу евромайдана «изобьют неизвестные», то убьют одного из националистов, на свою беду накануне засветившегося в эфире одного из телеканалов. Все это приписывалось власти и «Беркуту», после чего майдан опять начинал бурлить.

Да, в манипуляциях общественным сознанием и обществом в целом зарубежные политтехнологи поднаторели. Но удивительно, что даже в бурлящем котле майдана были своеобразные «островки мира». Один из них – небольшое кафе на углу Банковой улицы. Оно было расположено аккурат между сторонами противостояния. Предприимчивый хозяин открыл два входа. В один спускались погреться митингующие, в другой – «беркутовцы». А зал был общий. И, что удивительно, пока согревались чашкой кофе, ни те ни другие ни о чем не спорили, не бросали оскорблений и упреков, наоборот, иной раз перебрасывались вполне мирными фразами. «Как звери на водопое во время засухи, – смеются ребята. – Никто ни на кого не нападал»…

Но все это было, конечно, до пика противостояния и расстрела на Институтской – самой масштабной и изощренной провокации за весь период майдана. Ведь, как говорит Юрий Абисов, первыми жертвами снайперов со стороны сторонников евромайдана стали совсем не случайные люди: один из лидеров молодежной националистической организации, за которого явно будут мстить соратники, и молоденькая девушка с красным крестом, убитая выстрелом в голову. Ее гибель тоже должна была вызвать праведный гнев и, как следствие, – месть. Так что заказчики бойни на Институтской «расходным материалом» считали не только «Беркут», но и свой оплот – «Правый сектор».

Только первые, в отличие от вторых, уже тогда понимали, что это провокация. Они прекрасно знали, что снайперских винтовок и пуль со смещенным центром, от которых погиб их товарищ Андрей Федюков, на вооружении украинских спецподразделений нет, а обычным демонстрантам взять такое оружие было просто негде… К сожалению, «обычные демонстранты», которым посчастливилось уцелеть тогда на Институтской, этого не понимают до сих пор.

Формула жизни

На боевом выходе. Фото  Владимира КРАШЕВСКОГО.
На боевом выходе. Фото Владимира КРАШЕВСКОГО.

Все-таки любые слова о силе духа и мужестве будут звучать поверхностно в отношении этих ребят-«беркутовцев», три месяца выстоявших на киевском майдане. Со стороны кажется, что все это выше человеческих сил – моральных и физических: стылый зимний ветер и обжигающий дым от горящих покрышек, ярость беснующейся толпы, клевета и ненависть, ничем не заслуженная… И предательство, которое тяжелее всего этого вместе взятого…

…И все-таки офицеры и бойцы «Беркута» нашли силы, чтобы сразу же по возвращении из Киева взять под защиту, а по сути – под контроль, Симферополь. Может быть, эти силы им дал сам родной город, земляки, которые встречали своих черных от гари защитников криками: «Слава «Беркуту»!» Или те три слова, которые для спецназа являются отнюдь не слоганом, а формулой жизни: «Никто, кроме нас!»… В феврале даже мы, которым ничего не угрожало, вряд ли могли предположить, что возвращение Крыма в Россию будет столь стремительным и столь триумфальным. В самом Крыму на тот момент радужные прогнозы делать было тем более преждевременно. Но Россия все войны выигрывает благодаря человеческому фактору. И Крым тоже в полной мере подтвердил, что он уж точно Россия. «Беркут» тут снова оказался на переднем крае. Вряд ли кто-то не понимал, чем и кем рискует в случае развития событий по так называемому негативному сценарию. Командир отряда здесь не отдавал приказов, он просто собрал офицеров и сказал, что каждый должен свой выбор сделать сам. Ни один не ушел. На защиту родного города Симферопольский «Беркут» стал в полном составе. Это и до сих пор так. В строй уже вернулись те, кто получил ранения на майдане.

Один из них, Андрей Завгороднев, показывает наколенники, в которых застряли пули. А потом  – шрамы-вмятины, которые они оставили под коленной чашечкой. «Фарт, просто фарт», – говорит Андрей. Нельзя не согласиться. Снайпер ведь не просто так ниже колена метил, а со знанием дела – в незащищенный участок ноги. И быть бы Андрею теперь без ног, если бы наколенники не сползли…

Еще один парень после ранения в голову тоже в строй вернулся. Да все вернулись, все служить хотят. Сейчас они еще и заботу государства о себе чувствуют, чем уж совершенно были не избалованы. Украина к своим защитникам и в мирное время относилась достаточно пренебрежительно. А «Беркут» у нее был, как образно говорят ребята, все равно что тот чемодан без ручки, который и бросить жалко, и нести тяжело. Посему не было у бойцов ни нормального обмундирования, ни нормальной техники. Было дело, руководство МВД Украины решило отряд «Хаммером» наградить за хорошую службу. Наградило – судя по документам – дважды, но ни разу так и не вручило автомобиль. Точнее, сначала требовали, чтобы шесть тысяч гривен за оформление документов оплатил сам отряд, а потом и вовсе про награду забыли. Вообще у руководства МВД Украины было мнение, что «Беркут» на содержание и обеспечение отряда должен зарабатывать сам (охраной и сопровождением разных «вип»). Да еще частью средств с МВД делиться. Так что полковник Абисов давно уже был личностью неудобной, поскольку жестко отбивал попытки сделать из «Беркута» «элитный ППС». А однажды симферопольцы ввели генералитет в шок и ступор, прибыв на ведомственные соревнования в Киев в камуфляже, который сами же контрабандой привезли из России. В незалежной с качественной формой вообще напряженка. А некачественное на свои же деньги покупать, прямо скажем, обидно. Решили: пусть хоть для соревнований и показательных выступлений добротная форма у них будет.

– Это российская форма! Снимите! – бились в истерике организаторы соревнований.

Кто бы их слушал…

Вот такая была служба даже в относительно благополучные для Украины времена. Правда, сейчас офицеры понимают, что многое было неспроста. Ведь даже боевой подготовкой они занимались в буквальном смысле на чистом энтузиазме. А сейчас это входит в обязательные ежедневные планы. На это предусмотрены и время, и средства. Но это и оправдано. Работы, согласно специфике отряда, в Крыму еще много.

Мы гордимся Россией

Крым – сложный регион. Конечно, украинские СМИ до сих пор так и продолжают обвинять «Беркут» во всех смертных грехах: то в притеснениях мусульман, то в обысках на квартирах сторонников «Правого сектора». Но надо сказать, что профилактические мероприятия в ряде населенных пунктов проводятся во благо самих же мусульман, которые далеко не в полном составе исповедуют идеи, которые в разное время здесь весьма активно старались насаждать руководители семинаров, молодежных лагерей, исламских фондов и просто эмиссары из Саудовской Аравии, Пакистана и ближнего зарубежья. Среди множества отметившихся здесь имен, организаций, движений назову лишь два, которые сейчас «на слуху», – «Братья-мусульмане» и «Хизб-ут-Тахрир». Бог знает, почему государство Украина не видело в них для себя угроз и рисков. Россия видит, и правильно делает. Задача – минимизировать возможность радикальных проявлений в населенных пунктах и религиозных ячейках. Это и называется профилактика. Я видела, как группа «беркутовцев» вернулась с такого профилактического мероприятия. В хорошем настроении. Потенциальные радикалы на этот раз вели себя тихо. Ребята шутят, что пока на их подопечных положительное воздействие оказывает новое оснащение «Беркута». Раньше-то они выезжали по селам на раздолбанном автобусе. Теперь в их распоряжении – внушительных размеров автозак, один вид которого умиротворяюще действует на нарушителей.

Что же касается эмиссаров от «Правого сектора», то при таком неспокойном соседстве, каким является сейчас Украина, было бы странно надеяться, что не будет предприниматься попыток формирования так называемой «пятой колонны». Тем более что работа по внедрению в Крым бандеровской идеологии тоже велась. Были тут и скаутские летние лагеря Яроша, и кое-что другое. Правда, все это не пользовалось широкой поддержкой населения, но тем не менее. Кстати, когда-то «Беркут» работал по таким ячейкам даже совместно с СБУ. Причем успешно работал, пока политический вектор не изменился в противоположную сторону. «Беркут» в этом смысле долго оставался вне политики, и укрепиться в Крыму ячейкам ярошей и тягнибоков по мере сил не давал, за что те его до поры скрыто, но от этого не менее сильно, ненавидели.

Отношение к нацистской идеологии читается и вот в этом коротком слогане, который сейчас висит на самом видном месте в музее отряда: «Фашистов воспевая, помни, гад, про 9 мая». Его автор – все тот же Владимир Крашевский, председатель совета ветеранов «Беркута» и по совместительству летописец отряда. «Беркутовцам» эта короткая фраза очень нравится, а главное – она вполне вписывается в русло нынешней российской политики.

И конечно, все в отряде до сих пор испытывают чувство эйфории от того, что «после длительной командировки» они все же вернулись в Россию. Их, как родных, встречают в разных городах России, даже в жесткой и не склонной к сентиментальности Москве. Там, перед встречей с Президентом РФ Владимиром Путиным, они видели в зале много известных актеров, а те подходили к ним и жали руки. А на столичных улицах люди, увидев шевроны «Беркута», останавливались, чтобы спросить о самочувствии, о Крыме. Они фотографировались вместе с «беркутовцами» и говорили: «Спасибо вам, ребята. Мы гордимся вами!».

– И мы, – говорит Сергей Марченко. – Мы гордимся людьми, которые, оказывается, так переживали за нас. Гордимся Россией и тем, что мы теперь тоже в России.

ОМОН, СОБР, беркут, Крым

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов