Бештаугорье. В плену Козьих Скал

Юрий Кузьминых

Окончание. Начало в № 91.

Бештаугорье. В плену Козьих Скал

Ночь в «отеле» «У бегемота» проходит на пять с плюсом. Просыпаемся, когда солнце уже давно хозяйничает на утренней кухне. В его лучах сквозь древесные прогалы сияют-переливаются ледники двуглавого исполина Кавказа. По обеим сторонам от Эльбруса замерла на линии горизонта белоснежная царская гвардия. Такой четкой прорисовки хребтов, вершин и ущелий даже в морозном воздухе не часто увидишь.

После фотосессии в районе лагеря поднимаемся на вершину Бастиона. Пока мы лицезреем рассветные красоты, из зоны субальпики со стороны Большого Тау спускается первая парочка влюбленных. Оставив молодых медитировать в храме Солнцепоклонников, возвращаемся к палатке и приступаем к сборам. Завтракать будем на Козьих Скалах.

По крутой тропке спускаемся на перевал Волчья Пасть. На седловине, отделяющей главную вершину Бештау от прилегающего к ней с востока хребта, сходятся пути-дорожки из Железноводска, Пятигорска и Иноземцево. В направлении древней колонии Каррас по гребешку Козьих Скал вьется узенькая тропинка. Теперь она – наша путеводная нить.

Бештаугорье. В плену Козьих Скал

...Справа по ходу движения показывается провал с воронкой шурфа, а вскоре со своеобразного взлобья «прорастают» зубчатые вершины крайнего северо-западного выступа хребта. Кто-то побывавший здесь ранее нас оставил обложенный камнем очаг. Сбрасываем рюкзаки. Разжигаем костер…

Каменные зубья-перья схожи со знаменитыми красноярскими Столбами. Из района бештаугорских «столбов» великолепно просматриваются скала Трахит и соседний с ней северо-восточный отрог, так называемая Промежуточная вершина (1046 м). В одном с ней створе – купол Быка, а в отдаленной, сливающейся с синевой неба дымке – плосковерхая возвышенность Прикалаусских высот.

Бештаугорье. В плену Козьих Скал

Позавтракав, выходим на ближайший скальный участок, с которого блестяще выглядят взметнувшиеся над юной апрельской листвой только что покинутые зубцы с тандемом Железная–Развалка на дальнем плане. В противоположной стороне все также солирует Эльбрус. В «амбразуре» перевала Двух Братьев видны Ессентуки с православным крестом, воздвигнутым на одном из холмов на юго-восточной окраине города. За Ессентуками взгляд фиксирует прячущийся в котловине Кисловодск, а на линии горизонта – далекую заснеженную куэсту Скалистого хребта.

И. Апухтин (1903), цитируя П. С. Палласа, пишет: «На Бештау встречается много азалии, которую черкесы называют «аой». Кусты азалии достигают полутора аршина вышины и встречаются у вершины горы между последнею лесной растительностью». Маститый ученый не совсем точен. На Козьих Скалах азалии (Rhododendron) оккупировали каменистые участки в самых различных высотных диапазонах. С наступлением устойчивого тепла растения в преддверии цветения выбросили почки…

Бештаугорье. В плену Козьих Скал

Следующая путевая станция – скальный массив с грандиозными многометровыми отвесами с севера и востока. Здесь же находится высшая точка (1195 м) в пределах «козьего» хребта. По крутым уступам, огибая каменные вертикали с юга, тропа ведет к очередному «архипелагу», увенчанному триангуляционной треногой. Вверх-вниз, вверх-вниз по узкому гребню через заросли азалии. Со стороны Пятигорска все казалось совершенно иначе. Сейчас же можно сказать, что сквозной маршрут по Козьим Скалам, безусловно, самый сложный на Бештау. Наградой за преодоленные трудности становится богатейшая коллекция фотопейзажей Бештаугорья.

Бештаугорье. В плену Козьих Скал

С перевальчика, что рядом со скальной группой, в которой можно рассмотреть «святых отцов», начинаем сброс высоты по северному склону хребта к Бештаугорской кольцевой дороге. Используемая в качестве ориентира стежка не иначе как козья тропка. Человек, если и ходил по ней, то очень давно. На одном из перегибов сквозь листву справа по курсу мелькает силуэт Белки.
Вскоре достигаем кольцевого «тракта», по которому в обоих направлениях пешком, на велосипедах, мотоциклах и автомобилях движутся истосковавшиеся по теплу жители и отдыхающие курортов. Поначалу мы наблюдаем это паломничество со стороны, отдыхая в буковой прохладе над проезжей частью, а затем и сами становимся элементом действа под названием «Воскресная прогулка вокруг Бештау».

Наша цель – выход в район горы Острой, на «плече» которой намечена очередная ночевка. На перекрестке с просекой Трахит как всегда слышны перестук дятла и кукование пернатой обитательницы букового леса.

Голоса и смех экскурсантов оглашают доселе суровые Орлиные скалы. На прилегающих к западному склону Бештау лужайках неимоверное количество отдыхающих: машины, костры, запах шашлыка. Пополнив запас воды в самом мощном в районе роднике, поднимаемся на острогорское «плечо». Эльбрус потускнел, но и к концу светового дня продолжает белеть на лазурном небосводе.

На прощание воскресенье дарит изумительный вечер с ярчайшими цветами закатной панорамы. Расцвеченные огнями Лермонтов и Ессентуки, мерцающий далекий Кисловодск.

Легкий ветерок ничуть не портит теплую апрельскую ночь…

Фото автора.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов