Бессмертный подвиг советского народа

Валерий Манин

Как и было обещано нашим читателям, особенно ветеранам Великой Отечественной войны, мы начинаем печатать в изложении второе издание книги «Памяти павших».

Мир накануне войны

В первом разделе авторы, высоко оценивая труды своих предшественников о Великой Отечественной войне, отмечают, что в настоящее время учёные располагают новейшими, более достоверными данными о событиях тех лет и многие из них рассматривают исходя уже из более обширных материалов и дают вытекающие из них оценки событиям и деятелям тех лет, как бы оглядывая историческое поле битвы с высоты прошедших лет.

Учёные, опираясь на факты развития первого в мире социалистического государства и капиталистического мира, делают акцент на два ряда возникших противоречий: между СССР и миром капитализма, а также внутри самой капиталистической системы, в 30­е годы принявших форму сложных политических маневров между буржуазными демократиями и фашизмом.

Поскольку капиталистические страны видели в Советской России силу, враждебную для буржуазного общества, в 1933 году, когда в Германии к власти пришел Гитлер, Англия, Франция, Италия и Германия заключили так называемый «пакт четырех», имевший целью создать некий европейский директорат, который должен был решать судьбу Европы и не допустить распространения коммунизма. И хотя этот договор не был ратифицирован, его антисоветские идеи не угасли.

В это же время СССР добился подписания конвенции об определении агрессии с участием ряда стран, вступил в Лигу Наций, где выдвинул концепцию «неделимости мира», главным в которой было предостережение об опасности перерастания любого регионального конфликта в мировую войну. Эти акты легли в основу коллективной безопасности в Европе: в 1935 году СССР заключил договоры о дружбе и взаимопомощи с Чехословакией и Францией, велись переговоры и с другими странами. Однако, как замечают авторы, в советской внешней политике нарастали и негативные факторы. Упрощённые и прямолинейные выводы ВКП(б) и Коминтерна о скорой «мировой революции» и крахе системы капитализма на Западе воспринимались как призыв к «коммунизации» Европы и служили предлогом для отказа от сотрудничества. А помощь СССР воюющей Испании истолковывалась как стремление создать в Западной Европе ещё одно социалистическое государство. Отрицательную роль в восприятии нашей страны сыграли сталинские репрессии.

Возникли сомнения о ценности СССР как союзника в возможной войне: армия обезглавлена, в промышленности застой, в сельском хозяйстве сбои. Поэтому попытки СССР заключить какое­либо военно­политическое соглашение наталкивались на отказы и проволочки.

Фашистские государства тем временем перешли к прямой агрессии. В 1936 году Германия ввела войска в Рейнскую зону, в 1938 ­м — присоединила к себе Австрию.

В 1935 году Италия напала на Эфиопию.

Несмотря на это, правительства западных демократий отклонили предложение СССР о создании системы коллективной безопасности и стали умиротворять агрессоров. Результатом этой политики стало Мюнхенское соглашение Англии, Франции, Германии и Италии о разделе Чехословакии. Этот сговор коренным образом изменил обстановку в Европе, укрепил позиции Германии. По мнению авторов книги, Мюнхенское соглашение не было импровизацией. Оно явилось логическим продолжением политической линии «пакта четырёх». Англия и Франция рассчитывали отвести угрозу от своих стран и направить её против СССР. Малые и средние страны Европы, засомневавшись относительно готовности Англии и Франции противостоять агрессии, стали всё больше склоняться к Германии.

Учитывая поддержку Мюнхена со стороны США, одобрение соглашения Японией, непосредственное участие в разделе Чехословакии, Польши и Венгрии, над Советским Союзом явно нависла угроза создания антисоветской коалиции. К тому же к весне 1939 года Германия обогнала многие страны в области вооружения.

Учёные считают, что если бы все демократические страны Запада, которые в совокупности превосходили Германию в количестве вооружений и численности армий, преодолели свой национальный эгоизм, недоверие друг к другу, то создание действенного антифашистского союза могло бы изменить ход истории.

СССР делал всё, чтобы не дать втянуть себя в надвигавшуюся на Европу войну. Его положение усугублялось военным конфликтом с Японией, которая в июле 1938 года пошла на вооруженную провокацию в районе озера Хасан, а в мае 1939­го — против Монгольской Народной Республики, с которой нас связывал договор о дружбе и взаимопомощи. Воевать на два фронта СССР просто не смог бы.

Весной 1939 года Гитлер захватил оставшуюся часть Чехо­словакии, город Мемель (Клайпеда), который находился под управлением Литвы, и потребовал от Польши передачи Данцига (Гданьск), автострады и железной дороги, пересекавших Польский коридор.

Западные страны пытались запугать Гитлера «гарантиями независимости» Польши, однако Германия приняла решение о нападении на Польшу 1 сентября 1939 года. Италия оккупировала Албанию, Германия разорвала морское соглашение с Англией. Между Германией и Италией был заключён военно­политический союз «Стальной пакт».

Оказавшись в сложной ситуации, Англия и Франция решили начать переговоры с СССР, с тем чтобы, во­первых, показать Гитлеру, что его нежелание «дружить» с ними толкает их к союзу с Россией, а во­вторых, обезопасить себя, получив в лице СССР союзника, который, как в Первую мировую войну Россия, оттянул бы на себя основные силы Германии и сделал Восточный фронт главным в войне, если она охватит Европу.

Переговоры, которые должны были определить судьбу войны и мира, проходили в сложной, запутанной обстановке. Стороны не доверяли друг другу, к тому же Англия начала тайные переговоры с Германией на предмет соглашения «по широкому кругу вопросов». В то же время торгово­экономические переговоры между СССР и Германией принимали всё более политический характер. К середине августа англо­французо­советские переговоры окончательно зашли в тупик. К этому времени Германия уже готова была к захвату Польши, т. е. война могла начаться в непосредственной близости от советской границы. В этой экстремальной обстановке советское правительство приняло предложение Германии о заключении между СССР и Германией пакта о ненападении. То, что в то же время был подписан ещё один секретный протокол, определявший «сферы интересов» обеих стран в Восточной Европе, узнали спустя годы. Он был признан противоправным, незаконным и осужден мировой и отечественной общественностью. Подписание пакта не повлияло на планы Гитлера ­ 1 сентября 1939 г. вермахт вторгся в пределы Польской Республики. Через два дня Англия и Франция, затем ещё ряд стран объявили войну Германии. Так началась Вторая мировая война.

По мнению авторов, союз между СССР, Англией и Францией был единственной возможностью предотвращения войны. Однако все попытки Советского Союза предупредить правительства этих стран об общечеловеческой угрозе нацизма и фашистского нашествия не нашли у них поддержки. Не было взаимного доверия, уверенности, что каждый из союзников выполнит свои обязательства, как и не было поддержки малых и средних государств Европы и США этого тройственного союза. «Самоубийственная логика «каждый за себя», недооценка опасности фашизма, неспособность и нежелание неагрессивных держав подчинить свои эгоистически понимаемые национальные интересы общей задаче разгрома фашизма, стремление решить свои проблемы за счёт других государств и народов привели к войне в условиях, наиболее выгодных для агрессоров», — делают вывод авторы книги.

Советский Союз, не желая ввязываться в войну, которая уже полыхала в Европе, делал упор на договор с Германией о ненападении. Хотя все понимали, что этот договор войны не предотвратит. Оставалось надеяться на отсрочку по времени и подготовить страну к обороне. Было сделано немало, но слишком ограничен был срок. К тому же негативно сказались сталинские репрессии, ослабившие оборонный потенциал страны. Сталин не смог объективно анализировать факты в сложной обстановке предвоенных месяцев, не сумел, по мнению авторов, использовать те возможности, которые давал пакт о ненападении. Его ошибочное восприятие происходящего в Европе привело к ложным выводам и действиям на международной арене. Он просчитался в отношении времени нападения на Советский Союз, опоздал с директивой о приведении войск в боевую готовность, так же как опоздал и с мерами по развёртыванию армий первого эшелона на соответствующих направлениях, что дало противнику значительные стратегические преимущества.

Общеизвестно, что компетентные специалисты, имея неопровержимые доказательства грозящей катастрофы, не могли доказать Сталину неизбежность её, так же как не имели права принять меры к её предотвращению. История такого не прощает. «За ошибки государственных деятелей расплачивается нация», — подчёркивал русский философ Н. Бердяев.

Ошибки и просчёты руководства страны во внешней и внутренней политике в тридцатых — начале сороковых годов, несостоятельность военно­стратегических планов, неопытность большинства командиров и военачальников, назначенных вместо репрессированных «врагов народа», и многие другие факторы стали причиной поражения Красной Армии в первые месяцы войны.

Но общая беда не заставила опустить руки. На фронте и в тылу, преодолевая неимоверные трудности, неся огромные жертвы, советский народ совершал не имеющие аналогов в истории ратные, трудовые и нравственные подвиги, превращая трагедию в триумф, а горечь поражений в радость победы.

Подготовил

Григорий Варлавин.

Продолжение следует.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов