Без определенного места жительства

Наталья Ардалина
Без определенного места жительства
Нередко на улицах родного города нам попадаются бомжи. И, как правило, мы обходим

их с чувством брезгливости, отвращения, думаем, мол, сами виноваты, что докатились до такой жизни. Да, действительно сами. Например, бабулька, которая подписала дарственную на дом родной племяннице, после чего племянница ее благополучно выгнала.

Городских спасателей вызвали люди, двое суток наблюдавшие бабушку на лавочке у своего дома - весна, как все помнят, стояла холодная, и несчастная сильно мерзла и все время плакала. Как потом оказалось, у старушки была еще сломана нога. Это как же надо было гнать ее из дома? В попытках образумить племянницу выяснилось, что бабушка любит выпить, и якобы родным надоели ее постоянные пьянки. Однако соседи утверждают, что никаких дебошей, нарушающих их покой, она сроду не устраивала. Ну что ж, сама виновата - зачем дарственную подписывала?

Или реальный "выпивоха": его новоявленные друзья подпоили и дали подписать какие-то бумаги, после чего увезли из дома и оставили ночевать в каком-то притоне. Вернувшись домой, Сергей обнаружил, что в его квартиру на вполне законных основаниях уже въехала другая семья. После этого он пять лет прожил в подвалах и подворотнях родного дома, продолжал пить и в конце концов умер от гангрены в возрасте 45 лет. Конечно, и он сам виноват - сломался, не боролся за свои права.

Кстати, на таких одиноких любителях выпить делается неплохой бизнес - к ним в доверие втирается группа людей, и на очередной вечеринке хозяину жилья подсовывают на подпись определенные документы. И все - в лучшем случае ты становишься владельцем какой-нибудь ветхой развалюхи, в худшем - трупом. Примерно так стал бомжом коренной москвич Артем. После потери квартиры он несколько лет скитался по всей стране, какое-то время жил в Ставрополе, затем перебрался в Абхазию. Там, к счастью, тепло и много фруктов, поэтому смерть от голода и холода ему почти не грозила. А сколько их таких, полуголых, замерзают зимой даже в нашем не самом морозном городе? Артему повезло: его подобрала пожилая чета абхазцев, и он стал их помощником по хозяйству за еду и крышу над головой. Наверное, до сих пор там живет.

В Ставропольской городской службе спасения примерно один-два раза в месяц раздается звонок с сообщением о том, что где-то под окнами, рядом с домом, постоянно находится какой-то человек, по виду - бомж. И примерно раз в два месяца - о том, что человек подобного вида не подает признаков жизни. Зимой - чаще.

Если быть совсем уж циничными, то выезжать "на труп" гораздо легче. Как говорили в известные времена, "нет человека - нет проблемы". Тело забирает милиция, и если за десять дней этого человека никто не разыскивал, то его хоронят. А вот что делать с живым, но бездомным? Путь от того места, где его нашли, до какого-либо пристанища очень изнурителен как для него самого, так и для тех, кто этим пытается заняться. Как правило, спасатели пытаются пристроить такого человека во вторую или четвертую городскую больницу, а затем передают информацию о нем социальным службам. Те, в свою очередь, выясняют, жил ли этот человек на территории нашего края или "забрел" из других областей. Если он наш, то его могут определить в Свистухинский дом-интернат, что под Светлоградом. Если чужой - передают социальным органам той области, откуда он предположительно родом. Но решение проблемы, как правило, занимает не меньше месяца. А больницы берут этот контингент весьма и весьма неохотно. Тоже понятно - кому понравится, если рядом с вами в палате будет жить бомж, пусть и отмытый и продезинфицированный? И нет совершенно никаких гарантий, что через пару дней его не выставят опять на улицу. Так что даже если данному человеку предоставят место в интернате, где его потом искать? Такие поступки оценивать сложно, с одной стороны - в наших больницах всегда не хватает мест, с другой - на улицу вернется еще один бомж.

Сами они тоже бывают двух категорий - тихие, пугливые, почти блаженные и агрессивные, пристающие к прохожим. Так, наш фотокорреспондент, снимающий весьма колоритного бомжа для газеты, был слегка ошарашен, когда тот, сфокусировав на нем взгляд, требовательно произнес: "Помоги рублем!"

А вот категория тихих бомжей сама все время находится под угрозой: хоть их подкармливают сердобольные старушки, но зато обижают и взрослые, и подростки. Так, в районе рынка на ул. Тухачевского мальчишки подожгли заброшенный фургон, в котором спал бомж. Причем приехавшие спасатели отметили, что это далеко не первое возгорание. Да и на теле человека остались старые рубцы от ожогов.

Конечно, каждый сам отвечает за свою судьбу. Но ведь не всегда становятся бомжами по своей воле. Иногда слушать их просто невозможно. Один старик рассказывал, как нашел по объявлению женщину, чтобы она за ним ухаживала, с правом наследования квартиры. Но как-то так обернулось, что она стала хозяйкой квартиры еще при его жизни и выставила дедульку вон. Конечно, теперь он понимает, что неправильно все оформил, но, как было нужно, так и не узнал.

Как сделать, чтобы не спали люди, одетые в лохмотья, в картонных коробках под нашими балконами, чтобы ни мы от них, ни они от нас не шарахались на улицах? Да и возможно ли это вообще? ...А пока спасатели выезжают на очередную заявку и опять пытаются пристроить хоть куда-нибудь еще одного бомжа.

Фото

Александра Плотникова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов