Бизнес защищается. В деловой регламент включили первую помощь при ВИЧ

Ольга Токмакова
На встрече с начальником управления милиции ГУВД СК по борьбе с правонарушениями в сфере потребительского рынка и исполнения административного законодательства (УМБП ПРИАЗ) члены Ассоциации добросовестного бизнеса, жаловались на растущие аппетиты проверяющих. Предприниматели всуе даже назвали ПРИАЗ «псориазом», а еще удивили начальника управления тем, что недавно в отделе торговли парфюмерией милиционеры, уже не зная к чему придраться, потребовали предъявить ВИЧ-аптечку.

На семинаре, организованном в Ставрополе Ассоциацией добросовестного бизнеса, предприниматели задавали неудобные вопросы Николаю Попову, начальнику краевого УМБП ПРИЗа. Особенно представителей бизнеса, тех, кто принципиально не собирается платить мзду, волнуют бесконечные изъятия товара. Изъятое долго держат в милиции, а это прямые убытки для предпринимателей. Причем, как правило, изымают сезонные товары так, чтобы потери были более ощутимы: летом — летнее, зимой — зимнее. Среди заранее приготовленных вопросов предпринимателей были: основания для изъятия товара и для проверок; возможность замены понятых; права участковых при проверках; иные, кроме изъятия товара, виды наказания.

Николай Попов пояснил, что Административный кодекс, нормами которого руководствуется милиция, четко не регламентирует основания для изъятия и не устанавливает сроков хранения изъятого товара, который считается доказательством совершения правонарушения. Кодекс оставляет эти основания на усмотрение должностного лица, то есть милиционера. Оказывается, сотрудники милиции, выявляющие правонарушения в сфере потребительского рынка, проводят не проверки, а осмотры. Проверки — прерогатива сотрудников отделов по борьбе с экономическими преступлениями (ОБЭП), которые занимаются оперативно-разыскной деятельностью. А осмотры проводятся другими службами, в частности, сотрудниками управления ПРИАЗ на основании внутриведомственного приказа, поступающей информации или явных видимых нарушений. Соответственно, для осмотра проверяющий не должен предъявлять постановление с печатью. Августовский же приказ министра внутренних дел, отводящий на проверку 30 дней раз в два года, ограничивает как раз полномочия сотрудников ОБЭП. То есть проверки, а не осмотры. Получается, что осмотры вообще слабо регламентируются. Что касается прав участковых, то, исходя из ответа Николая Васильевича, участковый не ограничен какой-то одной сферой деятельности, поскольку в МВД он универсальный солдат и представляет министерство в полном объеме.

Ответы не прибавили оптимизма членам Ассоциации добросовестного бизнеса. Напротив, каждому хотелось рассказать о том, какие осмотры проводили у них. Изымали более десятка пар обуви (не две и не три), партии дорогостоящих дубленок на миллионы рублей прямо со склада, ювелирные изделия, арестовывали весь товар на носителях информации. Было несколько примеров, которые без всяких комментариев говорят об отчаянном положении людей, обеспечивающих государству налоги, кстати, идущие и на содержание милиции. Владелец магазина по продаже светотехники рассказал, что к нему нагрянули сотрудники милиции и осматривали торговлю очень грубо. Они назвали документы, сопровождающие товар, филькиной грамотой, пригрозили вызовом ОМОНа и опечатали магазин. При этом его владелец в месяц платит 80 тысяч рублей — налогов и за аренду помещения. Николай Попов ответил на это, что торговля приостанавливается только тогда, когда нарушение граничит с откровенной опасностью для окружающих. Чем окружающим помешали мирные люстры, непонятно. Был и несколько шокирующий вопрос, свидетельство того, что придирки доходят до абсурда: «В каких случаях сотрудники милиции должны требовать ВИЧ-аптечку?». Вопрос задавали владельцы парфюмерного отдела. Все участники семинара только пожали плечами. Вот и весь ответ, потому что никто не знает, что входит в эту аптечку. Мы выяснили состав, и наличие такой аптечки в парфюмерном отделе представляется весьма спорным:

В перечень медикаментов и предметов общемедицинского назначения для оказания первой медицинской помощи ВИЧ инфицированным входят: 70-процентный этиловый спирт (спиртовые салфетки в упаковке) или любой другой кожный антисептик; 5-процентный спиртовой раствор йода; навески сухого марганцовокислого калия по 50 мг; дистиллированная вода в емкостях по 100 мл; — 3-процентный раствор хлорамина Б или другой любой дезинфицирующий раствор; бактерицидный пластырь; глазные пипетки; стерильные ватные шарики, тампоны, индивидуальные салфетки; резиновые перчатки; одноразовый халат; фартук; защитный экран; магнит; туалетное мыло; водопроводная вода для мытья рук в 5-литровой емкости.

И прямо на семинаре предприниматели попросили разобраться с двумя конкретными фактами. По их словам, на рынках Ставрополя, в том числе «Брусневском» и «Южном», в торговые отделы приходит женщина и требует 600 рублей в месяц. По ее словам, это для милиции, чтобы не проверяли и не заносили в неофициальный «черный» список. Сдающих подати не трогают, противники же этой системы подвергаются систематическим осмотрам и изъятиям товара. Второе предложение Ассоциации добросовестного бизнеса — навести порядок на оптовых рынках. Оптовики, не имея закупочных документов (копий сертификатов, товаротранспортной документации), тем не менее успешно продают товары розничным торговцам без документов. К слову о документах, Николай Попов пояснил, что закупочные акты законодательством не регламентированы, и милиция не вправе их требовать. То же самое касается требования предъявить таможенные документы – это дело не милиции.

«Ваша организация постоянно требует деньги, причем конкретные суммы», — подвели итог предприниматели. На что Николай Попов ответил, что по каждому конкретному факту, конкретным фамилиям и нарушениям прав предпринимателей надо обращаться прямо к нему или на милицейский телефон доверия. Кроме того, к протоколам следует прилагать подробное собственное объяснение событий. Хотя и это, как говорили на семинаре предприниматели, оставляет мало надежды на восстановление справедливости. Во-первых, осматривающие показывают свое удостоверение на расстоянии более двух метров, откуда трудно разглядеть, кто же проводит осмотр. Во-вторых, если предприниматель обращается-таки с жалобой на действия конкретного сотрудника милиции, то у подателя заявления вскоре пропадает желание доводить дело до конца. Догадайтесь почему? Предприниматели объясняются на эту тему без подробностей: «Потому что у всех есть дети и есть семьи».

Как будто в доказательство безнаказанности контролеров, начальник милицейского управления на семинаре заявил, что в краевой суд направлено обращение о пересмотре дела в отношении двух милиционеров – героев публикации в «ВС» «Майору милиции пришлось вернуть женские джинсы». В статье говорилось о незаконном изъятии на рынке «Южный» 15 женских брюк майором и лейтенантом ОБСПР УВД Промышленного района Ставрополя. При осмотре джинсы были признаны опасными из-за отсутствия требуемых документов. Тем не менее Промышленный районный суд в августе установил, что предприниматель не допустил никаких нарушений, и изъятие было незаконным. Теперь милиция требует пересмотра одного из немногих дел, доведенных до логического конца, по жалобе предпринимателя. Где же еще искать справедливости, если милиция считает, что и судебное решение — не закон? Тем более что фамилии именно этих двух милиционеров на встрече с начальником УМБП ПРИАЗ и предпринимателей прозвучали несколько раз, в связи уже с другими кричащими фактами изъятий товаров без видимых причин и законных объяснений.

Получается, что, несмотря на благоприятные для предпринимателей разговоры на уровне верховных правителей страны, несмотря на приказы министра внутренних дел, регламентирующие порядок проверок, противоречия Административного кодекса оставляют представителей малого и среднего бизнеса на произвол судьбы. То есть на усмотрение должностных лиц. И если им захочется, то они могут опечатать магазин, потребовать ВИЧ-аптечку, наверное, и принять роды при необходимости, да мало ли еще что можно придумать?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов