Большие аттракционы с ликвидацией и аукционами

Елена Павлова

Большие аттракционы с ликвидацией и аукционами

Вот уже два с лишним месяца по всем российским телеканалам идет захватывающий «сериал» про гламурных блондинок, которые и на заграничные распродажи брендовых шмоток успевали летать самолетами военной авиации, и на территории многотерпеливой России-матушки сумели организовать крупнейшую в мировой истории распродажу некогда государственной собственности. Потому в аббревиатуру МО (министерство обороны) в «народном исполнении» прочно вклинилась буква Р — МОР (министерство обороны и распродаж).

По-народному - МОР
Экс-глава самого женского Министерства обороны в мировой истории Анатолий Сердюков вместе со своим адвокатом Генрихом Падвой заняты тем, чтобы убедить следствие в непричастности к этой распродаже. Словом, главную роль бывший министр обороны в нынешнем «кино» играть не хочет, да и второстепенную — тоже.
Жанр нашего минобороновского сериала и определить-то затруднительно: всего намешано — и «сладенького», и «горяченького», и «криминального», а больше всего абсурдного — особенно если учесть, что все эти хитросплетения проводились под знаком придания нового облика вооруженным силам, оптимизации — словом, повышения обороноспособности страны. «Наоптимизировали» так, что сюжетов хватит, чтобы превзойти рекорд «Санта-Барбары», где было, если не изменяет память, около трех тысяч серий. А у нас только на Ставрополье и только в ведении ежедневно склоняемой «Славянки» 524 объекта. И договоры на 2013 год заключены именно с этой «дочкой», а точнее - «внучкой» Минобороны (министерство «родило» «Оборонсервис», а тот, в свою очередь, «разрешился» «Славянкой», разбросавшей по городам и весям свои филиалы - «без образования юридического лица»). Посему любые проверки сопряжены с огромными сложностями. Тем не менее они ведутся. Но об этом — немного позднее.
Пока же на местном материале попробуем рассказать, какие отметины оставила эпоха Сердюкова на Ставрополье и почему люди военные день его отставки 6 ноября отмечали чуть не как второй День защитника Отечества.

Большие аттракционы с ликвидацией и аукционами

Отставка спасла от сокращений...
Могу предполагать, что, например, 6 ноября в Ставропольском гарнизонном госпитале, узнав об отставке Сердюкова, перекрестились даже атеисты. Потому что аккурат через сутки там готовились его принимать. И хотя речь о ликвидации не шла, военные медики ждали чего угодно, но ничего хорошего. Не случайно ведь одним из первых приказов новый министр обороны Шойгу остановил дамоклов меч, занесенный над военной медициной. А ведь она признана даже на мировом уровне. Вот и ставропольские военные медики, у большинства из которых уникальный опыт, приобретенный во время военных кампаний и так называемых локальных конфликтов, — профессионалы широчайшего профиля. Я и сама видела в Чечне, с какой нагрузкой и в каких условиях работали хирурги в оборудованной под операционную палатке, как, не имея возможности отправить раненого «бортом» в Моздок, выполняли даже нейрохирургические операции. Да и здесь, в Ставрополе, очень многим людям был необходим их уникальный опыт, их золотые руки. Не нужны они были только Министерству обороны, которое в лице министра Сердюкова еще в 2008 году заявило о грядущей ликвидации в ходе реформы армии даже лазаретов в воинских частях. Военные поначалу опешили — как? Ведь в условиях военного времени лазарет по мобилизационному плану за четыре часа должен преобразоваться в медсанбат. Что — если, не дай Бог, опять боевые действия, медсанбатов не будет? Но этот вопрос вкупе с многими другими так и остался риторическим. Начались сокращения. Ставропольского госпиталя они тоже коснулись: из 19 офицеров медслужбы здесь осталось четверо, упразднены отоларингологическое и офтальмологическое отделения. Вообще перестала поступать новая аппаратура. Денежное содержание сотрудников, избежавших сокращения, конечно, увеличилось, но это одно из немногих позитивных явлений, случившихся при министре Сердюкове. Поэтому его отставке порадовались даже гражданские специалисты. Что и понятно, поскольку в ближайшей перспективе в госпитале предполагалось закрытие хирургического и неврологического отделений и соответственно — новые сокращения.

…И ликвидации
А вот Дом офицеров в Ставрополе сократиться должен был и вовсе под «ноль». Все ликвидационные документы были вручены его директору Александру Филипенко еще 8 сентября в Ростове. И изменить что-либо было практически невозможно, первая волна ликвидаций очагов культуры прокатилась по армейским гарнизонам в
2010-м. Вторая должна была накрыть все оставшиеся. Ставропольский Дом офицеров был одним из семидесяти, подлежавших ликвидации. По сути это означало упразднение всей структуры — как говорится, под корень... 26 ноября приказ Сердюкова с этим ликвидационным списком был отменен новым министром обороны Сергеем Шойгу.
Так что драма, которая с сентября разыгрывалась в этом историческом здании, где некогда начинал свою историю первый на Кавказе русский театр, завершилась счастливым финалом. Правда, как говорит Александр Филипенко, глядя на состояние самого здания, в табличку на фасаде: «Охраняется государством» впору вписывать частицу «не». Хотелось бы, чтобы у Министерства обороны, которое отвечает за этот объект культурного наследия, все-таки нашлись средства на ремонт и реконструкцию. Сейчас стоит порадоваться хотя бы тому, что Ставропольской Дом офицеров работает, а историческое здание не пошло с молотка.
Это не земельные участки на Южном обходе, которые «висели» на сайте Министерства обороны несколько месяцев — в разделе «Аукцион» - с начальной ценой от полутора до 27 миллионов каждый, на которые так и не нашлось желающих, что вообще-то странно — с учетом дефицита земли в краевом центре. Но ни одной заявки не поступило, из-за чего это участки дважды или трижды выводились на новые аукционы - с уценкой.
Кстати, аукционы (ноу-хау, привнесенное в Минобороны командой Сердюкова) тоже выведены из функций главного силового министерства.
А то у Минобороны не сайт был, а наглядное учебное пособие для начинающих менеджеров, к которому и название соответствующее напрашивалось: «Родина на продажу» - с фотографиями, указанием квадратных метров и цены...
Так вот, в отличие от земельных участков на Южном обходе, зданию в самом центре Ставрополя вряд ли грозило остаться невостребованным на любом аукционе... Ну или же в скором времени у нас на Октябрьской революции появился бы брат-близнец бывшей ШМАС (школы младших авиационных специалистов), которую ликвидировали еще до Сердюкова в 2006-м, и с тех пор неизвестен ни ее хозяин, ни тем более — планы относительно здания. А тем временем там уже можно и кино снимать — к 70-летию освобождения Ставрополя, например. Заглянешь вовнутрь, и полная ассоциация, что немцы отсюда уже ретировались в спешном порядке, а вот наши еще не пришли...
Прав был очень уважаемый мною генерал-полковник Леонид Ивашов, который еще в 2009 году сравнивал деятельность руководимого Сердюковым министерства с работой арбитражных управляющих, «заточенных» на ликвидацию предприятий с последующим разделом и распилом вырученных от продажи движимого и недвижимого имущества средств. Аппетиты у них были немеряны. К счастью для Ставрополя, они у нас не все, что хотели «скушать», смогли отхватить. Оказывается, даже на военкоматы заглядывались — на здания, естественно. Сотрудников-то уже давно перевели в гражданские. Но еще «где-то там наверху» возникла в один не очень прекрасный момент такая «блистательная» идея — уплотнить 49-ю армию. Штаб и управление армии, как известно, располагаются в бывшем военном институте связи. Так вот туда же предлагали переселить и военные комиссариаты. Бред, конечно, но высказывался он на полном серьезе...

Большие аттракционы с ликвидацией и аукционами

То, что мы потеряли
К сожалению, жертвой реформы военного образования по-Сердюковски вкупе со многими пали и оба ставропольских военных вуза. Тут экс-министр обороны перевыполнил даже собственные первоначальные планы. В 2008-м, когда российское общество только огорошили перспективой всевозможных ликвидаций и слияний вузов, академий, НИИ и КБ в так называемые учебные центры по территориальному признаку, опасения вызывала только судьба летного училища (СВВАИУ). Училище же связи (СВВИУС) по всем раскладам должно было остаться в Ставрополе. Но планы министерства изменились не в нашу пользу. Одно за другим наши военные вузы провели церемонии прощания со знаменем. Отдающим приказы реформаторам было недосуг задумываться над тем, что авиационное училище они ликвидируют в те дни, когда оно должно было бы готовиться к своему 50-летнему юбилею. Равно как и над тем, что упраздняемое за ненадобностью Ставропольское высшее военное инженерное училище связи в последние несколько лет неизменно подтверждало звание лучшего в стране военного вуза Ракетных войск стратегического назначения... Естественно, вместе с вузами была уничтожена и мощная научная база, и во многом — кадровый и интеллектуальный потенциал. Преподавателям предлагали и работу, и должности на новых местах службы. А вот жилья не обещали. В момент реорганизации многие имеющие семьи офицеры предпочли уволиться из армии.
А курсанты отправились доучиваться — одни в Воронеж, другие — в Санкт-Петербург и Новочеркасск. Причем закончили обучение не все, в новых вузах их зачастую отчисляли под любым предлогом или они сами отчислялись, поняв, что в армии, над которой стоит министр обороны Сердюков, они просто не нужны.
Зато под эгидой Минобороны в Ставрополе отстроен громадный военный городок со школой и детским садом. Замечательно, казалось бы. Только вот в школе и детсаде большинство детей из гражданских семей. А городок не заселен даже наполовину. О самом городке мы еще поговорим в следующих материалах. А сейчас сказать хотелось бы вот о чем. Ведь строили эти многоэтажки, предполагая, что будут в них жить в большинстве своем вышедшие в запас офицеры с семьями. А построили, и оказалось, что не шибко-то к нам хотят ехать. И далеко не все молодые офицеры, которые сейчас служат в Ставрополе, собираются оставаться здесь после выхода в запас. Предпочитают брать ипотеку и сетуют: вот, мол, двух миллионов на квартиру в Краснодаре не хватит. Я слышала такой разговор во время встречи офицеров-десантников с депутатами. Михаил Миненков, Герой России, для которого наш полк - родной, спрашивал их: «А почему именно в Краснодаре? Вот в Ставрополе за два миллиона можно очень хорошую квартиру купить». И убеждал этих молоденьких лейтенантов и капитанов, что нашему городу очень нужно, чтобы здесь строили жизнь и оставались такие, как они, настоящие ребята. И парни вроде бы дружно соглашались и даже дружно обещали. И все-таки только один сразу и без всяких уговоров ответил, что жить хочет только в Ставрополе и, даже если военная судьба забросит в другие места, он потом все равно сюда вернется.
- Почему? - поинтересовался Михаил Миненков.
Парень ответил просто:
- Родина...
В этом году, к счастью, отменен мораторий на военное образование. Ставропольские мальчишки, выбравшие профессию Родину защищать, разъедутся по городам и весям, которым повезло больше, чем Ставрополю, и они сохранили свои военные вузы. Наверное, многие юные ставропольцы станут курсантами. Но их все равно будет меньше, чем многие годы подряд, когда в нашем городе были «летное» и «связь»... А значит, среди молодых офицеров будет меньше тех, кто хочет вернуться в Ставрополь просто потому, что это — родина...
Продолжение в следующем номере

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Один сапог вижу. А есть второй - до пары?
1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов