Большие аттракционы с ликвидацией и аукционами

Елена Павлова

Про «мертвые души», золотой мусор и «Славянский» базар

Большие аттракционы с ликвидацией и аукционами

В момент, когда этот материал верстается, в Ленинском суде Ставрополя выносится вердикт по делу некоей гражданки Васильчук и начинаются слушания по делу еще двоих ее коллег из краевого управления финансового обеспечения Минобороны, которые получат, может быть, и разные сроки (об этом вы узнаете из материала моей коллеги)… Но вот звания верных последователей Чичикова они заслужили все. Взяв на вооружение идею бессмертного героя Гоголя, они ее модернизировали и поставили на поток, пополнив ряды Вооруженных сил военнослужащими по контракту, которые на самом деле в списках не значились. Но это в списках воинских частей… А в тех, что отправлялись по электронной почте в Москву, где идет начисление денежного довольствия, все «мертвые души» были как будто живыми. Да такими живыми, что регулярно снимали поступающую им зарплату со своих банковских карточек.

Последователи Чичикова погорели на живой душе

Понятно, что вместо дюжих контрактников деньги обналичивали эти самые «скромные бухгалтеры» гражданской наружности. А что — банкомат ведь паспорт не спрашивает. Это Чичикову в XIX веке для продвижения своей аферы нужно было договариваться с помещиками, а в нашем продвинутом XXI этого вовсе и не требовалось. Люди, чьи паспортные данные оказались в распоряжении мошенников, и понятия не имели, что им вообще банковские карты оформлены. Таким образом восемь коллег-соратников получили нехилую «прибавку к жалованью», только Оксана Васильчук наснимала в общей сложности 26 миллионов на личные нужды. Правда, признают теперь только 16. Там, где нет видеозаписей, — вроде бы не их рук дело…
Рано или поздно эту гоп-компанию все равно бы накрыли, потому что в подавляющем своем большинстве, искупавшись в потоке дармовых денег, ребята от счастья просто обалдели. Пересели на дорогие иномарки, кардинально улучшили жилищные условия. Короче, резкий рост благосостояния этих простых «тружеников тыла» бросался в глаза, ну скажем так, не только их соседям.
Но самое смешное, что ловцы «мертвых душ» погорели на живой душе. Не знаю, как она затесалась в их проверенные списки. Но в один прекрасный день пришел человек в банк, чтобы открыть счет. А ему говорят: «Так у вас же открыт счет. Вот вам и деньги несколько раз поступали. Вы же их сами снимали». Естественно, человек удивился… Так и потянулась ниточка от этого клубочка, и выяснилось, что закатаны в него миллионы…
А вообще вся эта ситуация — последствие нововведений министра Сердюкова.
Раньше в каждой воинской части работал свой бухгалтер, который проводил все начисления и перечисления. И вся документация находилась на местах. Но зачем же команде, пришедшей из налоговой службы, такие простые схемы. Создается Единый расчетный центр Минобороны в Москве, а на местах — территориальные управления финансового обеспечения, через которые и должны идти перечисления всем военным округам на зарплату.
Таким образом, командир части, который передает список личного состава с перечислением, что, за что и кому нужно начислить, в это управление, больше контролировать ничего не может. Вот и получается то, что получилось на Ставрополье — и, думается, не только здесь… Списки, составленные командирами, как выяснила проверка Росфиннадзора, разительно отличались от реестра на получение. Нет, для отчета, в бумажном варианте, список и реестр совпадали. «Мертвые души» вносились в электронный вариант — тот, который уходил в Москву. Уже два месяца, после того как по запросу ФСБ удалось получить банковские документы, специалисты Росфиннадзора сверяют имена в этих трех вариантах документов по каждой воинской части, дислоцированной в крае.

Миллионы — вернуть
В Ленинском районном суде вынесен приговор Оксане Васильчук - в недавнем прошлом ведущему бухгалтеру Управления финансового обеспечения Минобороны по Ставропольскому краю. Управлением УФСБ по СК собрана и задокументирована большая доказательная база по присвоению обвиняемой государственных средств. Так что, несмотря на то, что Васильчук свою вину признавала лишь по части эпизодов, суд приговорил ее к трем годам колонии поселения и обязал возвратить государству все 26 миллионов рублей.

Большие аттракционы с ликвидацией и аукционами

А получилось — как всегда

Попытаемся выяснить, принес ли сердюковский период что-то хорошее военнослужащим и мирным гражданам на Ставрополье. Ну, во-первых, военным повысили зарплату, и это неоспоримый плюс. За державу было обидно, когда зарплата офицера была, что называется, ниже плинтуса, а посему являлась не государственной, а его личной тайной. Многим просто неудобно было признаваться знакомым, сколько они получают.
Еще один плюс, что недолго (года два или чуть больше) действовал пресловутый четырехсотый приказ того же министра Сердюкова, который, на мой взгляд, просто рушил армию изнутри. Он предусматривал денежное поощрение лучших офицеров ежемесячными надбавками к денежному довольствию, которые его зарплату увеличивали в несколько раз… Но это благое, на первый взгляд, начинание на деле оказалось миной замедленного действия.
Вот как вспоминает об этом времени именно тогда уволившийся из армии Максим:
- Вот возьмем роту. Три взвода, три лейтенанта. Все нормальные парни, честно служат, выходят на одни и те же дежурства, ездят на те же стрельбы, с утра до вечера все трое с бойцами, и всех троих одинаково практически не видят семьи. А я не могу поощрить всех троих, а могу представить по 400-му приказу только одного. На чем держится рота? На взаимодействии взводов. А у меня один комвзвода получает 50 тысяч, а двое других — за ту же самую работу — по 15! Представляете — какое получается взаимодействие. Там не только офицеры в части — все жены в городке переругались друг с другом, в семьях скандалы были по этому поводу… Вот так все изнутри развалили, а потом и часть нашу расформировали…
…И вот так во всем — ну не найти в сердюковском периоде не только бочки, но и стаканчика меда без дегтя.
Вот, например, тот же самый военный городок. Совершили, казалось, невозможное. Но где же те 2,5 тысячи семей, которые должны были заселить эти новостройки? Тут ну совсем уж пусто. Во дворах даже в выходные — две-три машины, а людей — повезет, если встретишь. В Ставрополе, конечно, дела с обеспечением офицерских семей служебным жильем обстоят лучше, чем в других регионах России. Но не настолько, чтобы квартиры были совсем уж не нужны. А вышедшие в запас… Иногородних, желающих приехать в Ставрополь, немного. А многих ставропольских настораживает нахождение на отшибе. И непредсказуемость в связи с той же незаселенностью домов. Пока коммуналку за неимением жильцов платит Мин-
обороны через свои подразделения. А дальше?.. Да и вообще, когда живешь на отшибе, за семью спокойнее, если соседей много…
А то в пустующие квартиры воры повадились. Так полиции было дело, пришлось не преступника устанавливать, а потерпевшего. Вор вместе с вынесенной из пустой квартиры сантехникой в наличии, а кто будет заявление о краже этого имущества писать и его опознавать - непонятно. Вообще-то в военном городке есть своя управляющая компания, которая тоже называется «Славянка». Есть в городе, как уже говорилось, и краевое отделение ОАО «Славянка», оплачивающее ЖКУ.

«Славянский» базар

Проверки деятельности всех «Славянок» в Ставропольском крае продолжаются. Заместитель руководителя Территориального управления Росфиннадзора Марина Колесова говорит, что сейчас этому дан зеленый свет. В прошлом году работать было намного сложнее. Это и так сложно. Ведь бюджетные средства проводит через созданное им же ОАО «Оборонсервис», а тот — через «Славянку». Большие деньги (на строительство) идут через главную московскую «Славянку», через ее краевое отделение (без образования юридического лица) гонят средства на теплоснабжение, газоснабжение и т.д. Причем для большей «прозрачности» открыт не один, а целых пять расчетных счетов… А поскольку бюджетные деньги Министерством обороны сливались в коммерческие организации, то теперь приходится доказывать, что это деньги федеральные.
- Априори все понимают, что личные свои деньги за ЖКУ воинских частей ни одна организация платить не будет, — говорит Марина Константиновна. — Ясно, что это бюджетные деньги. Но выхватить и вычленить их мы какое-то время не могли. И наша ставропольская «Славянка» очень сильно сопротивлялась. Потом часть документов у них все же изъяли. Когда приходит ФСБ в масках и с автоматами, становится легче вести разговор. Нашли госконтракты, где заказчиком выступает Минобороны, а исполнителем «Славянка», и федеральный указ, что плата проходит по лимитам бюджетных обязательств. Теперь мы это все будем смотреть.
Процесс этот будет тяжелый и долгий (у организации без образования юридического лица — весьма конспективные бухгалтерские отчеты), вся отчетность ведется в большой «Славянке». А вопросы возникают весьма интересные. Например, на вывоз ТБО одной из воинских частей потрачено два миллиона. А вообще на вывоз мусора из воинских частей Ставропольского края израсходован один миллиард бюджетных рублей. Ничего себе — вроде атомные подводные лодки в нашем степном крае на вооружении не стоят, хотя на такую сумму можно и флотилию утилизировать…
Короче, теперь надо искать организацию, которая осуществляла вывоз, и считать расход бензина, число КамАЗов, задействованных в перевозке бытовых отходов, то бишь осуществлять рутинную работу, чтобы получить ответ на пока кажущиеся риторическими вопросы: что это за мусор такой, откуда они его столько взяли и куда они его дели?
И так — по всем направлениям бурной деятельности «Славянки». Думается, в ходе проверок у нас будет еще много информационных поводов вернуться к этой теме. Эту серию материалов мы завершаем. Но минобороновский сериал далек от финала. Думаю, будет еще продолжение.

Пока верстался номерМиллионы — вернутьВ Ленинском районном суде вынесен приговор Оксане Васильчук - в недавнем прошлом  ведущему бухгалтеру Управления финансового обеспечения Минобороны по Ставропольскому краю.  Управлением УФСБ по СК собрана и задокументирована большая доказательная база по присвоению обвиняемой государственных средств. Так что, несмотря на то, что Васильчук свою вину признавала лишь по части эпизодов, суд приговорил ее к трем годам колонии поселения и  обязал  возвратить государству все 26 миллионов рублей.  

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов