Бороться с собой?

Недавно министр внутренних дел Российской Федерации Рашид Нургалиев приказал в течение месяца искоренить коррупцию. Во всех милицейских подразделениях. 22 сентября будет ясно, что же получилось на деле. Если уж министр приказывает «победить» коррупцию, значит, факт ее признается. Это, безусловно, хорошо — признавать ошибки и просчеты. Но вот увидим ли мы милиционеров «новой формации»: честных, высокопрофессиональных, в красивой и функциональной форме, за монитором компьютера и даже с бейджиком на кармашке?

Как и обещала «Вечерка», по просьбе читателей мы можем сохранить конфиденциальность и не называть имени позвонившего.

Начну с того, что все, кто хоть какое-то отношение имел или имеет к милиции, не назвали своих имен. Или сначала представились, потом попросили все-таки не раскрывать: «Нам (нашим детям) еще служить все-таки…». Что же, идем навстречу.

Прибавьте зарплату!

Вот милиционер, офицер в отставке, 30 лет проработавший и в простом отделе, и потом в краевом управлении внутренних дел:

«Ничего не надо делать! Зарплату прибавьте милиционерам! Семь тысяч — это же смешно для такой работы! Я знаю, как живут наши ребята, начиная от рядового, лейтенанта и до генерала. Поверьте, ничего хорошего в их службе нет. И не было. Мало того, что все время на работе, все время в командировках, да еще и жизнью рискуешь, так еще и дома разве что мама ждет. Какая семья такого папу терпеть будет? Вот семьи и распадаются… 80 процентов милиционеров не имеют специального образования: кому-то это просто не под силу, кто-то сам не хочет. Да вообще — кто сейчас идет в милицию? Парни из сел, с техникумом за плечами, а то и вовсе — среднее образование и армия.

Еще один момент: милиционер долго не живет. Изматывающая работа, командировки на войну, постоянная нервотрепка. Только на пенсию вышел - уже скорбные вести: надо хоронить! И хорошо, если есть кому семье помочь. Зачастую милиционеру лечиться невозможно. Полиса нет, санчасть не имеет тех медицинских мощностей, при которых можно поддержать или вылечить сотрудника. В больницы гражданские кладем, а там только успевай карман выворачивать: за все платить надо. В милиции слабо работает институт УСБ, который должен не только «оборотней» выявлять, но вообще-то и защищать сотрудников! То же самое и в ГАИ. А ну-ка постой на дороге, когда в тебя из любой машины может пуля полететь! Да, берут на месте штрафы, и вы думаете, все так и достается «гайцам»? Не буду все секреты раскрывать, но с этой дороги многие кормятся.
Еще момент: работают милиционеры на прокуратуру и суды. А там успешно разваливают дела, и хоть семь потов слилось с розыска, дело все равно зачастую могут развалить… Жаль, что всего не выскажешь. Неужели вы думаете, что легко бывшему сыскарю на пенсии стоять у дверей магазина и сумки проверять? При нашей пенсии жизнь и не такое заставит делать… Люди живут в долгах, и об этом никогда не говорится. Все видят тех, кто не скрывает своего сытого лица. А на пенсию хоть генерал, хоть лейтенант выходят, никаких тебе добрых слов: трудовую в зубы, и до свидания».

Директор частного сыскного предприятия Юрий Малуха:

«Я считаю, что этот ход непродуктивен и сама постановка вопроса неправильная. Знает ли, господин министр, сколько оперативный работник в звании лейтенанта получает в райотделе? Я сам работал в милиции, много чего знаю. Работая «на земле» день и ночь, давая план (он в самом деле существует!), без перспектив на жилье, вкалывая по-настоящему, он получает «бешеные» деньги 6 — 7 тысяч рублей!

Проработав 12 - 15 лет, дослужившись до майора, он будет получать 12 - 13 тысяч рублей. Начальник розыска получает 17 тысяч.

Может возникнуть вопрос: а чего же шли в милицию? Отвечу. Не все идут туда за взятками. Многие с детства мечтают стать милиционерами. Многие насмотрелись сериалов о романтике этой профессии. А есть и такие, кто, отдав за «обучение» большие деньги, идет в правоохранительные органы исключительно для того, чтобы эти деньги восстановить и приумножить. Но такие персонажи будут брать взятки и в медицине, и в образовании, и в административных органах.
Чтобы победить коррупцию в России, нужен комплексный подход, и не на один месяц. Это долгая работа. А у нас любят быстрый результат и фанфары за один месяц!»

Люди не главное?

Виктор Пантелеевич, пенсионер: «Надо воспитывать и народ тоже. И учиться у народа. А взятки у нас берут везде, в любой области, куда ни ткнись. Мы каждый день об этом слышим! О себе скажу: я честно работал всю жизнь и знаю цену своим трудовым деньгам. Взяток не давал и давать не буду».

Василий Иванович, тоже пенсионер: «Ничего не изменится! Вы не форму меняйте, вы суть его измените, милиционера нашего! Вот вы, корреспондент, вы знаете, как зовут вашего участкового? А по улицам ночью ходить не боитесь? То-то… Участковому вы неинтересны, с вас взять нечего. Ну надо же — Юдашкин им форму сшил! Ну, будет форма модная. И толку? Да хоть на ракете летать научите! Рыба с головы гниет! Пусть министр со своими подчиненными разберется, а уж потом такие заявления делает!»

Ингушетия

А вот еще одно мнение. Из Назрани к нам в командировку прибыл офицер милиции, назвался Мурадом. «Это утопия! Как они хотят победить коррупцию, если они за счет коррупции живут? Тогда уж проще милицию победить! У меня родственник на дороге стоит, гаишник. Через день рискует жизнью, и за что? За 13 тысяч рублей. А если что-то и перепадает, то изволь поделиться с вышестоящим начальством. Вот такие дела. Кто-то «Лексусы» покупает, кто-то пулю в живот получает. Когда заступаем на дежурство, наши матери и отцы умирают просто: вдруг сегодня сын не вернется? Такие будни у российской милиции на благословенном Кавказе! Вся российская милиция работает сутки через трое, наши — через сутки. Уже семь лет. Одно подразделение служит — человек 20 на федеральном, а восемьдесят — на местном бюджете. Родня начальников получает льготы, простые - ничего. Я офицер, всю жизнь посвятил государству, и не могу от этого самого государства получить банальный кредит. Потому что прописан в Ингушетии! О чем еще говорить, - чтобы ребенка собрать в школу нужно 15 тысяч, а зарплата — 12…»

Кормятся с рынка!

Галина Васильевна, живет на улице Чкалова: «Как можно что-то изменить, если вот наглядный пример. У нас под окнами рынок. Как-то там затеяли проверку, так торговцы собирались как спорт-смены, быстро-быстро. Их пре-дупредили, они и не скрывали. Да у нас все знают, что милиция с этого рынка кормится! Я прошлой зимой два дня звонила в милицию: уберите из-под наших окон торговлю петардами! Так они через два дня приехали, когда уж все распродано было. За остатками, наверное. А у Нургалиева никогда ничего не получится! Ему надо всех сначала уволить, включая своих заместителей, а потом всех заново набрать».

Мечты надолго не хватило

Виталий Борисович Широков: «У меня дочь работала в милиции. С детства мечтала! Получила два высших образования, в том числе юридическое. Добилась-таки, чтобы приняли в розыск. Год ходила на работу бесплатно (!) как внештатный сотрудник. И вот началась работа. Думаете, надолго хватило? Из одного райотдела перешла в другой, там сменилось ее начальство. Потом еще раз, потом инициатива оказалась наказуемой… Короче, мечта разбилась о суровую правду милицейской жизни, и моя дочь с прошлой недели не работает в органах внутренних дел. А я вот понять не могу: если гнать с работы тех, кто хочет и может работать, то кого же принимать? Для нее эта работа жизнью была…»

И сериалы врут!

Сергей С.: «Десять лет назад я проходил свидетелем по делу об убийстве. Следак нам говорил, что он наш главный защитник. И этот «защитник» в конце концов «развел» меня на «бабки». Ныл, канючил, что все плохо, машина не ездит и все такое… Дача взятки была обставлена, как хороший спектакль: он стоял в дверях, я своими руками открывал тумбочку… А потом я узнал, что этот парень с подследственного «слупил» раз в десять больше и благополучно завалил дело. Теперь убийца на свободе, мой друг в земле, а мент на пенсии. Я теперь даже сериалы про ментов не смотрю: противно. Да и не верю я им, даже киношным!»

А наши мужья жизнями рискуют…

Елена, супруга омоновца. «Вот только не надо нам очередную порцию соли сыпать на раны! У меня муж милиционер, без конца в эту Чечню ездит. И что-то мы не особо разжились от такой его службы! Обидно, когда всех под одну гребенку чешут… Наши мужья жизнью практически задаром рискуют, а мы все знаем, кто у нас дворцы строит! Взятки брать будут, да только размеры их повысятся. За дополнительный риск».

Не хочется говорить расхожими фразами. Но разговор получился очень жесткий. Практически все говорили о том, что этот нарыв когда-нибудь прорвется, и Россия останется без милиции вообще или с такой, от которой прятаться придется. Сотрудники милиции уверены: пока их работа дискредитируется нечестными коллегами, до тех пор и будут служить взяточники. Честные люди либо сами уйдут, либо «их уйдут». В общем, у нас впереди месяц. Посмотрим, что получится из затеи милицейского министра.

Анна Мелихова.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Да все правильно написано! Либо милиция сама отомрет, как ненужный орган внутренних лел:)), либо народ пойдет на штурм милиции, прокуратуры, судам ваще капец придет, адвокатур (судебная почта), больниц, поликлиник и чего-нибудь еще... Если бы они знали все эти ребята как надоели!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А то никто не знает про ихние зарплаты! И все равно прут в эти малообеспеченные места. Как мухи на... Дерьмом что ли намазано?
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Ага... Медом...
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
В центре большого-большого города стоит большой-большой дом... Там есть большой-большой двор, висячий-висячий сад. Для его постройки был вырубден большой-большой кусок леса в центре города. И живет в этом дворце простой мент, начальник одного милицейского райотдела. Кто догадается - тому респект! Подсказка: на улице Мира.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Опонент, кто ты? Че ты прямо след мне пишешь?
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А я не один... Хи-хи. То есть не одна. Я адвокат - пригожусь...
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Очень уместно в одной газете - взяточники и менты. Вывод сам собой напрашивается.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Нуйкин что ли? по моему он где-то за арбитражом живет! А есть еще домик-дворец Юсупова у святого источника. Бывшего начальника убэпа вроде. Там ваще поместье отгрохали. Интересно если введут конфискациюимущества то куда пойдет конфискованное? оно же на тещу какую-нибудь записано. А у тещи пенсия 4 тыщи. Экономная старушка.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Будко что ли? Прикольно! Он же его вроде продал! Нажитое непосильным трудом!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Стучите господа и вам откроют...
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А зам Нургалиева привлекался за взятки. И судимость есть. И он же курирует все это дело! Забавно, правда?
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А кто знает как другие ментовские начальники живут? Начальник Октябрьского Седой в своем доме на Танке. Два брата-акробата Барнаши имеют один на двоих вдорец в октябрьском. Зам обэповский не помню фамилию - на мира, в крутом доме. У него самая крутая квартира двухэтажная. Самое главное что нургалиеву на это нас.ать. Он будет вычислять гаишников, переносящих денюшку начальникам. А этих прикормленных кто ж тронет? Начальник тыла, татарин, был осужден за растрату и взятки на какоц-то мизерный срок. Сейчас у него свое предприятие.
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А дустом не пробовали?
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
Да они выживут!
Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
А еще добавьте к списку военкомат, тюрьмы, санэпидстанциЮ горзеленстрой...
1 2 3

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов