Брак… с индивидуальными свойствами

Лариса Денежная

Мебельные страдания продолжаются. В Роспотребнадзор, органы по защите прав потребителей муниципалитетов, к общественным «защитникам» обращаются пострадавшие от горе-мастеров. Множатся «мебельные» дела и в судах. В Ленинский мировой суд, например, с разницей в месяц поступили иски, ответчиком в которых назван один и тот же индивидуальный предприниматель, назовем его Х.

История первая

В начале июля 2008 года Николай Николаевич М. заключил договор с ИП Х. на изготовление и монтаж кухонной мебели. А когда изделия привезли домой, Николай Николаевич сразу заметил: цвет-то у них другой! М. пообещали сделать перерасчет, уменьшив стоимость комплекта. Но при осмотре мебели выяснилось: в ней многое чего «не то», да еще и монтаж безобразный. Размер фасадов и гарнитура не совпадал. Шкаф был без задней стенки. Размер столешницы и радиус полукругов тоже не соответствовали заказу. Мало того, последние вырезали неровно. Столешницу изготовили из двух частей вместо цельной. «Напутали» и с ножками мебели…

Николай Николаевич указал на все вышеупомянутые «не то», попросил оформить акт приема-передачи. Однако сотрудник ИП Х. сообщил: нужных документов у него нет, а акт необходимо оформлять в офисе предпринимателя.
М. вернул мебель в цех. Но акт приема-передачи Николаю Николаевичу так и не оформили. Брак в работе мастера тоже не спешили устранять.

В феврале 2008 года М. обратился с иском к мировому судье Ленинского района. На этот момент просрочка исполнения заказа составила 194 дня. Исковые требования (возврат уплаченных денег, неустойка, компенсация морального вреда, судебные расходы) «потянули» на сумму свыше 60 тысяч рублей.

Предприниматель эти требования не признал. Суду пояснил: мебель сделали в со-ответствии с заказом, по чертежу. И недостатков, на которые ссылается М., нет. Единственный «изъян» - уголок на стене не соответствует цвету столешницы.
Х. также сообщил: кухонная мебель не доставлена истцу лишь потому, что неизвестен адрес доставки, то есть место жительства М. Предприниматель заявил ходатайство о назначении судебно-технической экспертизы мебели. Однако она не понадобилась.
Можно только догадываться, почему предприниматель сложил шпагу в ножны, поспешив закончить судебную дуэль. На очередном заседании мировой судья Ж. Романова утвердила мировое соглашение сторон. Николай Николаевич отказался от выдвинутых требований. А предприниматель обязался в двухмесячный срок выплатить М. двадцать тысяч рублей. Для Николая Николаевича наконец-то закончилась история отношений с цехом ИП Х., которая длилась больше года.

История вторая

Ларисе Васильевне С. повезло меньше. 1 августа 2008 года женщина заказала в этом же цехе шкаф-купе цвета «металлик» с дверями «серебро/люкс матовое серебро». Заметим: почему-то отношения между заказчиком и исполнителем были оформлены не как договор на изготовление мебели (то есть услугу) по индивидуальному заказу, а как договор купли-продажи. Причем были составлены два документа — отдельно на шкаф-купе и отдельно — на двери-купе. Срок изготовления, доставки и монтажа изделий составлял 20 банковских дней со дня подписания договоров и поступления денег на расчетный счет ИП Х.

Лариса Васильевна сразу внесла предоплату — 1676 рублей. Чтобы оплатить оставшуюся сумму, женщина взяла в банке кредит. К 1 сентября согласно договору мебель должна быть готова. Однако привезли ее только 19 ноября, с опозданием в 80 дней. 
Установку шкафа выполнили небрежно: имели место дефекты монтажа двери и выдвижного ящика. Предприниматель пообещал устранить все недостатки в течение трех дней. А выдвижной ящик г-н Х. взял с собой для ремонта. Видимо, понадеявшись на обещание, Лариса Васильевна в акте приемки изделия указала на имеющиеся претензии лишь по цвету шкафа (он оказался серым), срокам изготовления и установки (забегая вперед, скажем, что на этом позже сыграет предприниматель). Но свое слово последний не сдержал.

Спустя три дня С. направила предпринимателю претензию. Потребовала устранить недостатки, выявленные на следующий день после установки шкафа-купе. А именно: неудовлетворительную работу механизма одной двери (затруднительное движение), сильное трение о боковые стенки шкафа при выдвигании ящика, отклеивание на 10 см в верхней части двери тканевой полоски. Ответа на претензию женщина не получила. Телефонные звонки Х. игнорировал, от встреч уклонялся.

Прождав до марта 2009 года, С. обращается за помощью в Ставропольский краевой союз защиты прав потребителей и налогоплательщиков, а в мае - в Торгово-промышленную палату для проведения экспертизы мебели. Эксперты подтвердили наличие дефектов: отслоение пластикового «молдинга» на вертикальной планке, прилегающей к стене; искривление (длина 60 мм) металлического каркаса внешней двери и отслоение шлегеля (специальной буферной щетки, которая смягчает удар). Указали и на отсутствие выдвижного ящика.

В конце мая общественная организация подает иск мировому судье Ленинского района в интересах С. В исковых требованиях просит суд о расторжении договора купли-продажи, взыскании пени, убытков, штрафа, компенсации морального вреда и судебных расходов. Кроме того, выплаты разницы между суммой кредита и выплаченных по кредитному договору средств – 2 825 рублей.

Предприниматель исковые требования не признает. Суду поясняет: Лариса Васильевна подписала акт приема-передачи, что, по его мнению, свидетельствует об отсутствии указанных С. и отраженных в акте экспертизы дефектов. Признав задержку в доставке изделий, замечает: о причинах этого заказчицу постоянно извещали.

Однако мировой суд посчитал имеющиеся в деле материалы с учетом заключения экспертов достаточными для вынесения решения в пользу Ларисы Васильевны. И, хотя иск был удовлетворен частично (без выплаты разницы по кредиту), предпринимателю он обошелся в кругленькую сумму – свыше 52 тысяч рублей.

Х. подает апелляционную жалобу в Ленинский районный суд, указав, что при вынесении решения мировым судом не учтены очень значимые обстоятельства. А именно: между ним и С. были заключены договоры, согласно которым были изготовлены шкаф-купе и двери-купе по индивидуальному заказу (так все-таки договор на выполнение работ, а не купли-продажи? – Л.Д.), к качеству которых у С. не было претензий, если судить по подписанному ею акту приемки изделия. Сослался на Закон о защите прав потребителей, использовав «нужную» статью 26.1 пункт 4 (но она-то касается дистанционного способа продажи, то есть через Интернет и пр. - Л. Д.): потребитель, дескать, не может отказаться от товара надлежащего качества, имеющего индивидуально-определенные свойства, если оный может быть использован исключительно приобретающим его потребителем. Кроме того, суд вынес решение на основе исключительно экспертного заключения, которое, по мнению г-на Х., не является (!) экспертизой.

Опуская детали, скажем, что суд апелляционной инстанции оставил жалобу ИП Х. без удовлетворения, признав решение мирового суда обоснованным.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Уголок потребителя»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов