Брать чужое — плохо

Наталья Ардалина

Только попробуйте объяснить это подростку, который в жизни своей не видел ничего хорошего.

В Пятигорске девочка-подросток украла скутер, принадлежащий приятелю ее мамы. Девочка в силу своего возраста не может быть привлечена к уголовной ответственности, но ее поставили на учет в полиции, теперь инспекторам по делам несовершеннолетних вместо родной матери придется объяснять ей, что брать чужое - серьезный проступок, за который приходится отвечать. История, казалось бы, банальная, но чем-то она меня зацепила. Может быть, объяснениями ребенка, у которого в жизни совсем мало радости.

Сотрудник отдела МВД России по г. Пятигорску Альмира Дьяконова рассказала, что мать девочки, 33-летняя жительница хутора Привольного, воспитывает троих детей. Но, судя по всему, не особо много уделяет им внимания, хотя, собственно, находится на свободе только благодаря им: женщина была осуждена за незаконный оборот наркотиков, но получила отсрочку исполнения наказания именно из-за того, что является матерью троих несовершеннолетних детей.

Ее 26-летний друг, житель Пятигорска, время от времени навещал семейство в Привольном. Вот и в этот раз он приехал в гости, покатал младшую дочь хозяйки на скутере, а потом ушел в дом, оставив девочку присмотреть за «железным конем». Когда через несколько часов мужчина собрался уезжать, выяснилось, что скутера нигде нет.

Сначала пропажу пытались найти самостоятельно. Но никто из детей не знал, куда могло подеваться транспортное средство. Девочка, которая караулила скутер, объяснила, что зашла на минутку домой, а когда вышла обратно, обнаружила, что его уже нет на месте.

Пришлось вызывать полицию. Подозрение пало на старшего сына хозяйки, но тот упорно отпирался: «Ничего не знаю, у сестры лучше спросите». Эта реплика задела девочку, она покраснела и начала бурно оправдываться. Опытный инспектор по делам несовершеннолетних по реакции ребенка сразу понял, кто виновен в пропаже. После этого уже не составило большого труда уговорить девочку признаться, куда она спрятала скутер.

А позже девочка рассказала, что ей очень понравилось кататься, но «дядя» приезжал нечасто. Иллюзий по поводу того, что ей и старшим братьям купят похожий мопед, девочка не питала, но наивно рассудила, что взрослый мужчина, наверное, сможет купить себе новый. Поэтому она решила, что справедливо будет оставить скутер себе. И кататься на нем, когда захочется. Пока взрослые и старшие братья были заняты своими делами, девочка откатила скутер и спрятала его в заброшенном сарае.

Транспортное средство вернулось к своему законному владельцу. А ребенок остался. Осталось ощущение несправедливости жизни, обиды на взрослых, да еще и позорное клеймо состоящего на учете маленького воришки. Наверное, если бы девочка была довольна своей жизнью, почаще испытывала радостные эмоции, ей бы не пришло в голову прятать этот злосчастный скутер. А сколько в России таких семей, где дети не видят ничего хорошего? И в скольких потом вырастают добропорядочные граждане? А ведь дети изначально не рождаются с задатками вора или мецената; как короля «делает» свита, так и ребенка «делают» родители, окружающий мир. Возможно, мать девчушки тоже не от хорошей жизни пыталась торговать наркотой. Ну не нашла она другой возможности достойно содержать троих детей. Нет, я совсем не пытаюсь оправдать преступление, наркоторговля — это хуже, чем убийство. Просто задаюсь вопросом: когда в нашем государстве пенсионерам не придется экономить на хлебе, чтобы заплатить за коммуналку, детям — потихоньку утаскивать конфеты и игрушки в магазине, а подросшим девочкам — подрабатывать проституцией?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов