Братья Борис и Александр

Наталья Буняева

Итак, мы медленно, с остановками, подходим к делу братьев Паниных. В прошлых публикациях я просто не нашла сведений о боях, где они бились. Да много чего не нашла: ну совсем не разбираюсь я в боях и диспозициях. Спасибо Виктору Кишикову: он военный, он то

Борис (в центре), Александр (справа) и их матушка Валентина Ильинична.
Борис (в центре), Александр (справа) и их матушка Валентина Ильинична.

Когда пришла первая похоронка на улицу 8 Марта, мать братьев, Валентина Ильнична, долго не могла поверить, что ее Боря, весельчак, умница, стихи сочинял, — погиб! Она молча прижимала извещение к груди, отец Павел сидел, безвольно опустив голову на руки: хоть ты священник, хоть нет — а сына потерял... С трудом справлялись с этой бедой: на войне еще Александр, его судьба практически не известна. По «тайным» словам в редких письмах знали, что служит в разведке. Последнее более-менее внятное письмо пришло аж в 1942-м. А где та разведка — Бог весть. Как-то надо держаться и жить... Отец сразу состарился, поседел, борода стала белой... Матушка Валентина взялась за привычное дело: готовить немудреную пищу и делиться ею с соседями. Песен больше не пела... Бориса нет.

Борис

8 февраля 1943 года, примерно в восемь вечера, в порту Геленджик началась посадка на корабли 83-й бригады морской пехоты. Тральщики «Тракторист», «Земляк», «Щит» и «Защитник», а также семь сторожевых катеров приняли на борт больше четырех тысяч бойцов. Точнее - четыре тысячи сто восемьдесят одного. В ночь с восьмого на девятое февраля удалось высадить из числа 83 бригады 3 355 человек, остальным пришлось вернуться в Геленджик. Еще раньше, в ночь с третьего на четвертое февраля с катеров 4-го дивизиона стрелкового корпуса под командованием Н. И. Сипягина на западный берег Цемесской бухты в районе Станички, у причалов рыбзавода, высадился десантом штурмовой отряд под командованием майора Ц. Л. Куникова. Борис был в этом отряде.

В результате ожесточенных боев куниковцы закрепились на плацдарме, дав возможность высадиться основным десантным силам. 225 дней и ночей удерживали советские воины плацдарм, площадью около 30 квадратных километров, вошедший в историю под названием Малая земля .На берегу оказались все три батальона бригады, но без артиллерийских дивизионов, без минометов, без санбата и без саперов. Эти роты прибыли на плацдарм позднее. Вместе с батальонами бригады высадились штаб и политотдел, командование бригады — подполковник Д. В. Красников и полковой комиссар Ф. В. Монастырский, начальник политотдела полковой комиссар А. И. Рыжов. Все они впоследствии приняли участие в боях.

Бои были страшные: немцы цеплялись за каждый клочок земли и за каждую волну на море. Но батальоны бригады, преодолевая сильное сопротивление противника, овладели поселками Лагерь, Алексино и к семи вечера девятого февраля 1943 года подошли к восточной окраине совхоза Мысхако. 10 февраля все батальоны бригады продолжали наступление. Четыре дня шли бои за расширение плацдарма, и все это время на него прибывали новые части и соединения. В течение пяти ночей на берег были высажены две бригады морской пехоты, стрелковая бригада, истребительно-противотанковый полк, доставлено несколько сотен тонн снаряжения. В общем, вооружены были неплохо, но немец держался, казалось, за воздух. В Новороссийске в качестве памятника стоит дом, побывавший на пути батальонов: он стоит на угловых кусках стен. Как дом Павлова в Сталинграде — лучший и самый страшный памятник войне...

Немецко-фашистское командование предпринимало отчаянные попытки ликвидировать плацдарм в районе Мысхако. Отважно действовали на плацдарме артиллеристы 83-й бригады. Артиллерийский дивизион, которым командовал майор Петрушечкин, не сумел сразу высадить на плацдарм свои орудия. Однако командование дивизиона с подразделениями управления высадилось, и до прибытия наших пушек артиллеристы вели огонь по противнику из захваченных ими 105-мм пушек. Бои продолжались. Потери, можно сказать, не считали, разбирались уже потом, в затишье. Там, в затишье, и выяснилось, что сержант Борис Павлович Панин, 22 лет от роду, пал смертью храбрых. Служил он в 83-й отдельной морской бригаде. Последний его день на этой земле — 13 февраля 1943 года. Первичное место захоронения: Краснодарский край, Верхнебаканский район, Мысхакский совхоз, село Мысхако, высота 307,2. Впоследствии тела павших героев перенесут на мемориальное захоронение на территорию Новороссийской морской академии. 1254 бойца нашли там свой покой...

Кстати, о Новороссийске: это — город-мемориал. 225 дней борьбы и обороны! Кажется, нет там места, где не шли бы бои, где не цеплялись руками и зубами наши бойцы, всюду памятники, мемориалы, везде хочется прислониться лбом к холодному бетону и навзрыд плакать: сколько молодых судеб оборвалось тут, на земле Новороссийска. Каждый год, 3 февраля, в день окончательного освобождения города Новороссийск проводит общегородскую акцию «Бескозырка»: по всему городу лучшие матросы, старшины и мичманы везут матросскую бескозырку. Чтобы затем торжественно опустить ее на воду, в память о тех, кто остался навечно на этих берегах. Бескозырку провожают многочисленные горожане и гости города... 

Александр

Александр Панин уже служил действительную службу в Молдавии, когда началась война. Понятно, что первые дни бойцы, растерянные молодые ребята, не могли сообразить, что же делать... Служба проходила в городке Злобоза (Слобода) Кишкерень. Об этом периоде военной жизни Александра вообще ничего не известно, но раз не попал в плен, значит воевал. Вполне возможно, в партизанском отряде, но скорее всего, курсанты, бойцы примкнули к какой-то части и выбрались из окружения, оставив в глубоком немецком тылу свою первую часть в Кишкерени.

Они были уверены: враг будет разбит наголо. Но когда? Вот это был вопрос: рассчитывали на два месяца. Не ожидали затяжной войны... Но: «У нас еще Царь-пушка не стреляла!

У нас еще Царь-колокол не бил!». В 1941 году началось формирование 452-й стрелковой дивизии. Был декабрь, дивизия формировалась в городке Ишиме.

Уже в январе 1942 года дивизия переименована в 229-ю стрелковую дивизию. Основное ядро составляли призывники 1921—1923 годов рождения из Омской, Новосибирской областей. Более двух тысяч рядовых были призваны после досрочного освобождения из мест заключения. Младший комсостав прибыл из учебных батальонов кадровых частей Сибирского и Забайкальского военных округов, а средний комсостав в основном из Омского и Свердловского общевойсковых училищ. Так «начиналась» знаменитая дивизия. После обучения военной науке, в начале мая 1942 года дивизия была перемещена под Балахну, Сормово, Богородск, где получила вооружение. И с октября 1942 года отправлена по маршруту Рязань — Владимировка (Астраханская область). Все ближе к фронту. С 15 июля 1942 года дивизия перебрасывалась под Сталинград. И уже через десять дней отражала тяжелые атаки противника, которому удалось вклиниться в оборону дивизии, бои велись даже на командном пункте дивизии. На следующий день противник перешел в наступление на правом фланге в районе Суровикино, дивизия вновь вела ожесточённые бои, предпринимала контратаки, однако противник прорвал оборону дивизии и к исходу дня вышел к реке Чир. Думаю, что где-то здесь и примкнул в качестве пополнения Александр Панин. В эти дни дивизия вынужденно перешла на левый берег Дона: задача — удерживать мост через Дон. Задача была выполнена, тем более что в поддержку пришли десять танков и здорово помогла авиация. А потом, тут же, у деревни Суровикино, дивизия попала в окружение. Личный состав мелкими группами выходил из окружения, многие попали в плен. К моменту выхода из окружения в дивизии было чуть больше пяти тысяч человек. Остатки личного состава были переданы 244-й стрелковой дивизии, а сама дивизия направлена на переформирование. Фактически на новое формирование. В эту дивизию входил и полк, где служил Александр Панин. Значит он был участником и этих боев, и окружения, и выхода из него. Так продолжалось долго: бои, потери, переформирование, вывод в резерв. Эта процедура повторялась несколько раз.

В октябре 1944 года дивизия, а значит и 804-й стрелковый полк имени Александра Невского, выведена в резерв, и в декабре 1944-го по маршруту Вильнюс — Барановичи направлена в Польшу, где принимала участие в Сандомирско-Силезской операции. Перед началом операции находилась во втором эшелоне, в районе Пшедбужа. В ходе операции приняла участие в освобождении городов Беутен, Крулевска-Гута 28 января 1945 года. Три дня прошло с тех пор, как был ранен, а потом умер от ран Александр Панин. До сих пор не известно, какие задачи он выполнял. Немногочисленные родственники рассказали, что был он разведчиком. Документы говорят, что разведка была химической. Медсанбат, в котором умер Александр, хоронил своих бойцов там, где стоял. В те дни он располагался в польском селе Кузница Яна. Или Святоянская Кузня. Кстати, 83-я отдельная бригада морской пехоты, где служил Борис, была рядом с 804-м стрелковым полком, где служил Александр. Останься братья в живых — они бы встретились. Дивизия же закончила боевые действия в мае 1945 года в городе Йичин.

Прошли годы

Поляки уверены, что солдаты должны лежать в могилах, расположенных в специально отведенных местах. А то получалось, что братская могила могла быть и посредине дороги... В общем, поляки перенесли несколько братских могил, в том числе и ту, в которой упокоился Александр Панин, на кладбище в городок Заверце. Мы еще поговорим о поляках.

Каждое захоронение имеет свой «паспорт». Есть он и у могилы, где похоронен Александр. Мы с Виктором Андреевичем Кишиковым, моим теперь уже неизменным помощником, будем хлопотать о том, чтобы на могиле была установлена табличка с именем Александра.

Нигде в архивах нет информации о наградах Александра. На запрос в Министерство обороны ответ не пришел. Но вот не дает мне покоя мысль: еще когда в первый раз писала об Александре Панине, мне позвонил человек, не помню его имя, бывший сосед Паниных и рассказал, что видел на стене портрет Александра со Звездой Героя на груди. Так или нет — история умалчивает.

После гибели сыновей отец Павел Борисович вновь ушел в церковь и несколько лет служил в Андреевском соборе. Прожил он мало, умер в 1963 году. Его супруга, матушка Валентина Ильинична, пережила его надолго. Умерла в 90-х годах. Все эти годы она поминала своих дорогих покойников и ушла к ним в одно мгновенье...

ВОВ

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Последние новости

Все новости