Бурный финиш на подъеме

Валерий Манин
Весна на Северном Кавказе в 1974 году удалась на славу. Черкесск, где проходил чемпионат России по легкоатлетическому кроссу, утопал в белоснежной пене цветущих садов. Собравшиеся со всех концов страны тренеры и спортсмены, многие из которых всего несколько часов назад только сошли с лыжных трасс, с удовольствием грелись под ласковыми лучами майского солнца. А тренерская "биржа" гудела, как растревоженный улей, - специалисты обсуждали сложности трассы, пытаясь незаметно выведать у коллег степень готовности их подопечных, определить фаворитов и, исходя из добытой информации, назначить тактику своим воспитанникам.

Хитрец, балагур и, несмотря на очевидную молодость, уже считавшийся авторитетным специалистом Саня Татаринцев на правах хозяина соревнований щедро делился с коллегами прогнозами: "Трасса проходит в яблоневом саду, где грунт рыхлый и еще до конца не высохший, поэтому бежать будет тяжело. Кто победит? Да мой Генка Громов. А чего вы смеетесь? Финиш-то дистанции идет на подъем. Тут нужны мощные ноги и такая же мощная сила воли. А кто, кроме Грома, может прибавить тогда, когда уже нет никаких сил даже просто передвигать ноги?"

Кто мало знал Татаринцева, побежал в свой штаб делиться добытой информацией о неизвестном фаворите, а те, кто изучил манеру ставропольского тренера "вешать лапшу на уши", посмеялся над этим прогнозом. Да и как было всерьез делать ставку на одного из кандидатов в мастера, которых в соревнованиях участвовало без малого сотня, если на старт вышли более двух десятков мастеров спорта и мастеров международного класса во главе с чемпионом страны и призером европейского первенства Михаилом Улымовым!

Но, как оказалось, Татаринцев на этот раз не лукавил. Его ученик уверенно держался всю дистанцию в лидирующей группе, а когда трасса в последний раз пошла в гору, рванул что было сил. Ноги, еще несколько минут казавшиеся ватными, вдруг подчинились воле хозяина и понесли его к финишу. Правда, до чемпионской медали не хватило несколько секунд, но третье место ставропольца в такой солидной компании все без исключения расценили как явный успех.

Геннадия поздравляли, и только тренер недовольно ворчал, мол, если бы начал спурт метров на триста раньше, вполне мог получить медаль из более благородного металла. Он ведь знал не только физические возможности своего подопечного, но и его несгибаемый характер. Для Громова никогда не существовало понятия "не могу".

Еще в детстве, как и все пацаны, жившие в окрестностях Нижнего рынка, не- далеко от которого находился и клуб ДОСААФ, он "записался" в парашютную секцию. Легко усвоив теоретическую часть и напрыгав положенное количество с вышки, Громов с товарищами добился права десантироваться с самолета. Все шло хорошо, но на девятом прыжке Гена приземлился неудачно, сломав обе ноги. Понятно, что молодой организм перенес эту физическую травму быстро, и вскоре Громов сам забыл о ней, но вот только врачи, заглянув в свои медицинские кондуиты, категорически запретили юноше заниматься парашютизмом.

Надо заметить, что в шестидесятые годы прошлого века не занимающийся хоть каким-либо видом спорта молодой человек, впрочем, как и не призванный в армию, с трудом мог рассчитывать на внимание к себе лучших представительниц прекрасного пола. А выпускник ставропольской средней школы №4 Геннадий Громов именно в это время добивался расположения восьмиклассницы Нины Рогожкиной. Ясно, что Генка пытался выступать в различных турнирах, и на одном из легкоатлетических соревнований его заметил Петр Лобынцев. Петр Антонович, сам побегавший вдоволь, умел находить в общей массе перспективных ребят. Он-то и предложил стройному кудрявому блондину заполнить место средневика в команде коллектива физкультуры завода "Электроавтоматика" в популярной тогда так называемой шведской эстафете. И уже в первом забеге Громов не только обыграл всех соперников и передал первым эстафетную палочку своему партнеру, но и выполнил норматив второго разряда.

Легкоатлетические соревнования, которых в то время проводилось очень много и которые в Ставрополе по популярности тягались даже (ну кто сейчас этому поверит?) с футболом, были центром притяжения не только многочисленных зрителей, приходивших поболеть "за своих", но и местом работы специалистов. Ясно, что стремительно ворвавшийся в легкоатлетические ряды новичок привлек к себе внимание тренеров, среди которых был и Виктор Криунов. Виктор Алексеевич, всегда имевший нюх на таланты в любом их проявлении, быстренько познакомился с возмутителем легкоатлетического спокойствия города, представил его своему учителю, заслуженному тренеру России Борису Бухбиндеру, и уже через несколько месяцев в знаменитой воинской части № 55107, через которую прошли все более или менее талантливые ставропольские спортсмены, появился молодой солдат Геннадий Громов.

Громов прогрессировал достаточно стремительно. Прослужив всего полгода, в феврале 1968 года он впервые стартует в манеже на зимнем первенстве Вооруженных сил. И с ходу молодой северокавказец выигрывает две серебряные медали - в беге на 800 и 1500 метров. Его включают в сборную Советской Армии для участия в чемпионате СССР. Дебютант чуть-чуть не дотянулся до медали, заняв на "полуторке" четвертое место.

В отличие от других спортсменов Громов не зацикливался на какой-то одной дистанции. Ему было интересно испытывать себя и в кроссе, и на средних дистанциях, и на стайерских, даже марафон бегал. Легкий по характеру, Геннадий быстро влился в легкоатлетическую дружину. И ребята платили ему взаимностью. Они ценили самоотверженность, с какой Громов был готов сражаться за команду. Если выражение "командный боец" распространяется и на таких индивидуалистов, как легкоатлеты, то Громов может олицетворять идеал командного игрока.

В 1971 году на Спартакиаде народов Российской Федерации неожиданно получил травму Н. Бакланов. Надо заметить, что в те времена борьба в командном зачете шла в прямом смысле этого слова за каждое очко. А тут выбывает "железный" зачетник. Ну, тренеры и попросили Громова пробежать стипль-чез. Геннадий в восемь часов вечера вышел на старт забега на 3000 метров с препятствиями, а уже на следующее утро стартовал в беге на пять километров, где стал третьим. Не так много найдется спортсменов, способных на такое самопожертвование.

Ребята уважали Геннадия. Скажем, в середине семидесятых на Ставрополье сложилась мощнейшая команда мужчин-средневиков. А. Шатохин, Н. Харечкин, В. Ерохин, Г. Синчинов, Н. Таришный могли составить конкуренцию любой сборной. И дорогого стоит, когда такие спортсмены берут в свою команду. Громов неоднократно выступал вместе с этими звездами. Причем в эстафетной команде ребята доверяли ему первый этап. И Геннадий редко подводил друзей.

Поэтому, когда Громову пришлось практически на пике своей спортивной карьеры бросить беговую дорожку, сами спортсмены предложили Геннадию продолжить жизнь в спорте в качестве тренера. Так, едва перевалив тридцатилетний рубеж, Громов, закончив заочно тогда престижный спортфак Ставропольского государственного педагогического института, начал помогать тренироваться тем, с кем еще несколько месяцев назад соперничал на беговой дорожке: Сереже Рудакову, Толе Шатохину, Виталику Дегтяреву...

Ему, прошедшему тренерскую школу Лобынцева, Татаринцева, Бухбиндера, работа давалась легко. Но в судьбу снова вмешался случай. Как-то начальник физподготовки Северо-Кавказского военного округа Станислав Силин попросил Громова помочь с организацией призыва на военную службу в округ хороших спортсменов. Со свойственной ему добросовестностью Геннадий с головой окунулся в новую работу. Оказалось, что здесь столько проблем и подводных камней! Но удивительная коммуникабельность и доброжелательность, коими природа щедро наградила Громова, помогли ему стать асом в новом деле. Лучшие легкоатлеты юга страны неизменно попадали в спортивный клуб СКВО. Ясно, что и на чемпионате Вооруженных сил, и первенстве СССР легкоатлеты СКВО неизменно были в числе лучших.

В полной мере организаторский талант Геннадия Громова раскрылся, когда он был командиром спортивной роты группы Советских войск в Германии. Здесь он не только сформировал классную команду легкоатлетов, но и стрелков, и даже авиамоделистов. Молодой командир обеспечивал спортсменам возможность тренироваться, укреплял спортивную базу. Сейчас на спорткомплексе, построенном в Вюнсдорфе советскими солдатами при активнейшем участии Громова, тренируются спортсмены бундесвера.

Ну а после 35 лет службы вышедший в отставку Геннадий Громов не порвал своих отношений с армией. Он по-прежнему в строю, помогает молодым коллегам из Ставропольского СКА. Причем снова его интерес распространяется не только на легкую атлетику. Вместе с коллективом СКА, который возглавляет начальник клуба, мастер спорта Роман Марков, в последние лет десять Геннадий Николаевич помогает и батутистам, и пятиборцам, и борцам, и гандболистам, и гребцам...

После работы его ждет любимая жена Нина Николаевна (та самая восьмиклассница, ради которой Генка почти сорок лет назад ворвался в спорт), честно делящая все тяготы армейской и спортивной жизни мужа, любимые внучки и дети Ира и Костик. Кстати, и жизненные привязанности в семье Громовых дети разделили поровну - дочь пошла по материнским стопам, став врачом, а сын - по отцовским. Он мастер спорта, служит в Российской армии. Так что до финиша в семье Геннадия Громова, которому на днях присвоено звание "Заслуженный работник физической культуры и спорта Российской Федерации", еще далеко - ее глава находится на подъеме...

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов