Буря в стакане

Наталья Ардалина

Легальной водки выпускают вдвое меньше, а пьют по­прежнему

С начала года рынок лихорадит от перемен, которые начались с вступлением в силу нового федерального закона об обороте алкоголя. После 1 июля больше половины ставропольских сел остались без легальных магазинов, торгующих спиртным. Аналогичный краевой закон грозит оставить «в тени» еще часть участников рынка, переживших первую волну реформ.

Юрлицом  к закону

Согласно нормам ФЗ № 102 «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртсодержащей продукции», с 1 июля розничной продажей алкогольных напитков могут заниматься только юридические лица. По самым скромным подсчетам, на все процедуры по изменению статуса надо потратить до 70 тысяч рублей. В канун этого часа «Х» в краевом комитете по лицензированию отдельных видов деятельности всеми силами пытались помочь предпринимателям взять непосильный многим барьер. Процедуру получения лицензии значительно упростили. И все же в комитете предсказывали, что закон, который легко переживут в городе, сильно ударит по селам аграрного Ставрополья. Ожидаются крах легальной торговли алкоголем на селе и одновременно укрепление позиций «левой» продукции, с которой и должен был покончить новый ФЗ. Председатель комитета Сергей Харитонов в июне называл возможную цифру потерь от «перемены лиц» – до 60 процентов предпринимателей, имеющих лицензии, каждый из которых работал сам и давал рабочие места другим. Одним словом, от вступления в силу ФЗ № 102 в регионе ожидали такой же протестный эффект, как и от закона о монетизации льгот. И действительно, акции протеста предпринимателей в крае проходили, правда, без особого эффекта. Зато подтвердились худшие опасения по потере лицензиатов. В крае только 35 процентов от прежнего числа предпринимателей приобрели юрлицо. Сейчас происходит укрупнение участников этого рынка. В том числе за счет аренды помещений, ранее принадлежавших частникам, крупными оптовыми компаниями, имеющими сети магазинов. В Ставрополе из 404 индивидуальных предпринимателей в категорию юрлиц перешли 167, в то же время из всех 836 лицензиатов по этому виду деятельности осталось 492. То есть на социальном здоровье и потребительском рынке перенасыщенных торговлей городов такое сокращение торгующих по большому счету не скажется, если не считать сокращения налоговых поступлений и потери рабочих мест. А вот число лицензиатов на селе уже сократилось на все предсказанные 60 процентов. По словам Сергея Харитонова, если в начале этого года на Ставрополье было около 200 сел, не имеющих легальных магазинов, торгующих спиртным, то сейчас эта цифра составляет 444 из 736 сел и станиц. И селяне вряд ли от этого перестанут употреблять спиртные напитки или ездить за ними в легальные торговые точки райцентров.

У «маленьких» остается один выход – уйти в тень и в лучшем случае торговать проверенной в плане безопасности для здоровья «левой» водкой со своего двора. Однако предел сокращения легальных предпринимателей еще не наступил. Следующим «фильтром» может стать региональный закон, проект которого до конца сентября рассматривается в краевой Думе.

Фильтры региона

На региональном уровне предполагается серьезно увеличить лицензионные сборы. Если сейчас за лицензию на розничную торговлю алкоголем сроком на пять лет в крае платят две тысячи рублей, то в законопроекте для Ставрополя, Минеральных Вод и других городов края только за каждый год надо платить по 5 тысяч рублей. За пять лет выходит 25 тысяч рублей. В районных центрах и городских поселениях законопроект предлагает брать за лицензию 3 тысячи рублей ежегодно, а в селах, где живет более тысячи человек, — тысячу рублей, в самых крохотных населенных пунктах – 200 рублей. Есть и градация по уставному капиталу. Верхнюю границу уставного капитала для розницы — не выше одного миллиона рублей — установил федеральный закон. Краевой закон регламентирует минимум. В законопроекте предусматривается утвердить 200 тысяч рублей для городов, 100 тысяч рублей для райцентров и городских поселений, 50 тысяч рублей для сел. Для сравнения: по уже принятым на местах законам в Астраханской области установлены нижняя граница уставного капитала в 10 тысяч рублей и всего тысяча рублей — за лицензию. Наверное, поэтому, число предпринимателей, торгующих алкоголем, у них сократилось лишь на треть. Кстати, при попытке установить градацию по оплате между сельскими и городскими бизнесменами прокуратура вынесла протест. В Чечне для всех установлены одинаковые суммы — 5 тысяч рублей за лицензию и уставный капитал в 250 тысяч рублей. Совсем по­другому рассудили в соседней Ингушетии. Здесь лицензия стоит 2 тысячи рублей при размере уставного капитала в 10 тысяч рублей, и число лицензиатов у них незначительно сократилось. Одним словом, видно, где не обижают маленьких. Градация в законопроекте «О розничной продаже алкоголя на территории Ставропольского края» уже вызвала вопросы, правда, пока не в прокуратуре. Администрация Минераловодского муниципального района обратилась в краевой комитет по лицензированию, с тем чтобы их предпринимателей освободили от максимальных цифр лицензионных сборов и уставного капитала. Согласно ставропольскому законодательству и по своему Уставу город Минеральные Воды относится к городским поселениям. Только за первую половину этого года из­за невозможности поменять организационно­правовую форму собственности здесь уже сократилось число лицензиатов со 189 до 72. Администрация Минераловодского района предлагает внести в законопроект свой вариант — 5 тысяч рублей за каждый год действия лицензии платят в Ставрополе, а городские и сельские поселения — по 1,5 тысячи рублей за весь срок действия лицензии. Простой народ тем временем никуда не обращается, а действует. Владельцы сельских кафе, кому не под силу оформить легальную торговлю, уже убрали из своих заведений запретительные предупреждения о том, что приносить спиртное с собой запрещено.

Филателия против водки

Укрупнение участников рынка происходит и в производстве спиртных напитков. Во­первых, производить, скажем, весьма дешевую по себестоимости водку стало очень дорого. Производители крепких напитков должны иметь уставный капитал не менее 50 миллионов рублей и три миллиона рублей заплатить за лицензию. Во­вторых, по новому закону с начала этого года вся произведенная в России алкогольная продукция должна выпускаться со специальными федеральными марками нового образца. За тысячу марок после представления целого перечня документов надо заплатить 1300 рублей. У каждого вида продукции должна быть своя коллекция марок, с которых считывается до 15 видов информации и передается в единую государственную автоматизированную информационную систему (ЕГАИС), в Федеральную налоговую службу России. На приобретение технических средств фиксации и передачи информации предприятия потратили до полумиллиона рублей, но система ЕГАИС до сих пор по разным причинам буксует, а бесконтрольное спиртное с 1 июля (срок введения обязательного госконтроля через ЕГАИС) легально реализовывать нельзя. И даже в таких условиях предприятия готовы работать по системе, чего нельзя сказать о готовности целого ряда контролирующих федеральных ведомств.

По данным министерства сельского хозяйства края, из­за перебоев в новой системе контроля с января по июль 2006 года производство спирта составило 46 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. А водки, которая приносит больше всего доходов в бюджет, стали производить вполовину меньше. В этой ситуации несколько утешает другое. Благодаря запрету Роспотребнадзора на ввоз некачественных грузинских и молдавских вин за 8 месяцев этого года в крае практически вдвое увеличили производство натуральных виноградных вин. С коньяком аналогичная ситуация. С начала года и по август включительно на Ставрополье стали производить в 2,6 раза больше собственного коньяка. К слову, в конце июля этого года комитет по сельскому хозяйству и продовольствию (ФАО) Организации Объединенных Наций признал девять из десяти бутылок грузинского вина, поступающего на экспорт в Европу, некачественными.

Что касается системы контроля с помощью специальных марок, то здесь также есть новости. С середины августа ЕГАИС полностью перешла в одни руки – к Федеральной налоговой службе, для чего были приняты поправки в положение о ФНС. До этого за системой приглядывали несколько ведомств. Более того, из источника, заслуживающего доверия, стало известно, что сроки ввода тотального госконтроля собираются передвинуть. Сбои ЕГАИС уже привели к тому, что легальное и дешевое спиртное до потребителя не доходит — его замещает алкогольный суррогат и контрафакт.

Ольга Токмакова, «Российская газета» —
специально для «Вечернего Ставрополя».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов