Чеченский срез. На южном направлении

Елена Павлова
Вместо вступления

Рубрика 'Чеченский срез' в нашей газете обязана своим существованием военно-патриотическому клубу 'Русские витязи' и священнику храма в Марухе отцу Александру (Емельянову), с благословения епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана осуществляющего православную миссию в воинских частях и приходах Чечни. Журналисту, тем более женщине, в этой строящей мирную жизнь республике в одиночку работать невозможно. Редакция благодарит миссию за доверие и помощь в сборе материала.

'Вечерний Ставрополь' – газета городская. Но в тревожной соседней республике служат ребята из нашего города и края. Там дислоцированы подразделения частей Ставропольского гарнизона. К тому же процессы, происходящие в Чечне, в первую очередь касаются и нас, живущих на Ставрополье. Поэтому для журналиста, работающего по военной теме и теме межнациональных отношений, выезд в Чечню – это уникальная возможность увидеть все собственными глазами и сделать выводы. В прошлом году выводы по результатам такой же командировки прозвучали в серии материалов под общим названием 'Фронт без линии фронта'. Были отклики, было участие совсем незнакомых людей. С каждой поездкой становится все больше соратников благородной миссии, несущей воинам, находящимся на горячем южном рубеже, божье слово и благословение, а русским православным жителям Чечни, брошенным и забытым высокими государственными чинами, – утешение и надежду на то, что судьба их еще не всем безразлична, что кто-то о них переживает и готов чем может помочь.

И помогают. В материале 'Русские помогают русским' мы рассказывали, что ряд сельских администраций выразил готовность принять русские семьи из Чечни и что одной женщине с двумя детьми уже удалось помочь выехать из Грозного и обосноваться у нас на Ставрополье. По сути, эта миссия выполняет то, что должно бы стать государственной задачей. Решить проблему безопасности славянского населения в Чечне или (при невозможности этого) целенаправленно вывести и обустроить российских граждан на территории России может только государственная машина. Если, конечно, захочет.

А пока государство рассуждает о проблемах глобального мира, раздает звания Героев России перешедшим на сторону Москвы полевым командирам, амнистирует рядовых членов бывших бандформирований и вновь выдает им оружие, дабы они устанавливали законность и правопорядок на своей территории, русским жителям Чечни остается уповать только на милость Божию и радоваться хотя бы участию, выраженному в слове ободрения или маленьком подарке.

Такими подарками 'уазик' 'Русских витязей' был заставлен почти доверху. Сотрудники нашей редакции приняли в сборе гуманитарной помощи самое живое участие. По многочисленным звонкам после прошлых своих чеченских материалов знаю, что многие наши читатели тоже с удовольствием приняли бы участие в такой акции милосердия, если бы об этом было объявлено через газету. Только делать этого было нельзя. Машина миссии – обычная 'таблетка', коих на чеченских дорогах можно встретить в избытке. Она вполне вписывается в местный колорит и не привлекает повышенного внимания. Это главная и единственная степень нашей защиты. Других нет – ни оружия, ни связи, ни сопровождения. Так что загодя информировать широкую общественность о поездке мы не могли. Гуманитарку собирали своими силами – с помощью людей, к которым могли обратиться лично. Через день после начала сборов в дорогу ящики, в которые складировались вещи, соленья и варенье, пришлось вынести в коридор. В кабинете они уже не помещались.

В это же самое время заместитель председателя военно-патриотического клуба 'Русские витязи' Николай Жмайло и отец Александр хлопотали о том, без чего с православной миссией в Чечню и вовсе не отправиться. В Епархиальном управлении была получена православная литература, иконы, молитвенники, крестики – все это раздается в воинских частях, комендатурах, на заставах, блокпостах, заслонах и КПП. Их пришлось много миновать – миссия в этот раз пересекла Чечню в двух направлениях: от Наурской через Грозный и Аргун до Борзоя и обратно, а потом вновь от Наурской через Гора-Горский хребет и Самашки до Ачхой-Мартана.

Конечно, для того чтобы преодолевать такие расстояния, тем более в условиях напрочь разбитых чеченских дорог, необходимы вещи и вполне мирские: бензин, например. Да и вообще, любая такая поездка требует серьезных затрат. Миссия благодарит тех, кто помог ее осуществить: Сергея Загинайлова (руководителя ГУП СК 'Крайтеплоэнерго'), Олега Котлярова ('Орфей-2'), Александра Литвиненко ('ЛАВ'), предпринимателя Андрея Кулева. Благодарит и фонд Дмитрия Кузьмина – плакаты, составленные из фотографий по работе миссии в воинских частях в прошлые поездки, бойцы и офицеры этих частей разбирали с удовольствием - на память, да и вообще они были для нас своеобразным пропуском на неспокойных чеченских дорогах.

Дорожные сюрпризы

Погодка над нами, прямо скажем, пошутила, прямо от самого Ставрополя, придав передвижению груженного гуманитарной помощью нашего боевого коня ощутимый привкус экстрима. В то, что на дворе последние дни марта, верилось слабо – 'уазик' 'Русских витязей', вероятно, ощущал себя крейсером, вспенивая под колесами вязкую смесь грязи, льда и снега. Лобовое стекло заливало и засыпало так, что не справлялись 'дворники'. Казалось, что все это безобразие долго продлиться не может. Мы еще не знали, что оно будет сопровождать нас практически до конца командировки.

Путь предстоял долгий: нужно еще было сделать круг – заехать в Черкесск. Там в православном приходе верующие собрали для русских солдат разные домашние заготовки. Не зря заезжали – банок с соленьями и вареньями оказалось столько, что от их весомого груза 'уазик' присел на задние колеса. Ну ничего – ехать сложнее, зато ребят в воинских частях сладеньким побольше можно побаловать. Вообще – от большой души и сердца люди подарки собирают. Миссия в Чечню уже в восьмой раз с такой вот полной выкладкой выезжает, в какие только ситуации ни попадали – таблетка 'Русских витязей' и по колеям разбитым швыряна, и саперами обследована, и без тормозов ездить приходилось, - но ни разу ни в одной поездке ни одна баночка не разбилась. А ведь стекло!

К Галюгаевскому посту на административной границе подъехали ближе к полуночи.

Земляки-омоновцы предлагали у них заночевать, но хотелось все же побыстрее до места добраться. Слава Богу, до Наурской доехали без приключений. Предполагали, что в станице проведем первые дни, а потом двинемся дальше. Коррективы в наши планы очень ненавязчиво внес староста местного прихода Виктор. Он сказал, что неплохо бы провести воскресную службу в церкви – уж больно бабушки-прихожанки просят. Да и молодежь приходила, спрашивала, можно ли детей покрестить. Ну как тут откажешь? Правда, сидеть в Наурской до воскресенья с учетом только что наступившей среды было нелогично. На следующий день мы двинулись дальше, наметив к воскресенью вернуться в Наур.

Те же и ДПС

К изменениям, случившимся на дороге Наурская – Грозный за последние полгода, я лично морально готова не была. Раньше тут стояли федералы, теперь – через 50 метров - преисполненные значимости чеченские ребята с яркой эмблемой ДПС на куртках. Радостные такие!

- Ваххабитов не пускаем! – черный головной убор и борода отца Александра по традиции ввели в заблуждение теперь уже чеченских гаишников. Но показательно-шутейный настрой представителя новой государственной структуры Чечни ответной радости нам не внушил.

- Ты что, священников не видел?

- Я всэх видел: священников видел, ваххабитов видел.

От этого диалога меня отвлек второй коллега по большой дороге, в сравнении с которым первый показался мне в чем-то даже симпатичным.

- Что везем? – поинтересовался второй вместо 'здрасте'.

- Варенье, книги, - честно ответила я.

- Дай что есть про такой случай.

- Про какой случай?

Я не имею опыта общения с гаишниками вообще, с чеченскими гаишниками – тем более. Поэтому абсолютно искренне полагала, что парень хочет что-то про какой-то случай прочитать.

- Про такой случай должно быть. А ты непонятки строишь – нехорошо.

- Про какой случай ваш товарищ спрашивает?- обратилась я к первому гаишнику, который, обойдя машину, тоже внимательно уже обозревал наш нехитрый багаж. Тут книги про Великую Отечественную войну – он ведь их читать не будет.

- Тебе что, про чеченскую войну что ли надо? - со смехом спросил он у своего коллеги и, захлопнув дверь нашей машины, махнул рукой в направлении трассы: 'Проезжайте!'.

На этой дороге можно было наблюдать много занятных явлений, достойных камеры и объектива. Например, старую, замотанную в платок торговку у лотка, над которым красовалась громадная, чуть не в пол-лотка величиной надпись: 'Гарачия пирашки'. Можно было снять и огромный плакат: 'Водитель! Берегись мин! Выбирай безопасную дорогу!'. Весьма колоритен был и БТР, аккуратненько съехавший с обочины и тихонько подкативший к бензозаправке. Однако здесь мы съемки не вели - везде стояли представители Чеченского ДПС, с некоторыми из них мы уже познакомились и знакомиться с остальными нам почему-то не хотелось.

Грозный

Кроме вновь отстроенных автозаправочных станций, сместивших с привычных мест стихийные рынки бензина, предлагавшегося еще совсем недавно на всех чеченских дорогах непосредственно в канистрах, ведрах, а то и стеклянных баллонах, в окрестностях чеченской столицы и непосредственно в самом Грозном произошли и другие изменения. Улица Ленина переименована в проспект Кадырова, на горожан с многоэтажки смотрит с портрета в треть дома величиной Герой России Ахмад-хаджи. Другой Герой России Рамзан Кадыров вместе со службой своей безопасности 'шерстит' по лесам и селениям, как теперь принято говорить, бандитское подполье и всех, кто имеет несчастье ему не понравиться. Посему основным из напутствий в дорогу, которое мы слышали практически во всех воинских частях, звучало: 'Не нарвитесь на кадыровцев'… В прошлом году больше как-то о разрозненных бандгруппах предупреждали, теперь вот приоритеты сместились.

Автомобильный поток в Грозном не меньше, чем в Ставрополе, только светофоров нет, и дороги разбиты. От Ленинской комендатуры на трассу мы не могли выехать минут десять. В эту комендатуру Николай Жмайло и отец Александр никак не могли не заехать. Командиры к ним уже как к родным относятся. Вот и в этот раз замполит полковник Орлов сам к КПП встретить вышел. Обнялись, как старые боевые друзья. Да, собственно, почему 'как'? Именно друзья, и именно боевые. Познакомились они в нелегкий для командира период – обстрелы были часто, в безопасности себя никто не ощущал – у бойцов нервы сдавали. Вот Орлов тогда и просил батюшку освятить казармы, поговорить с солдатами, покрестить кто некрещеный. И помогло. Не было с тех пор, говорит командир, среди бойцов ни у кого ни одного нервного срыва. Хотя обстановка далека от стабильной. Стрелять продолжают. За неделю до нашего приезда комендатуру обстреляли из гранатометов. МВД Чечни сразу поспешило распространить информацию, что это военнослужащий нечаянно произвел выстрел из-за неумелого обращения с оружием. Ну а когда разобрались, что один человек не может, хоть и вовсе не умей пользоваться гранатометом, произвести шквальный огонь, то предпочли в МВД уже скромно об этом промолчать. Все 14 раненых сейчас в госпитале в Ханкале и Владикавказе. Жизнь их вне опасности. В крайне тяжелом состоянии только 26-летняя женщина – жена одного из офицеров. Не военнослужащая к тому же, значит, без страховки. А у нее – ранение в живот. Теперь вот офицеры собирают помощь на лечение. А кто стрелял – и по сей день неизвестно…

Оставив в комендатуре иконы, крестики, литературу и кое-что из гуманитарки, мы двинулись дальше, к первому месту привала в этой поездке – городу Аргуну...

Ссылки по теме:

Кто владеет Аргуном – владеет Чечней

Наурский колокол

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов