Чеченский срез. Война и мир в одной плоскости

Елена Павлова
Сегодня мы завершаем серию публикаций под рубрикой 'Чеченский срез'. Православная миссия, которая выезжала в Чечню с благословения епископа Ставропольского и Владикавказского Феофана, заканчивала свою работу на административной границе с Ингушетией – населенном пункте Ахчой-Мартан, где стоит еще одно подразделение Ставропольского гарнизона – часть внутренних войск из Минеральных Вод.

Особенности национальной связи

Чечня – республика небольшая, правда, понятие расстояния здесь иное, чем у нас. От Наурской, которая недалеко от ставропольской административной границы, до Ачхой-Мартана, после которого начинается уже Ингушетия, – 80 километров. Но они – как наши 400. Состояние дорог и проверки на них заметно увеличивают время пребывания в пути.

Помятуя о недавних встречах с представителями чеченских ДПС, ехать опять через Грозный мы не хотели категорически. И пока отец Александр проводил в храме обряд крещения бойцов Наурской комендатуры, мы с Николаем Жмайло, бессменным нашим водителем во всех поездках, отправились в администрацию узнавать дорогу в Ачхой, которая позволила бы миновать чеченскую столицу.

Пока шли, отмечали про себя обозначившиеся за время нашего здесь отсутствия приметы мирной чеченской жизни: оставшиеся от выборной президентской кампании надписи на стенах – от категорических: 'Алханов –наш президент' до нежных: 'Мы – за Алу'. Подивились наличию магазина в восстанавливающемся здании бывшего кинотеатра. Раньше предполагалось, что здесь будет центр 'Антитеррор', который собирались перевести из Моздока. Похоже, противодействовать террору будут все же не отсюда. На автостанции, плавно переходящей в рынок, множество броских вывесок: 'Кафе 'У Ислама', 'Чечен-кока-кола'… 'Мегафон' обозначен без приставки 'чечен', хотя пользование этой сетью (пока в республике единственной) имеет свои специфические местные особенности. Несмотря на обнадеживающий код 928, общий для всех пользователей этой сети, действуют тут только сим-карты, купленные непосредственно в Чечне. Стоит лишь пересечь административную границу республики, мобильник моментально рисует тебе изящную фигу, выраженную в емкой фразе на дисплее: 'Нет покрытия сети!'. Те, кто приезжает в республику на длительное время, зачастую приобретают себе местную 'симку', но на это уходит не одна неделя. Очередь на мобильную связь здесь огромная.

…В администрации нам посоветовали ехать через Гора-Горский хребет и Самашки. Правда, предупредили: 17 километров через перевал по очень сложной дороге.

Эту дорогу, на ее беду, кто-то пытался ремонтировать. Ремонт, похоже, провели в ускоренном и экономном режиме, обойдясь без цемента и асфальта. В результате плиты едут вкривь и вкось, и ехать по ним - удовольствие, действительно, 'выше среднего', поскольку дорога идет в гору.

По обеим сторонам – белое безмолвие. Горные снежные склоны – и ни души вокруг.

Окрестности Самашек – живые свидетельства новой и новейшей истории. Война и мир в одной плоскости. И десять, и пять лет назад за этот рубеж шли ожесточенные бои. Земля здесь в буквальном смысле смешана с искореженным железом, пересечена окопами, уже поросшими травой. А почти параллельно с ними идут свежевырытые траншеи – похоже, под газопровод.

Нас предупреждали, что в окрестностях самашкинского леса и Ачхой-Мартана те, кто мирно жить не хочет, пока еще, как выразился наш собеседник, 'бегают'. Посему наряду с работой по оперативным данным, спецоперациями военные проводят и профилактические мероприятия.

Я вспомнила эти слова, когда уже в расположении нашу мирную полуночную беседу в женской палатке прервали залпы и свистящий вой.

- Это что? – поинтересовалась я, заметив, что мои новые знакомые на грохот со свистом не отреагировали никак.

- Минометы. Самашкинский лес обстреливают. По заданным квадратам. Это у нас каждую ночь так.

Девчата

Девчонки, мои новые знакомые, - люди бывалые. Кроме одной 34-летней поварихи Наташи, которая на службу только два месяца как устроилась и в Чечню, естественно, в первый раз приехала. На момент нашего знакомства час как прибыла на место. Не могла скрыть растерянности.

С непривычки, конечно, все выглядит несколько шокирующим: и палаточный лагерь, и пуд грязи на сапогах, и солдаты, которыми ей надо научиться руководить, потому как одной с готовкой и мытьем посуды на этакую ораву никак не справиться…

У всех женщин в части профессии вполне мирные: поварихи, секретарь-делопроизводитель. Правда, тем, чья работа связана с компьютером, приходится подстраиваться к наличию света. Дизели – электричество часто дает сбой. Так что иногда работать приходится ночами, когда нагрузка меньше и дизели справляются. В постельный комплект входят и спальные мешки. Без них никак. С дровами – напряженка. Правда, девчонки иной раз пользуются привилегией слабого пола, и мужчины делятся с ними частью дровяного лимита, выдаваемого на их палатки.

Люда, Лена, Таня и две Наташи. Смеются: 'У нас палатка незамужних девчонок!'. Как раз в день, когда мы приехали, прибыла к ним с основной базы, из Минеральных Вод, 'таблетка'. Народ ее сильно ждал. Улыбчивый молодой капитан Саша, командированный на несколько дней в родной город по какой-то служебной надобности, в этот вечер пользовался у женщин особой популярностью. Еще бы – он ведь с их родными виделся. Так что Сашу засыпали вопросами: 'А из моих кто дома был – сын или дочка?', 'Что, в десять вечера еще дома не было?', 'А письма мне не передали?'. Девчонки разбирали передачи из дома – косметику, конфеты, духи. Любую оказию из Минвод здесь очень ждут. Территорию части военнослужащие здесь покидают только в целях выполнения боевой задачи. В бытовых и хозяйственных выезжают тоже с сопровождением. Так что за пудрой или шоколадкой в магазин здесь не бегают – не та обстановка.

Но четверо из пятерых женщин к полевым условиям привыкли. В таких командировках по полгода уже не в первый раз. Самая сложная, говорят, была два года назад в Шали. О том, как вели себя во время первых обстрелов, теперь со смехом вспоминают:

- А ты, помнишь, голову втянула, каску на глаза надвинула и между кроватей затаилась.

- А повариху Толич, помнишь, в укрытие как тащил – она на дорожку упала ничком, руками гравий разбрасывает, кричит: 'Куда прятаться?'.

- Ну а вообще-то, правда, поначалу страшно было. Снаряды пролетали – полог палатки пригибался.

…Все девчонки оставили дома детей. И взрослых, и подростков. С бабушками, а то и просто на хозяйстве под присмотром соседей.

- А что же делать? – сказала мне

45-летняя Лена. - У меня дочке 24 года, сыну 15. Им учиться надо. Старшую я вот уже в институте на платной основе и выучила. На командировочные и боевые…

Обычная служба

Утро в части начинается с уборки. В палатках и непосредственно на территории. С основной дорожки – центрального проспекта палаточного городка - грязь солдаты выгребают неким подобием большой швабры. Здесь если пару дней не почистить – вообще никуда не пройти.

Наш отец Александр от одних воспоминаний о чеченской грязи до сих пор вздрагивает. Вот и вечером, когда мы с девчатами вели задушевную беседу, он в сопровождении офицера кропил святой водой все палатки. А их в части много. Поутру крестил бойцов – 19 человек. А потом авточасть пригласила батюшку к себе – бронетехнику освятить.

- Говорят, среди машин тоже бывают счастливые и невезучие. Есть такие? - спросила я.

- Вот если бы вы у нас раньше были, - рассмеялся усатый прапорщик, - мы бы вас познакомили с самым счастливым экипажем. Два человека в экипаже: офицер и боец – и у обоих фамилии как на подбор: майор Убийко и рядовой Могилко.

- Серьезно, что ли?

- Чистая правда. Фамилии хорошие – их машину дольше чем на 5 секунд никто вообще не тормозил – ни здесь, ни дома. Только в документы глянут, езжайте отсюда, говорят, с глаз долой. И с машиной вообще ничего не случалось. А с остальными по-разному, конечно, бывало. Но ничего, служим. Батюшке вот рады – давно хотели нашу технику святой водичкой окропить.

Группа готовилась к выходу на боевую задачу. Места здесь неспокойные. Офицеры говорят, что ближе к части и военной комендатуре Ачхой-Мартана, где расположены дома сотрудников чеченской милиции, еще спокойнее. А дальше…

- Спецоперации часто проводите?

- Да, особенно март был в этом смысле урожайным. Бандгруппу Вахаева уничтожили, Юнусова. Много чего было.

- Местные дают информацию?

- Да. Хотя мы и сами знаем, к кому мы рано или поздно наведаемся, как только 'гости' у них появятся. Здесь таких адресов еще много…

Ачхой-Мартан – селение немаленькое. С разбитыми дорогами и большими добротными домами. Много молодежи, много детей. Растет смена. Чья вот только – тех, кто с нами? Или тех, кто против?

Ссылки по теме:

Кто владеет Аргуном – владеет Чечней

Наурский колокол

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов