«Через пустыню, горы и реки»: к 75-летию Маньчжурской операции

.

Согласие Советского Союза вступить в войну с Японией через 2-3 месяца после капитуляции фашистской Германии было достигнуто союзническими обязательствами на Ялтинской конференции (СССР, США, Великобритания) 4 – 11 февраля 1945 года. Результатом стала крупнейшая в истории войн стратегическая перегруппировка сил: с запада страны на Дальний Восток были переброшены 5-я и 39-я наши армии со всей своей техникой.

Г. А. Башкатов, участник Великой Отечественной войны
Г. А. Башкатов, участник Великой Отечественной войны

К 20 июня все шесть эшелонов, в которых перемещались части 221-й Краснознаменной ордена Суворова Мариупольской дивизии, входившей в состав 39-й армии, прибыли к месту назначения – станции Баин-Тумен (г. Чойбалсан) в Монгольской Народной Республике. Это конечная станция. Выгрузившись, подразделения уходили к месту сосредоточения. Дивизия размещалась у реки Керулен. Это единственная в этих местах река с мутной буро-глинистой водой, которую здесь можно было перейти не замочив колени. Днем адская жара, а к утру прохладно – резко-континентальный климат.

28 июня был проведен смотр боевой готовности дивизии. Командир дивизии генерал В. Н. Кушнаренко с группой офицеров, проходя вдоль каре строя, здоровался с каждым батальоном или дивизионом. Рядом с ним шел командующий Монгольской армией маршал Чойбалсан. Затем генерал Кушнаренко и маршал Чойбалсан поднялись на трибуну, которой служил кузов «студебеккера». Обращаясь к солдатам, сержантам и офицерам, командир дивизии сказал, что предстоит трудный и длительный переход по безводной пустыне, и он надеется, что славные мариупольцы выполнят эту задачу с честью и достоинством советского воина.

Во время смотра было немало случаев солнечных и тепловых ударов. Тут и там медицинские работники поднимали и увозили солдат.

Жарой и безводьем встретила дивизию пустыня Гоби.

Японцы сосредоточили свои основные силы в центральных районах Маньчжурии. Особая роль отводилась Большому Хингану, где их войска могли навязать нам затяжные бои, закрыв выход в центральные районы Маньчжурии. Советские и японские войска находились тогда примерно на одинаковом расстоянии от Большого Хингана. Командование 39-й армии понимало, какое влияние на исход всей операции окажет тот факт, кто первым окажется на Большом Хингане. Поэтому предстоящему маршу по пустыне и преодолению Хингана в планах нашего командования придавалось особое значение.

Командующий войсками Дальнего Востока маршал А. М. Василевский определил самые жесткие сроки выполнения указанных планов – 360 км за 10 дней. Пехотинцу в полной боевой выкладке нужно пройти это расстояние по безводной пустыне. Снабжение водой стало для нас тяжелой проблемой. Чтобы не быть голословным, сошлюсь на «Историко-мемориальный очерк о разгроме империалистической Японии в 1945 году». Там прямо сказано: 39-я армия, суточная потребность которой в воде составляла 1400 кубометров, в своем районе имела лишь два источника с дебитом 21 кубометр в сутки, что не позволяло обеспечить даже один стрелковый полк. Выдвинутые вперед саперные подразделения рыли колодцы, бурили скважины через каждые 25-35 километров, но воды нигде не было. Если вода и появлялась, то она была горько-соленой, и пить ее было невозможно.

Солдаты терпели тяжелые муки безводья, а машины не выдерживали: в радиаторах кипела вода, поэтому делались ночные переходы. Дневной «отдых» был не менее тяжел. Укрыться от солнца невозможно, лежали на горячем песке и жарились как на сковородке. Когда приходила «водовозка», ее окружали сотни измученных людей.

И все же войска двигались по плану, без задержек: 30 километров за сутки отмахивал пехотинец. Однажды «водовозка» не пришла.

К месту, где остановился полк, прилетел самолет и сбросил с малой высоты резиновые мешки с водой. При раздаче пришлось применять самые строгие меры.

К 11 июля, совершив 360-километровый переход, части дивизии прибыли в район восточнее Тамцаг-Булака, где были оборудованы два палаточных лагеря. В лагерях шли упорные занятия. Молодые воины изучали и чистили оружие, слушали беседы бывалых солдат, офицеров, политработников о боевом пути дивизии и ее героях. Проводились партийные и комсомольские собрания и даже играли в футбол...

Наконец перед колоннами войск вырос Большой Хинган. В горах безмолвно. По всем признакам дошли раньше японцев. Главный Хинганский хребет встретил наши войска буйной растительностью и проливными дождями. Полное бездорожье. Метр за метром ползла колонна вверх. С каждым шагом подъем становился круче. И тут на наших солдат обрушились муссонные дожди... Пехотинцам, мокнувшим несколько дней под таким дождем, было не легче преодолевать подъемы, спуски и болотные участки. Пройдя безводную пустыню и Хинганские горы, наши войска подтвердили, как важно осуществить то, что враг считает невозможным.

Приказом Верховного Главнокомандующего № 372 от 23 августа 1945 года, за отличные боевые действия при преодолении безводных степей Монголии, при прорыве обороны японцев на границе, при форсировании горного хребта Большой Хинган и за овладение рядом населенных пунктов в Маньчжурии всему личному составу дивизии была объявлена благодарность.

Но Маньчжурская операция на этом еще не была закончена и продолжалась даже после того, как из штаба Квантунской армии 17 августа поступила радиограмма, в которой сообщалось об отдаче войскам приказа о капитуляции и прекращении военных действий.

После этого лишь на отдельных участках фронта начали массово сдаваться в плен. Основная часть японских войск все-таки продолжала сопротивляться. По словам командующего армией генерала И. И. Людникова, 39-я армия не вела в Маньчжурии крупных кровопролитных сражений. Дело ограничилось отдельными стычками и скоротечными боями.

2 сентября 1945 года был подписан акт о капитуляции Японии – закончилась Вторая мировая война. Указом Президиума Верховного Совета СССР день 3 сентября был объявлен Днем победы над Японией.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 сентября 1945 года за преодоление безводных степей и горного хребта Большой Хинган 221-й дивизии присвоено почетное наименование «Хинганская». За участие в боевых действиях по разгрому японских войск в Маньчжурии все воины 221-й дивизии награждены медалью «За победу над Японией». С победой над Японией окончилась Вторая мировая война и одновременно Великая Отечественная.

В конце сентября в присутствии 15 тысяч жителей города Солунь и окрестных сел состоялся митинг и открытие обелиска воинам 221-й дивизии, погибшим в боях с японцами. Обелиск был сооружен по инициативе жителей города, которые приняли активное участие в его строительстве. На митинге выступали представители китайской администрации города. При открытии памятника был дан орудийный салют.

Г. А. Башкатов, участник ВОВ, член Союза журналистов России, заслуженный ветеринарный врач России, член Ставропольской городской организации Всероссийского общества инвалидов.

Вторая мировая война, война с Японией, к 75-летию Маньчжурской операции, участники войны

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Другие статьи в рубрике «Я вам пишу»



Последние новости

Все новости