Через вехи, через расстоянья

Наталья Ильницкая

От поколения к поколению передается эта профессия

Через вехи, через расстоянья
Сегодня в школах Ставрополя многие педколлективы будут отмечать общий праздник каждый в своем, так сказать, кругу –
5 октября как День учителя на следующей неделе, скорее, будет больше официальным, публичным, хотя и, без сомнения, радостным. Вот и в одной из лучших в городе гимназии № 9 учителя, а их более ста во главе с директором, кандидатом педагогических наук, отличником общего образования РФ и членом общественного городского Совета Валентиной Сапуновой, решили собраться накануне и, сделав большую перемену, выехать «на природу». Все-таки будущий вторник хоть и праздничный, но рабочий день, уроки по расписанию никто не отменял, как, впрочем, и с утра приподнятого настроения у всех, включая мальчишек и девчонок… О чем они станут говорить сегодня? Можно предсказать – откровенно о массе проблем, несмотря на победу педколлектива во всероссийском конкурсе «100 лучших российских товаров» в номинации «Образование», недаром в течение трех лет не было ни одной пересдачи ЕГЭ, и обязательно о том, кто как пришел в профессию. Вспоминать о тех же учительских династиях, например, которых здесь около десяти.

Одну из них в гимназии ее представители сами обозначают так: Рудакова, Чернышовы, Стояновы, общий педагогический стаж 105 лет. Иными словами, объединяющих четыре поколения. О первой (самой первой!), по сути, родоначальнице династии, обаятельной Галине Яковлевне Рудаковой, глядя на ее фотографию, скажешь сразу, что именно она преподавала и почему младшая родня попала под ее влияние и тоже пошла вослед по ее пути.

Естественно, словесность
И никакой другой версии в голову не приходит, по ассоциации сразу же вспоминаются героини Тургенева или блистательное и противоречивое начало прошлого века в целом, словно из той далекой эпохи перебралась она в близкую к нам современность. Хотя шел не особенно сытый и в целом не очень благополучный 1949 год, когда только закончилась разрушительная война и еще не были залечены ее раны, и она, молодая учительница русского языка и литературы, переступила порог средней школы № 9 в городе Черкесске.
Тогда, как и десятилетиями ранее, речь шла не столько об образовании – начальном, среднем, высшем как таковом, сколько о народном просвещении, так, кстати, и соответствующие наркомат, позже министерство назывались в тот период. А традиция ведь оттуда, из давнего XIX столетия с некрасовским посылом и надеждой на приход времени, когда «мужик не Блюхера и не милорда глупого – Белинского и Гоголя с базара понесет…»
Условный посыл этот и высокая его планка все еще остается весьма актуальной, к сожалению, и для дня текущего, сердцевиной которого был с 90-х и остается насаживаемый сверху, как картошка, гламурный масскульт на рыночной основе, перепутавший все критерии. Что, кстати, позволило недавно одному из известных российских чиновников однобоко заявить: народ наш в массе не готов ни к универсальным законам демократии, ни к модернизации социальных практик и созреет, приблизившись к уровню среднего европейца, возможно, к году так 2025-му. А посему, мол, прежде всего, важна на сегодня (чем взбаламутил весь российский Интернет) естественно-научная составляющая, технологическая, в смысле – техническая модернизация, а культура, напрямую связанная с братом-близнецом образованием, с общественными, другими гуманитарными науками, это – номер чуть ли не шестнадцатый. Недаром в школе сокращаются часы той же литературы, истории, прямо по словам поэта: «Мы насмерть бьемся со вторника на среду, уже не помня о четверге…»
Тут же нашлись оппоненты, которые стали доказывать обратное, если обобщить их аргументы – у нас-де и без того близки к исчезновению, или уже не видны интеллектуалы, мыслители с именем, которых бы цитировали в мире, более того – появилось две России, и пропасть между ними опасно растет, в том числе между бедными и богатыми, имеющими возможность дать своим детям более качественное «импортное» образование. Отечественное же, имевшее некогда достаточно высокий мировой рейтинг, непродуманно, бюрократически имитационно зареформировали уже так, что правильнее будет сказать – замордовали. Как и учителей, людей, хотя и консервативных, но невольно всегда переднего края перемен в обществе, причем нынче подчеркнуто еще и под девизом воинствующего экономизма. Будто в этой профессии и отрасли есть еще что и на чем экономить.

Опять «физики и лирики»?
Технологии можно скопировать, купить, украсть, наконец, создать для их развития и внедрения отдельные полувенчурные островки-шарашки благоденствия, достигая точечных нанорезультатов, но изменится ли, реформируется ли от этого общество с его преимущественно общинной психологией, как утверждал тот самый высокопоставленный чиновник, то есть все с той же принадлежностью к полуфеодальной, архаичной аграрной цивилизации, на что он тоже ссылается?
Словом, давний спор времен оттепели 60-х на тему: физики в почете, лирики в загоне - вновь набирает силу. Он на памяти у младшей племянницы Е. Рудаковой Нонны Леонидовны Чернышовой, второй по старшинству учительницы в династии, она в 1959 году стала преподавать немецкий в школе пригородного села Татарка. Правда, у нее была больше «посредническая» специальность в неумолимо идущем процессе. Знание иностранных языков, как шаги к назревшей необходимости взаимной открытости с миром и параллельно другим типам цивилизации, только начинало свое восхождение к престижности и моде в «замкнутой» стране полуразвитого социализма (прежде чересчур хорошо «шпрехающие» и «спикающие» граждане вызывали сильный прищур известных служб на предмет – а с чего это они интересуются? Не шпионы ли, не потенциальные ли перебежчики?).
Уровень ее знаний и профессионализма был таков, что она преподавала не только в сельской школе, но и по приглашению одновременно в ставропольских то музучилище, то институтах сельскохозяйственном (ныне - аграрный университет) и политехническом (сейчас - СевКавГТУ). Что закономерно: нужные статьи в иножурналах-то по специальности написаны неадаптированным – не упрощенным языком, вроде сочиненного для школ стишка «майн брудер ист айн тракторист ин унзерем колхоз». И 35 лет, всего педстаж полвека, проработала в Ставропольской гимназии № 9, став учителем-методистом, получив звание «Отличник народного просвещения». Того самого, новый уровень которого, в связи с необходимостью модернизировать общество, сейчас крайне важен.

Чтобы не стать «Нашей Рашей»…
В той же гимназии № 9 сегодня работают два представителя династии, третий, что называется, на подходе – второкурсник СГПИ Юрий Стоянов явно по призванию учитель. Как-то его мать, окончившая на «отлично» эту же гимназию, и с «красным дипломом» пединститут, Галина Анатольевна, дочь Н. Чернышовой и наследница Г. Рудаковой, названная в честь нее, двоюродной бабушки – тоже, как и она, стала словесником, попросила младшего сына на пару дней подменить историка. И так стеклись обстоятельства – переживала, не пересказать – замена выпала как раз в одном из самых хулиганистых седьмых классов, телесериал «Школа» отдыхает. С одной стороны, нервничала – справится ли с «ордынцами», с другой – это была самая настоящая проверка на профессиональную хрупкость, у самой же за плечами опыт 27 учительских лет.
И он ее выдержал. Нарушители спокойствия в гимназии сидели на уроках смирно, как никогда, на удивление, слушали, открыв рты; чем-то Юрий их «взял», сразу же заслужил доверие – небольшой ли разницей в возрасте, поколенческим языком изложения ли и подбором фактов по теме, по-современному мгновенной реакцией на реплики и выражение глаз и лиц? Но Юрий с тех пор постоянно спрашивает с надеждой: «Мам, никого временно заменить в гимназии случайно не надо?». Она в ответ улыбается: видимо, вошел во вкус, пафосно говоря, миссии просвещения…

Через вехи, через расстоянья

Как и старший, Владимир, окончивший ту же гимназию с золотой медалью экстерном в 14 лет и поступивший в СГУ, вернувшись в альма-матер учителем с «титулами». Магистр филологии, преподаватель высшей школы, переводчик в сфере профессиональной коммуникации, аспирант кафедры истории новейшей отечественной литературы Ставропольского госуниверситета – готовит сейчас к защите диссертацию о творчестве побывавшего в городе в 1978-м Владимира Высоцкого.
Правда, за старшего Галина Анатольевна всегда была как-то спокойна, еще ее отец, А. Чернышов, прекрасный экономист, который читал книги внуку с раннего детства (вместе их обсуждали), часто повторял: «Хороший учитель русского языка и литературы подрастает». Да и ей, бывало, помогал писать сочинения в школе: очень он словесность любил, считая этот предмет не менее важным, чем те же алгебра, математика, для составления, как сегодня говорят, человеческого капитала. А первоначальный – умение самостоятельно мыслить и излагать, становясь личностью – его ведь еще надо заложить. А кому, в первую очередь, как не учителю, это подвластно и является, собственно, главной его целью? «Чтобы окончательно не превратиться в телеаналог «Нашей Раши», говоря словами Галины Анатольевны Стояновой, почетного работника общего образования РФ. И не за это ли мы, в основном, педагогам бываем предельно благодарны?
Кстати, сочинения всех членов этой семьи бережно сохраняются, разложены хронологически по пакетам, как бесценные реликвии… А вам разве не хотелось бы периодически просматривать старые школьные тетради – что вы излагали в свое время, отмечая про себя вехи собственного взросления, понимания жизни и мира, в точках зрения на сложность проблем утверждаясь или, наоборот, от них отталкиваясь и уходя дальше?
Фото автора

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Образование»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов