Черногоров под колпаком

Вадим Баканов
Черногоров под колпаком
По крайней мере, так считает сам губернатор. Думается, что человек, занимающий столь высокий пост в исполнительной власти, отдает себе отчет в том, что говорит. Тем более если отвечает на вопросы следователя, беседовать с которым Александру Леонидовичу пришлось после того, как в Ленинскую прокуратуру поступило заявление Ирины Черногоровой «о противоправных действиях ее супруга Черногорова А.Л.» - дословная цитата из материалов проверки. О сути обвинений в адрес губернатора мы подробно рассказывали нашим читателям («Губернатор страдает психическим расстройством?», «Вечерний Ставрополь, №113 от 21 июня 2007 г.). Вкратце - жена, теперь уже бывшая, обвиняла Александра Черногорова в систематических преследованиях, нарушении неприкосновенности ее личной жизни, оскорблениях и даже в попытке ее физического устранения. Теперь в этой истории появились новые страницы. Эти страницы имеют официальное название: «Постановление об отказе в возбуждении уголовного дела». Ирине Черногоровой его вручили в прокуратуре Ленинского района в день выхода статьи в «Вечернем Ставрополе». Но это между делом. Следователь М.Параскевич вызвал Ирину Владимировну в прокуратуру совсем по другому поводу – для дачи объяснений по некоторым поставленным в нашей публикации вопросам. Разобраться, конечно, - дело вполне законное и обоснованное. Но какова оперативность: выход статьи, повестка, беседа – все в один день! Всегда бы так… На сегодня аплодисментов хватит. Прокуратура района в возбуждении уголовного дела отказала «за отсутствием события преступления». Возможно, «объективных данных», как пишет следователь, для возбуждения уголовного дела в отношении главы края действительно не так много. В таком деле свидетелей найти, увы, трудно. И потом ведь губернатор - все-таки лицо значимое, охраняемое. Но перед тем, как принять «отказное» решение, прокуратура сделала (обязана была сделать) то, что, признаться, мы давно ждали: выслушала позицию самого Александра Леонидовича по всем выдвинутым к нему претензиям. И вот здесь из официального документа, подписанного уже названным нами следователем М.Параскевичем, мы узнали много интересного. Оказывается, что, по словам губернатора, с октября 2005 года с Черногоровой И.В. он «не поддерживает супружеских отношений, считая, что у нее прогрессирует нервное расстройство, в связи с чем она нуждается в лечении». Надо полагать, что до того, как Ирина Владимировна вышла замуж за Александра Леонидовича, у нее с психикой было все в порядке? Или губернатор намеренно женился на сумасшедшей? Простите, простите, Ирина Владимировна, вас-то мы как раз ни в чем не подозреваем. А вот Александр Леонидович, якобы не поддерживавший с супругой отношений, умудрился отослать Ирине Владимировне столько писем с угрозами и матерными оскорблениями, что они заняли в материалах дела десятки листов. Или это писал не он? Как сообщает следователь, Александр Черногоров «по поводу представленных ксерокопий писем, распечаток телефонных переговоров, данных вневедомственной охраны и текстов SMS-сообщений пояснил, что представленные копии изготовлены с писем, написанных им собственноручно… SMS-сообщения отправлены с его телефона. Данные из вневедомственной охраны запрашивались им в связи с тем, что Черногорова И.В. уезжала на отдых в различные места и бросала детей дома одних... Те выражения, которые применялись в этих письмах, были написаны, когда он находился в сильном душевном волнении…» Ладно, оставим выражения, написанные в «сильном душевном волнении», на совести автора. А также SMSки со стихами определенного содержания, отправленные с телефона главы края. Хотя эпопея с возбуждением уголовного дела по факту оскорблений продолжается: Ирина Черногорова обжалует действия судей, не принявших дело частного обвинения к производству. Ответил пока только краевой совет судей: дело, мол, не в нашей компетенции. Но есть еще и другие инстанции, в том числе надзорная, ответ из которых экс-супруга губернатора пока еще не получила. Но вот как быть со сведениями из вневедомственной охраны, которые Александр Леонидович «запрашивал» в правоохранительных органах? Разве имеет право бывший муж получать данные о том, в какое время его бывшая жена ставит и когда снимает охранную сигнализацию в своей квартире? Пусть даже и под предлогом заботы о детях? Может быть, управление вневедомственной охраны меня поправит? Мы готовы опубликовать их позицию, желательно со ссылкой на действующее законодательство. Дальше – больше. Распечатки телефонных переговоров, как пояснил А.Черногоров, брались им «для контроля расходования семейного бюджета», потому что якобы «телефоны, которыми пользовалась Черногорова И.В., были зарегистрированы на его имя». Личный мобильный телефон Ирины? Домашний телефон Ирины? Неужели даже ее рабочий телефон в Интернет-центре?! Неужели он зарегистрирован лично на губернатора? Кто имеет право сообщать такие сведения стороннему лицу, пусть даже занимающему высокую властную должность? Конфиденциальная, личная информация священна во всем мире. А мы разве можем этим похвастать? Не отсюда ли недоверие к нашей милиции и к государству вообще? Не говоря уже о доверии к главе исполнительной власти субъекта федерации, который клялся нам «при осуществлении полномочий губернатора Ставропольского края уважать и охранять права и свободы человека и гражданина…» Вчитайтесь в эти фразы. «И просмотрев, прослушав и прочитав информацию по каждому твоему дню… в поезде, чужом доме, нищей гостинице…» (лист 44). «Делаю вывод, обращая еще раз внимание на ход твоих мыслей во всех посланиях … лежащих сейчас передо мной написанных письмах и сайтовых сообщениях из разных почтовых ящиков, SMS-сообщениях и телефонных переговоров в разное время суток…» (материал проверки, лист 46-47). «Ежедневно получал информацию о твоем культурном досуге в Цюрихе и Лозанне» (лист 65). В нашей газете, конечно, 65 страниц текста не уместится. Но остальные фразы, написанные рукой губернатора, предъявленные ему следователем, – в том же духе, если не почище. Так вот, самое главное. На вопрос «Что вы имели в виду, применяя эти фразы в своих письмах Черногоровой И.В.?» Александр Леонидович ответил, что как «охраняемое лицо, знает, что находится под постоянным контролем спецслужб края и России», и что он думает, что «под таким же контролем находятся члены его семьи, близкое окружение». Что ж вы в таком случае, Александр Леонидович, терпите грубое нарушение своих прав и свобод? Если вы не можете защитить себя и своих близких, что уж говорить о безопасности трехмиллионного населения Ставрополья? Или боритесь с этим, или… Впрочем, второй вариант вы знаете сами.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Ростелеком. Международный конкурс журналистов