Что нас ждет после того, как …

Василий Скакун

«Один лишь Дух, коснувшись глины, творит из нее Человека».
Сент Экзюпери

В животе беременной женщины разговаривают два младенца. Один из них верующий, другой - неверующий.
Неверующий младенец: «Ты веришь в жизнь после родов?».
Верующий младенец: «Да, конечно, Всем понятно, что жизнь после родов существует. Мы здесь для того, чтобы стать достаточно сильными и готовыми к тому, что нас ждет потом».
Неверующий младенец: «Это глупости! Никакой жизни после родов быть не может! Ты можешь себе представить, как такая жизнь могла бы выглядеть?».
Верующий младенец: «Я не знаю всех деталей, но я верю, что там будет больше света, и что мы, может быть, будем сами ходить и есть своим ртом».
Неверующий младенец: «Какая ерунда! Невозможно же самим ходить и есть ртом! Это вообще смешно! У нас есть пуповина, которая нас питает. Знаешь, я хочу сказать тебе: невозможно, чтобы существовала жизнь после родов, потому что наша жизнь - пуповина - и так уж слишком коротка».
Верующий младенец: «Я уверен, что это возможно. Все будет немного по-другому. Это можно себе представить».
Неверующий младенец: «Но ведь оттуда еще никто и никогда не возвращался! Жизнь просто заканчивается родами. И вообще, жизнь - это одно большое страдание в темноте».
Верующий младенец: «Нет, нет! Я точно не знаю, как будет выглядеть наша жизнь после родов, но в любом случае мы увидим маму, и она позаботится о нас».
Неверующий младенец: «Маму? Ты веришь в маму? И где же она находится?».
Верующий младенец: «Она везде вокруг нас, мы в ней пребываем и благодаря ей движемся и живем, без нее мы просто не можем существовать».
Неверующий младенец: «Полная ерунда! Я не видел никакой мамы, и поэтому очевидно, что ее просто нет».
Верующий младенец: «Не могу с тобой согласиться. Ведь иногда, когда всё вокруг затихает, можно услышать, как она поет, и почувствовать, как она гладит наш мир. Я твердо верю, что наша настоящая жизнь начнется только после родов. А ты?».
А ты, мой дорогой читатель, как определишь свое будущее после того, как ..., то есть после своей жизни?
Что нас ждет - полное и абсолютное ничто, распад и все, точка или клякса, или есть какие-то надежды, что это все-таки не конечный пункт следования, а крупная узловая станция. Ну как, например, Москва-Сортировочная.
Давай попробуем вместе с тобой порассуждать на основе чистой логики, не прибегая к помощи мистики или верований древних и не очень древних.

Что мы имеем или можем взять за базовую основу? Главное - это наличие самой жизни на этой планете во всем ее многообразии - от одноклеточной инфузории-туфельки до человека. И прежде всего нам надо определиться, возможно ли возникновение жизни само по себе - вокруг и из ничего.
Обратимся за помощью к науке. В 1850 году немецкий физик Рудольф Клазиус и другие сформулировали важнейший закон тепловых процессов, получивший название второго закона термодинамики. Его основной постулат говорит о том, что в любой замкнутой системе тепловая энергия равномерно распределяется между всеми ее частями и всякие тепловые процессы в итоге полностью прекращаются. Таким образом, в природе якобы совершается неумолимый процесс «вырождения» и «тепловой смерти» как реакции второго закона термодинамики. Таков прогнозируемый физикой девятнадцатого века ход процессов в неживой природе.
Однако фактически этот как бы «необратимый процесс» во Вселенной не наблюдается. Видимо, имеются некие глобальные факторы, противостоящие хаосу, - регуляторные механизмы Космоса, до сих пор неведомые науке и не принимаемые ею в расчет из-за идеологических соображений. Значит, всё то, что не подпадает под определение второго закона термодинамики, обладает иными свойствами - это признаки живой Природы.
То есть мы можем однозначно признать, что Жизнь во всех ее проявлениях создана и поддерживается Великим Некто (ведь по логике получается так). И на самом деле, почему Солнце миллионы лет присылает (слышишь - бесплатно) нам на Землю тепло, свет. А мы ведь с тобой думали, что бесплатным бывает только сыр в мышеловке, оказывается, нет, есть еще добрые люди на Белом Свете. Да и Земля рожает, и кто-то напихал в нее полезные ископаемые, газ, нефть и, слышишь, даже золотишко. И все не за понюшку табака, вот дела! Живи - не хочу! Все бы хорошо, да умирать неохота. И кто ее придумал, эту смерть?
Теперь давай исследуем человека - кто он и чем живет? Если хоть чуть пошевелить мозгами, то получается, что когда мы что-то делаем (куда-то идем, что-то выполняем, учимся ли, работаем ли) - то вначале «шевелим» мозгами, а затем вслед этому шевелению уже прикладываем усилия. Мы, люди, знаем, что такое любовь и страдание, нам знакомы радость и тревога, мы испытываем приливы нежности и разочарования, но все это тоже не продукт деятельности тела. Это продукт каких-то внутренних процессов. Один умник (Сенкевич), так тот вообще, слышишь, заявил, что в каждом из нас заключено два человека, из которых один порицает то, что делает другой. И жизнь у многих получается как тельняшка: то радуешься, то плачешь, то любишь, то гневаешься - и почему они там, внутри, не могут договориться между собой? Значит, получается так, что мы по большому счету живем этими чувствами, этими переживаниями, этими эмоциями, этими радостями и тревогами, которые вложены в наш организм, то есть в физические тела, которые на самом деле выполняют роль марионеток нашего внутреннего существа. Попробуй возрази, ведь так, не правда ли?
Мы в этой статье не будем касаться, почему эти двое, которые внутри нас, не могут найти общих подходов к налаживанию мира - это не наша тема.
Что это - то, чем мы думаем, любим, страдаем, ну, одним словом, живем - какая-то невидимая энергия, которая заставляет шевелить мозгами, когда мы думаем; улыбаться, когда мы веселы; лить слезы, когда мы печальны. Мы не будем рассуждать о том, откуда она взялась вот та самая энергия, которая и определяет наши жизни, и та самая энергия, с помощью которой два младенца в той притче спорили у мамы в животике, это тоже не наша тема, но мы уже можем догадаться, что она оттуда же, откуда и пришла вся эта Большая Жизнь - от Великого Некто. И, естественно, она, эта энергия, где-то должна была быть до момента нашего рождения. Ну куда денешься от элементарной логики? А коли так, значит, и после смерти нашего тела она опять-таки куда-то должна отправляться - ну, не знаю, быть может, на склады той же узловой станции Москва-Сорти-
ровочная, чтобы сообразно тому, чем мы (каждый из нас) тут, на Земле, занимались: любили или ненавидели, радовались или печалились, помогали или воровали - соответственно этому и распределялись по различным складам этой узловой станции. Быть может, так или что-нибудь в этом роде. Быть может, станция будет называться по-иному, быть может, месторасположение ее будет другое, но опять же элементарная логика подсказывает подобные варианты.
Так почему же у всех нас такой животный страх смерти, кто ее боится: тело и его главнокомандующий - ум или эта бессмертная энергия (или, как ее иногда еще называют, душа)? Естественно, тело с умом, как единая часть Природы, где все подвержено единому процессу: рождению, росту, старению, смерти.
Однако каждый из нас внутренне убежден, что смерть не коснется его, и эта убежденность есть не что иное, как голос души.
И, быть может, если эта наша личная энергия (душа) опять когда-нибудь понадобится тому, который Великий Некто, быть может, тогда мы опять будем дискутировать с братишкой у мамы в животике на тему: «Есть ли жизнь после родов».

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

Неизвестный
Неизвестный | Пожаловаться  0
На мой взгляд смысл статьи ориентирован на манипулирование сознанием читателя в пользу убеждений автора (имею ввиду дальнейшее описание притчи) с помощью таких серъезных манипуляторов как применение шоковой терапии, задавания наводящих вопросов которые заставляют читателя заводить внутренний диалог на основе бездакозательных утверждений, суждений, а так же глобализации и построения "...чистой..." логики и т.д. и т.п. А в остальном прикольная статья и младенцы нарисовались и станция (даже поезд с рельсами) )))
1

Другие статьи в рубрике «Колонки»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов