Что наша жизнь? Игра? Нет, драма!!!

Лариса Денежная
Рубрику ведет главный врач городского Центра медицинской профилактики, кандидат медицинских наук Карэн АМЛАЕВ (38-38-94)

В прошлом выпуске рубрики мы начали разговор об игровой зависимости, которая по своим размахам стала приобретать масштабы сродни социальному бедствию. Постарались вникнуть в суть природы этой «болезни». Сегодня мы продолжаем начатый разговор.

— Каков примерный портрет личности «истинного» патологического игрока?

— У таких пациентов отмечается высокий уровень интеллекта (IQ в среднем 120); патологические игроки оказываются, как правило, «трудоголиками», отличающимися высокими профессиональными достижениями; себя они часто описывают в крайних категориях — либо как очень хороших, либо как очень плохих. Но почти всем им присущ высокий уровень внутренней энергии, которую «порой просто некуда девать». Патологические игроки обычно избегают тяжелых конфликтов с помощью лжи, преувеличения и искажения фактов. Они чрезмерно критичны к своим супругам, друзьям и членам семьи. Им присущ авантюризм и риск в делах. Характерные особенности игроков проявляются и при неформальном общении — они часто скучают среди людей. Такие люди, как правило, хорошие организаторы, но плохие исполнители. В силу этого они инициируют различные проекты, но редко доводят их до конца. Азартные игроки обычно не занимают денег, пока у них имеется какое-то их количество, но если занимают — то делают это в максимально возможных количествах и с нарастающей частотой. Вообще игроки считают, что деньги надо тратить, а не копить.

— Расскажите об основных направлениях методики психологической коррекции игровой зависимости.

— Работа с такими людьми проходит в несколько этапов: сначала проводится индивидуальная встреча, на которой выявляется и диагностируется проблема, затем курс групповой психотерапии и также индивидуальные процедуры аппаратного воздействия. Сегодня одна из наиболее известных программ по борьбе с зависимыми расстройствами — система «12 шагов», по принципу которой работают такие организации, как «Анонимные алкоголики», «Анонимные наркоманы», «Анонимные игроки», «Анонимные обжоры» и т.д.

Эта система групповой терапии помогает человеку признаться в собственной слабости и принять мысль о смирении и альтруизме в противовес эгоизму, возникающему в процессе развития болезни.

Полным запретом игровых заведений проблему не решить. Просто этот бизнес уйдет «в тень». Проблема не в наличии или отсутствии игровых заведений. Они — закономерное отражение сегодняшнего дня, современного человека и всего человечества, которое хочет азартно играть. Казино, игровые автоматы — культурное пространство, со своими особенностями, конечно, но в принципе, у каждого свой выбор. Сетовать на этих «профессиональных игроков» — и бесперспективно, и бессмысленно. Важно понять одну парадоксальную, на первый взгляд, вещь: несмотря на всю внешнюю «сохранность» рассматриваемого персонажа, несмотря на всю его вменяемость, сознательность и т.п., он болен. У него, можно сказать, «психическая инфекция».

Потому такой «пострадавший» нуждается не во внушениях и назиданиях, а в лечении, в помощи врача-психотерапевта.

— Можно ли уже в детском возрасте предположить, что у ребенка есть вероятность в будущем развития игровой зависимости.

— В детском возрасте предрасполагающими факторами к развитию игровой зависимости могут стать неправильное семейное воспитание (недостаточная или чрезмерная опека, чрезмерная требовательность, сочетаемая с жестокостью, установки на престижность). Влияет также переоценка значения материальных благ, фиксирование внимания в семье на финансовых возможностях и затруднениях, чувство зависти к более богатым людям, убеждение в том, что все проблемы в жизни связаны только с отсутствием денег и др.

— А компьютерная зависимость у детей и игровая у взрослых — это одна и та же зависимость?

— Компьютерная зависимость не может быть сведена только к игровой. В настоящее время принято говорить по одной из классификаций о 5, по другой — о 7 видах компьютерной зависимости. Разобраться в этом может только специалист и только при непосредственном контакте с подростком. Официально компьютерная аддитивность (зависимость) была признана психиатрами в середине девяностых годов XX века. Тогда же американскими учеными была введена первичная классификация вариантов такого рода зависимости. И это, прежде всего, геймер-аддитивность, или зависимость от компьютерных игр. Её, в свою очередь, можно разделить на варианты On-Line addiction и Off-Line addiction. Первая из них он-лайн (овая), или сетевая, зависимость связана с навязчивой идеей игр в Интернете, офф-лайновая зависимость предполагает постоянное использование компьютерных игр без входа в сеть. Казалось бы, какая принципиальная разница — идет компьютерная игра в Интернете или без него? Ответ простой. Различие очень существенное. И состоит оно, прежде всего, в том, что сетевая игра всегда предполагает наличие партнеров. А значит, общение, пусть и на другом уровне, и соперничество. Второй случай (Off-Line addiction) предполагает состязание, как, впрочем, и общение, только с компьютером. При этом последний выступает и в роли игрового партнёра, и в роли собеседника, и в роли соперника. И если случаи сетевой игровой зависимости возникают, то чаще всего при недостатке реального полноценного общения, и особенно у школьников всех возрастов, студентов.

Варианты несетевой игровой зависимости более часто возникают на фоне информационной перегрузки, усталости, разочарованности в реальном мире, в осознании малого собственного влияния на события реального мира. Последний вариант чаще встречается у взрослых, вполне зрелых людей.

В любом случае решать проблему нужно только с помощью специалиста-психотерапевта. Будьте осторожны, безобидные игры иногда не так безобидны!

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Здоровье»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов