Чтобы никто не ушел без слез

Елена Павлова
Чтобы никто не ушел без слез
На часах – семь тридцать. Проспект Карла Маркса уже погрузился в привычный утренний гул. Повизгивают тормозами авто, пошаркивает спешащий на службу народ. Песок, разбросанный по тротуарам усердными дворниками, разметается и разносится, прилипая к тонким каблучкам, массивным подошвам и длинным полам пальто. Но кафедральная лестница, хоть и выходит прямо к проспекту, еще далека от охватившей город суеты рабочего дня. На Комсомольской горке тихо и безлюдно. На запорошившем за ночь площадь снежке перед памятником видны лишь следы птичьих лапок. Из городского гула сразу попадаешь в абсолютную тишину – словно входишь в царство Памяти. Суровые гранитные лики и Вечный огонь – молчаливые ее часовые.

Они охраняют покой тех, кто принял свой последний бой 21 января 1943 года. Чьим родным в разные уголки страны той холодной военной зимой полетели страшные строки: 'Пал в бою за город Ворошиловск'. Под плитами монумента Славы – освободители Ставрополя. Мы знаем лишь некоторые имена. О Великой Отечественной войне, наверное, ни один человек не может знать абсолютно все. Это была священная война советского народа, но для каждого солдата это была еще и его война. Идя в бой за Родину и Сталина, он защищал тот уголок земли, где родился, где оставил родных и детей, он карал врага за смерть боевых друзей… У каждого остались свидетельства именно той его личной войны: фотографии, письма, предметы фронтового быта, теперь уже ставшие реликвией.

На первый взгляд – какая реликвия обычное бревнышко? Да самая настоящая, потому что сохранилось оно с жесточайшей зимы 42-го года. Тогда маленькая ленинградская девчушка получала по карточкам две пайки хлеба – себе и маме. Мать поела, но в тот раз она как-то особенно сильно дрожала. Девочка решила, что мама просто замерзла, потому свою пайку решила обменять на дрова. Дровишко ей удалось выменять всего одно. Но, вернувшись домой, она застала мать уже мертвой… И это поленце, которое так и не смогла сжечь, спустя много лет после войны она передала в Музей Вооруженных сил. А теперь реликвия блокадного Ленинграда будет храниться в Ставрополе. Об этом нам рассказал председатель городского совета ветеранов войны Петр Мельник.

Больше Петр Авксентьевич про экспозицию ничего говорить не стал – мол, вот откроется Музей Великой Отечественной войны, тогда все посмотрите и обо всем подробно напишете.

А откроется музей накануне Дня Победы, и расположен он будет на Комсомольской горке, прямо напротив монумента, в помещении, где находился Пост № 1. Кстати, пост там будет помещаться и впредь. Детям, ежедневно выходящим в почетный караул у монумента Славы, отводится целый этаж. Там тоже найдется место для своей экспозиции, в которой будет отражена Вахта памяти. Ну, а наверху развернет экспозицию непосредственно Музей Великой Отечественной войны.

Петр Авксентьевич очень переживает: хватило бы времени. В людях, которые непосредственно заняты обустройством, уверен – говорит, стенды и наглядность будут лучше, чем в краеведческом музее. Только вот, чтобы разместить все экспонаты, расставить все как надо, много времени потребуется.

Когда-то здесь был небольшой музей, нас, тогда школьников, еще в середине 70-х сюда на экскурсии водили. Но здание обветшало, и, для того чтобы развернуть здесь крупномасштабную экспозицию, требовалась крупномасштабная же реконструкция. На данный момент уже свернут огромный объем работы, на днях провели отопление – теперь проще с просушкой стен. Но работать приходится практически в авральном режиме.

Поскольку Петр Авксентьевич Мельник встречу мне назначил непосредственно на территории реконструируемого объекта, мы с нашим фотокором Сашей смогли оценить и степень заинтересованности ответственных за восстановление лиц, и степень авральности:

- 29-го числа – полы под линолеум.

- Будет.

- 30-го полы под мрамор.

- За исключением отдельных участков – сделаем.

Планерки на объекте проводятся теперь ежедневно. Первый заместитель главы администрации города Анатолий Мартынов лично курирует весь процесс. А процесс объемный и многоаспектный. Посему участие в планерках принимает не только администрация и строители, но и те, кто будет в этом здании работать, - представители городского совета ветеранов, городского Дворца детского творчества. Обязательно присутствует и только что назначенный директор Музея Великой Отечественной войны Ирина Кавалиц.

- На этом участке у вас провал. Все везде нормально, здесь – провал. Может, организовать работу в две смены?

- Хорошо, сделаем.

- У нас график уже продленный - до девяти вечера.

- А я два дня уже дома не был…

При реконструкции музея войны и сроки, и терминология соответствуют духу военного времени: работы форсируются. Первого апреля должен быть пройден очень ответственный рубеж. Во всяком случае, эта дата в диалоге власти и строителей фигурировала постоянно.

Петр Авксентьевич приглашает нас в свой 'жигуленок'. Работа у него беспокойная – на возраст пенять некогда. С планерки – на деловую встречу, а после – пленум городского совета ветеранов.

- На планерку каждый день ездите?

- А как же! Работы много. Вопросы возникают.

В тот раз председатель совета интересовался, как будет обустроен вход. Музей-то как бы в низинке стоит, от мемориальной площади непосредственно к его дверям спуска нет. А со стороны проспекта он зданием казначейства прикрыт. Все-таки люди должны его видеть. Оказывается, этот вопрос уже продуман – и обустройство дорожки с входом, и освещение в виде фонарей и двух прожекторов, непосредственно направленных на парадный подъезд и вывеску.

- Конечно, большей частью экспозиция будет ставропольская, то есть город в годы войны и ставропольцы – участники Великой Отечественной. Но и реликвии, собранные в других городах, тоже есть. Экспонатов много – нам их просто негде было разместить. Систематизировать помогли ученые, директор Музея пограничных войск очень большое участие в этой работе принимала. Наша задача – сделать музей таким, чтобы никто не смог уйти отсюда без слез, чтоб за душу брало. Чтоб знали нынешние ребятишки, что есть в нашей истории много того, чем можно гордиться. Я видел однажды, как в троллейбусе дети обступили Матрену Наздрачеву. Она же – полный кавалер орденов Славы. Со встречи ехала – ордена на груди. Сколько интереса живого в глазах этих ребят было, сколько уважения! Гордость за своих людей, за свою историю в детях воспитывать надо. Они должны знать, что победу в войне одержал советский солдат!

... Шестьдесят лет назад старшему сержанту Петру Мельнику было двадцать с небольшим. Но известное песенное 'пол-Европы по-пластунски пропахали' словно про него поется. В матушке-пехоте он прошагал и пропахал фронтовыми дорогами Украину, Молдавию, Венгрию, Болгарию. Был пулеметчиком, автоматчиком, ПТРовцем, владел всем стрелковым оружием. На озере Балатон видел сотню одновременно идущих на его подразделение немецких танков… Видел и как они потом горели… А Победу встретил в австрийском Линце. Была тогда такая неописуемая радость – и пальба в воздух из всего, что стреляло, и радость, и братание с местными жителями.

А в такой же майский день спустя 60 лет председатель городского совета ветеранов откроет Музей Великой Отечественной войны. Конечно, такого всепоглощающего восторга, как в мае 1945-го, уже не будет. Это переживается один раз в жизни. Но гордость испытают многие. Для ветеранов это будет встреча с юностью. А для нас – пусть это станет событием. 'Чтобы никто не смог уйти без слез', - говорит Петр Авксентьевич… Хоть не хочется плакать в яркий весенний день, пусть будут слезы. Это хорошие слезы – благодарности и очищения.

Фото

Александра ПЛОТНИКОВА.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов