Чужие родные люди

Наталья Ардалина

Эта история – из серии тех, которые удивляют, возмущают и заставляют думать о людях плохо. В голове среднестатистического человека не укладывается, как можно обидеть самых родных людей, которые когда-то дали тебе жизнь, растили тебя, водили за ручку в детский сад, а потом в школу... К нам в редакцию уже не раз приходили старики, обиженные родными повзрослевшими детьми. Как правило, каждая из этих историй начинается с момента, когда родитель переписывает свое жилье на родное чадо. И, как правило, они сами потом не понимают, почему это чадо вдруг начинает вести себя как совершенно чужой человек.

Когда мы в первый раз увидели Александра Васильевича, первая мысль была: бомж. Грязная старая одежда, немытые волосы, страшно худой, явно имеющий кучу болячек человек. Но запаха алкоголя, как того ожидалось в первые минуты, не было. Не было его и во вторую нашу встречу, и в последующие. Как выяснилось, мужчина в свое время работал инженером, как раньше было принято говорить – бывший интеллигентный человек, сильно запущенный. При этом имеющий в Ставрополе родного взрослого сына.

Наталья Ардалина

Больше десяти лет назад Александр Васильевич остался вдовцом с двумя сыновьями. Одна за другой скончались его жена и мать. А позже, в 2012 году, погиб младший сын, Денис, которому на тот момент было 28 лет. У Александра Васильевича остался старший сын, Саша, имевший к тому времени собственную семью. Жить в доме, подъезд которого ежедневно напоминал отцу о его горе, Александр Васильевич не смог и попросил сына продать квартиру. Молодой человек предложил на эти деньги купить домик с участком, где они бы поселились все вместе – отец, сын с невесткой, внуки. Такая перспектива могла только порадовать пожилого человека, и он с легкостью написал доверенность на продажу квартиры. 

А дальше все пошло не совсем так, как предполагалось. Квартиру, расположенную в хорошем месте Ставрополя, в районе бывшего кинотеатра «Дружба», продали, но вместо нее Саша купил не домик, а комнату в общежитии по улице Серова, причем оформил ее не на отца, а на себя. В один день перевезли туда пожитки, которых оказалось не так уж и много. Правда, при переезде куда-то делась масса дорогих как память сердцу Александра Васильевича вещей.
После переезда сын практически не показывался на глаза отцу, пару раз они встречались, правда, на нейтральной территории: ни к себе сын не звал, ни к отцу в общежитие не ходил. Только невестка Наташа иногда приходила, приносила продукты. А потом и она пропала.
При этом здоровье оставляло желать лучшего. Из-за застарелой травмы плеча правая рука плохо работает, ноги тоже едва ходят. Но получить медицинский полис Александр Васильевич не мог, потому что сделать отцу прописку даже в этой комнате общаги сын почему-то не торопился. А когда все же сделал, оказалось, что это не прописка, а только временная регистрация, сроком на один год. Полис мужчина получил, хотя бесплатное медицинское обслуживание у нас – это совершенно другая тема, заслуживающая отдельного разбирательства. Мужчину «пинали» из одного медучреждения в другое, до тех пор пока у него не опустились руки. Кстати, в буквальном смысле: сейчас Александр Васильевич не может банально подстричь ногти, даже с пуговицами и молниями пальцы справляются с огромным трудом.

Наталья Ардалина

Обида, недоумение так и читаются в глазах пожилого человека. Ну почему, ведь квартира была его собственностью, как же сын мог так поступить с собственным отцом? Сама комната в таком состоянии, что страшно смотреть: вещи навалены кучей, потому что их некуда складывать. Вместо двухкомнатной квартиры почти в центре Ставрополя, где площадь только одной кухни составляла 14 квадратных метров, он вынужден ютиться в комнатушке – квадратов десять на глаз. Ремонтом здесь и не пахнет – обои отваливаются, потолок даже не оштукатурен – просто бетонные плиты. Старенький холодильник вот-вот откажется работать, а телевизор – такой же древний – не работает уже давно. Александр Васильевич – футбольный болельщик, ходил в парк Победы смотреть трансляцию матчей.
Общие условия для гигиенических процедур тоже не лучшие, тем более для пожилого и больного человека, что уж говорить о стирке. «Я не помню, когда спал на чистом постельном белье», – с грустью говорит Александр Васильевич...
Соседи жалеют мужчину: он всегда вежлив, никогда слова плохого от него не услышишь, никогда не видели его выпившим. Никакого шума или других проблем от него нет, всегда пройдет, поздоровается. Видно только, что очень болен, видно, что недоедает.
От безысходности Александр Васильевич обратился в полицию. Там ему объяснили, что сделка была оформлена в рамках законодательства, оспорить ее можно, но очень сложно, в первую очередь для этого нужно обратиться к адвокату. А вот решить вопрос с содержанием пожилого родителя проще – можно подать иск в мировой суд.

20 апреля 2014 года мировой суд Промышленного района принял заочное решение удовлетворить исковые требования Александра Васильевича к сыну и взыскать алименты на содержание родителя в размере однократной величины прожиточного минимума, установленного в крае для пенсионеров, ежемесячно. Правда, пока что этих денег отец от сына не видел...
После обращения в управление соцзащиты к нему приходили сотрудники ведомства, предлагали оформиться в интернат для бездомных...
Александр Васильевич не хочет обвинять сына. Но все же желание банально провести остаток своей жизни в человеческих условиях вполне объяснимо. К сожалению, наш мир устроен настолько несправедливо, что если у тебя нет средств на оплату работы адвоката, госпошлины, нет здоровья на то, чтобы ходить по инстанциям и добиваться правды, то никто за тебя этого и не сделает. Может быть, кого-то это заставит задуматься. Детей – об ответственности перед родителями. Родителей – о том, что нет смысла переоформлять свою собственность на отпрысков, ведь все равно когда-нибудь им она и достанется...

 

судьба, пенсионер

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Другие статьи в рубрике «Ставрополь»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов