Чужой?

Валерий Манин
Пару недель назад спортивную общественность Ставрополя взбудоражило сообщение, что якобы из-за несогласия с принципами работы Николая Могиленца, недавно назначенного на должность председателя комитета Ставропольского края по физической культуре и спорту, заявление о своей отставке с поста директора Ставропольского училища олимпийского резерва подал один из авторитетнейших спортивных работников края, заслуженный мастер спорта, заслуженный работник физической культуры России Александр

Гребенюк.

— Александр Васильевич, вы более полутора десятков лет возглавляете коллектив УОР. За это время училище из провинциального города вошло в число лучших в стране, на равных соревнуясь с аналогичными спортивными учебными заведениями из Москвы и Санкт-Петербурга, что само по себе считается явлением неординарным. Здесь подготовлены десятки знаменитых спортсменов, в том числе олимпийский чемпион Андрей Чемеркин, серебряная призерка Олимпиады Людмила Рогачева, множество чемпионов мира, Европы, Советского Союза и России. В чем же главная причина вашей отставки?

— Если коротко, то я не согласен с методикой работы Николая Могиленца, которую он с первого дня своего пребывания в новой должности внедряет на Ставрополье. О ее эффективности поговорим ниже, но уже сейчас ясно, что пользы она не принесет. Прежде всего потому, что Николай Николаевич абсолютно не ценит сделанное его предшественниками, унижает людей, многие из которых десятилетиями создавали спортивную славу не только Ставрополья, но и всей страны.

Не успев еще даже лично познакомиться со всеми руководителями спорта в городах и районах края, посидев в председательском кресле что-то около месяца (включая и рождественские праздничные дни), он рискнул выступить на заседании правительства края со своим видением состояния физкультурно-спортивной отрасли Ставрополья.

Ясно, что ни о каком серьезном анализе и речи быть не могло – у Могиленца для этой кропотливой, требующей высокой квалификации и огромного опыта работы элементарно не было времени. К тому же он практически игнорирует коллегиальность в действиях, являющуюся основой функционирования спортивных организаций разного уровня в нашей стране – от коллективов физкультуры до Федерального агентства.

Насколько я знаю, заседание очередной коллегии то ли отложено на неопределенный срок, то ли вообще отменено. Поэтому многие его решения носят весьма спорный характер.

И все сообщение председателя крайспорткомитета на заседании правительства края носило, на мой взгляд, практически очернительский характер. Докладчик в счет не принимал, что в крае проводятся массовые спартакиады городов и работников сельского хозяйства, ставшие почти уникальным явлением в стране, что опыт «Олимпийских надежд», зародившихся у нас, изучен ведущими научными и практическими спортивными работниками, широко обсужден и рекомендован к применению по всей России, что на афинской Олимпиаде участвовали шесть ставропольских атлетов, что удалось сохранить все детско-юношеские спортивные школы и тренерский потенциал…

И все это при ничтожном финансировании, не идущем ни в какие сравнения не только с соседними Краснодарским краем, Ростовской и Волгоградской областями, но даже с крохотными республиками ЮФО.

Многие проблемы, названные в докладе Могиленцом, действительно имеют место и мы неоднократно их обсуждали. Но, согласитесь, строительство современной спортивной базы, создание нормальных условий для тренировок команд и отдельных спортсменов, приобретение инвентаря и спортивной формы, организация учебно-тренировочных сборов и многое другое упирается не в бездарность ставропольских тренеров, спортсменов и спортивных организаторов, а в отсутствие должного внимания к спорту со стороны руководства края.

И мне, присутствовавшему на этом заседании, обидно, что никто из членов правительства не счел нужным остудить разгоряченного оратора, который своей более чем получасовой речью практически перечеркнул, в том числе и всю многолетнюю деятельность правительства Ставропольского края в области физической культуры и спорта.

— Согласен, у вас был повод для обиды на председателя крайспорткомитета. Но не могу согласиться, что именно это толкнуло вас на принятие решения о своей отставке. Насколько я знаю, и вы лично, и УОР переживали времена и потруднее. Помню, как из-за отсутствия денег для питания учащихся тренеры и другие работники училища дома готовили еду и носили ее в ведрах и сумках, чтобы поддержать детвору. А ведь сейчас положение с финансированием в УОР более или менее наладилось, коллектив, переживший тяжелые времена, освободился от балласта, заметно окреп как в профессиональном, так и моральном плане. Думаю, причины оставить должность директора должны быть повесомее?

— Вы правы, самые страшные времена уже позади, по крайней мере очень хочется на это надеяться. Ведь сколько лет мы не жили, а выживали, делая все, чтобы училище хоть к 1 сентября могло принимать детей. Об улучшении материально-технической базы речь и не шла. Как вспомню о злополучных векселях, которыми с нами расплачивалось правительство, аж ужас берет. Неужели это действительно было?

А вот сейчас обстановка меняется к лучшему. За последние лет пять бюджет УОР удвоился и теперь составляет 29 миллионов рублей. Конечно, для полноценной работы этого мало, но в то же время, подчеркиваю особо, за это время существенных изменений в бюджете крайспорткомитета не произошло.

Мы получили возможность планово заняться ремонтом здания. Отреставрировали школьные классы, другие помещения, отремонтировали часть кровли, заложили деньги на завершение этой работы в текущем году, есть закрепленные документально проекты разной срочности… — Ну и слава тебе, Александр Васильевич, что не только сумел спасти училище, но и сохранил творческий потенциал училища, создал кое-какую основу для дальнейшего развития!! Как говорится, живи и радуйся.

— Увы, у нас на Ставрополье все не так. Думаю, что как раз результат нашей предыдущей работы и стал поводом для проведения акции по передачи УОР в другие руки. Понимаете, почти тридцать миллионов бюджет, имеется земля в престижной части города. Ну чем не лакомый кусок?

— И пошел прессинг на меня лично. Не изучив постановку учебно-тренировочного процесса, даже не познакомившись серьезно с тренерско-преподавательским составом, Могилинец повел атаку, целью которой, я считаю, было освобождение кресла директора УОР.

Что в таких случаях используется? Формальный повод. В укор мне, как руководителю, вменяется не очень активная работа со спонсорами. В то же время ставится в упрек обучение нескольких ребят, которые по своим спортивным показателям якобы не соответствуют спорту высших достижений. К сожалению, спортшколы не всегда дают нам качественную «продукцию», и мы вынуждены иногда набирать ребят только по их антропологическим данным. И тем не менее только в прошлом году на чемпионатах мира и Европы участвовали 12 наших воспитанников, которые привезли девять медалей. Понимаете, о чем я говорю? А Могилинец не хочет понять и своей властью распорядился снять с питания несколько ребят. Убежден, что физкультурное движение Ставропольского края от этого не пострадает, впрочем, как и от присутствия за общим столом 10 – 12 подростков, а вот училище может не досчитаться нескольких десятков тысяч спонсорских рублей, за счет которых мы и отправляем спортсменов на соревнования. Согласитесь, тех 1,1 миллиона рублей при современных ценах на билеты, проживание и питание, которые заложены в нашем бюджете, не хватит и на половину соревновательного сезона. Тем более что нынешнее руководство крайспорткомитета под любым предлогом пытается не давать денег из своего бюджета на поездки команд даже на самые необходимые соревнования, какими, например, являются чемпионаты и первенства Южного федерального округа. А в основном по их итогам отбираются кандидаты для участия в чемпионатах России и далее в сборные страны. Поэтому в нарушение Закона Ставропольского края о бюджете спортшколы и наше училище в том числе посылают спортсменов на региональные соревнования за свой счет. А это, исходя из динамики нынешних отношений руководства крайспорткомитета с администрацией подведомственных ей структур, думаю, со временем будет использовано против нас. А в приватных беседах Н. Могилинец неоднократно заявлял, что уже в этом году он сэкономил 200 тысяч рублей. Интересно, за счет чего и для каких целей? Ну об этом поговорим чуть позже.

И уж полной глупостью выглядит ультимативное требование к директору УОР писать объяснительные записки по поводу перегоревшей в туалете лампочки или плохо очищенного от снега подъезда к порталу училища. Я сначала тоже думал, что это пусть глупая, пусть солдафонская (все-таки человек почти всю жизнь проходил в сапогах), но все-таки шутка. Увы, бумажная отчетность сейчас в крайспорткомитете стала едва ли не главным принципом работы. Сотрудники, как это было ранее, считавшие своей главной задачей оказание организационно-методической и консультационной помощи физкультурным работникам на местах – в городах и районах края, сейчас с утра до вечера пишут какие-то бумажки, собирают объяснительные и так далее. Не поверите, но один из ведущих работников крайспорткомитета получил взыскание «за нерегламентированное проникновение в приемную председателя». За этой бюрократической фразой понимается отправка документа по факсу без разрешения руководителя…

Но более всего выводит из равновесия насильственно внедряющийся в нашу среду принцип « я – начальник, ты – дурак». Не буду судить о Ростовской области, где долго работал ныне отставной полковник Могилинец, или других регионах России, но Ставрополье, исконно являющееся казачьим краем, с потомственной приверженностью жителей к демократии, всегда предпочитало авторитарности в самоуправлении коллегиальность. Думаю, что, напоровшись на своеобразную «дедовщину» в интерпретации Могиленца, многие из нас растерялись. Честно признаюсь, я не исключение.

Но согласитесь, трудно оценивать свои поступки по новой, совершенно отличной от использованной десятилетиями шкале. Теперь не учитываются твоя жизнь и твои дела до 1 января 2006 года. Новоиспеченный руководитель может аргументировать свои действия словами из неформальной лексики (как муж профессора словесности имею возможность это утверждать с полной ответственностью), и тренеру олимпийского чемпиона, сделать замечание за появление в кабинете председателя краевого спортивного ведомства в спортивной форме … работника сборной команды России, а не в парадном мундире. И человек даже не задумывается, что спортивный костюм для нас всех десятилетиями является рабочей формой одежды, а визит к председателю крайспорткомитета — это не рапорт великому начальнику, а вынужденная необходимость в рабочем, подчеркиваю именно это значение слова, порядке решить текущие проблемы с коллегой. По крайней мере мы всегда так считали и находили полное понимание со стороны предшественников нынешнего реформатора. На время же доклада о победных реляциях мы способны надеть парадные костюмы, на которых наших спортивных наград, убежден, гораздо больше, чем боевых орденов у защищавшего всю свою сознательную жизнь наш покой от злостных врагов полковника Могиленца.

А разве не попахивает самодурством требование конспектировать выступление председателя крайспорткомитета всеми присутствующими на еженедельных планерках? Ну скажите на милость, зачем руководителю спортивной организации Ставрополя записывать вопросы, которые Н. Могилинец, образно говоря, поставил перед Арзгирским или Апанасенковским райспорткомитетами? Но изгнал же из своего кабинета Н. Могилинец за отсутствие рвения в стенографии начальника управления физической культуры и спорта администрации Ставрополя Александра Козлова! А ведь и без указаний нового председателя краевой спортивной организации при самом активном участии А. Козлова спортивная жизнь в краевом центре оживилась. Поверьте, это самым благотворным образом сказывалось и на состоянии спорта в крае в целом. Что-то будет сейчас?

— Кстати, как вы считаете, что же будет сейчас? Что ждет ставропольский спорт в ближайшее время и как на его развитии скажутся действия нового председателя крайспорткомитета?

— Без особого риска ошибиться могу предположить, что ставропольский спорт ждут тяжкие времена. Согласитесь, невозможно в одиночку управлять такой сложной структурой, как краевая физкультурная организация, тем более человеку со стороны, не знающему ни местных работников, ни принципов функционирования именно этой системы, не имея поддержки от подчиненных и так далее.

А Н. Могилинец начал свою работу в Ставрополе с атаки именно на местные кадры. При этом используются самые грязные методы: шантаж, запугивание, прямые оскорбления, нарушения трудового законодательства. Николай Николаевич, козыряя своими связями, которые у него якобы имеются в силовых структурах, угрожает напустить на непокорных прокуратуру, ОБЭП, ФСБ, КРУ и так далее. Нам, привыкшим считать краевую спортивную организацию единой семьей, такой прессинг выносить трудно. Ушел на больничный я, госпитализирован заместитель председателя комитета Ставропольского края по физической культуре и спорту Владимир Янушкин, с инфарктом попал в кардиологический центр директор краевой футбольной школы Вячеслав Токарев, на грани нервного срыва находятся еще несколько подчиненных Могиленца…И все это за неполных два месяца руководящей деятельности нового председателя. Что-то еще будет?

Ну какое же сердце выдержит такой натиск, которому подвергаются руководители спортшкол? Скажем, потребовал Могилинец уволить с работы одного из старейших и опытнейших футбольных тренеров. Директор КСДЮСШОР по футболу В. Токарев попросил аргументировать это требование. И тут же подвергся обструкции – ему пригрозили увольнением, затем была попытка развалить коллектив школы, когда часть сотрудников была приглашена в крайспорткомитет то ли для беседы, то ли для написания каких-то объяснительных, а самого директора туда не пустили. Плюс регулярные угрозы поиска финансовых и иных нарушений. Ну и не выдержало сердце старого спортсмена.

Причем тут же на место заболевшего был назначен новый человек, который не стал вникать в суть учебно-тренировочного процесса в школе, а потребовал финансовые документы и печать. Для чего? Ведь по закону он в директорском кресле находится временно – до выздоровления Вячеслава Михайловича. И школу затрясло… О какой работе может идти речь, если сотрудники боятся даже разговаривать друг с другом.

Да и у себя в комитете Могилинец тоже внедряет печально известную армейскую «дедовщину». Заставляет сидеть на работе до 20 — 21 часа. Я сам был свидетелем, как однажды секретарь председателя, молодая женщина, мать двоих детей, живущая в Михайловске, после 19 часов попросила своего руководителя отпустить ее домой. В ответ полетело: «Понарожали тут!»…

А сколько раз сотрудники комитета, в большинстве своем опытнейшие специалисты, да и по возрасту не моложе своего начальника, выслушивали специфические шутки-наставления Могиленца типа «больше трех не собираться», «у меня нет семейной жизни, и вы о ней забудьте». Разве такое способствует трудовому рвению?

— Вы вот сказали, что в кресло В. Токарева уселся новый директор. Насколько мне известно, и ваше тоже уже занято. Была предпринята попытка забрать под свое крыло и краевую легкоатлетическую СДЮСШОР, а в зал СДЮСШОР по художественной гимнастике пустить то ли борцов, то ли мини-футболистов. Чем вы объясняете такой интерес нового председателя именно к спортшколам?

— Вы еще не упомянули об инициативе Могиленца, предложившего коллективу спортшколы художественной гимнастики самим зарабатывать деньги на существование. Правда, он тактично не уточнил, каким способом…

А повышенный интерес Николая Николаевича именно к школам, имеющим базу, вполне понятен. Как человек чужой в нашем городе, он пытается расставить «своих» людей у ключевых объектов. Зачем? Это вопрос сложный. Мне сейчас искренне жаль того парня, приехавшего в Ставрополь то ли из Ростова, то ли из Владикавказа, который назначен на мое место. Ведь он, насколько мне известно, не имеет опыта руководящей работы даже на более низком уровне, а тут такой коллектив… Конечно, расходовать бюджет он сможет. Но ведь его же надо будет формировать и на будущий год… Да и я после выздоровления имею юридическое право возвратиться на свое место, о чем я уже письменно уведомил Могиленца. Интересно, как будет смотреть Могилинец в глаза человеку, которого он сорвал в Ставрополь?

Хотя, если судить по тому, как он относится к людям вообще, то особых угрызений совести отставной полковник вряд ли испытает.

Но это частный случай. Меня больше волнует судьба всего ставропольского спорта. Ведь новый председатель внедряет и свои методы руководства отраслью, которые, смею заметить, пользу ей вряд ли принесут. Я уже говорил, что работа краевых спортшкол сильно нарушена, что вырвать деньги на командировку команд на соревнования почти невозможно, а это самым негативным образом скажется не только на состоянии спорта в крае, но и нашем имидже на республиканском уровне. Легко потерять те места, которые поколения ставропольских спортсменов завоевывали десятилетиями, А как их потом вернуть назад?

Хотя у Н. Могиленца, судя по всему, в этом деле есть свой принцип. На мой взгляд, это чистое очковтирательство, но применять его уже есть попытка. А заключается он в том, что не надо развивать традиционные на Ставрополье виды спорта, необязательно растить своих спортсменов – это и хлопотно, и затратно, а можно пригласить уже готовых атлетов со стороны или не приглашать, а платить им деньги и вести параллельный зачет. Скажем концептуально, заключи вовремя договор с Альбиной Ахатовой, определи ей приличную ставку, и было бы в Ставропольском крае сразу три олимпийских медали туринской Олимпиады.

Примерно этим я объясняю перевод женской ватерпольной команды из Ростовской области в Ставрополь. Насколько мне известно, работа в этом направлении идет полным ходом. Слышал, обсуждаются и варианты заключения договоров с варягами в других видах спорта.

А между тем традиционные в крае гандбол, баскетбол, футбол и другие игровые виды спорта из-за отсутствия достаточного финансирования влачат жалкое существование. Подчеркиваю, виды, где имеются квалифицированные тренерские кадры, авторитет в спортивном мире.

Зачем приглашать варягов, если уже сейчас в крае есть 10 — 15 спортсменов, которые, обеспечь им нормальные условия для тренировок и участия в соревнованиях, могут за два-три года пробиться в мировую элиту, а уж в республиканскую – без сомнения.

Но почему-то этот вариант нынешним руководителем крайспорткомитета не рассматривается. Но так поступают только чужие. Неужели же мы получили в руководство отраслью чужого человека?

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Спорт»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов