Дайте денег во здравие…

Наталья Буняева

Дайте денег во здравие…

Время такое: сутками сидим в интернете. Кто-то работает, кто-то уходит от реальности, кто-то музыку слушает, в «стрелялках» побеждает врагов… А некоторые активно используют интернет для своих целей. Омерзительных, другого слова и не подберу.

Пару дней назад, вечером, сижу в «Одноклассниках», мирно переписываюсь с сестрами. То-сё, дела-дети-работа. Все, как у всех. И тут приходит сообщение. Некая Лиза страдает тяжелой формой болезни крови, лимфобластный лейкоз, очень нужны деньги, через пять дней лететь в Израиль, а не на что. «Пришлите хотя бы 50, 100, 500 рублей». Да не вопрос! Тем более девочка из Ставропольского края, землячка… Муж обещал прямо со счета перевести сколько-нибудь. К слезной просьбе прилагались два фото. На одном - жизнерадостная девочка с карандашом в руке, рисует что-то. На другом - бледное личико, лысая головенка, закрытые глаза. Спит, но странно: один глаз прикрыт плотно, другой приоткрыт. В общем, кошмар! На эту беду отклинулись множество людей, каждый торопился отослать деньги на прилагающуюся банковскую карту, сочувствовали, писали слова ободрения, собирались коллективно помолиться за Лизу.

Осадок невыносимый: разболелось сердце, уже не хотелось писать «в заграницы». И вот есть это во мне, странная «сыщицкая» манера: подолгу могу всматриваться, искать какие-то детали, «лопатить» все по теме. «Просители», видимо, почувствовали. Когда я спросила у них, какие меры предпринимали, в какие фонды обращались, какими документами располагают и почему квота так ограничена: только открыли - и уже через неделю надо материализоваться? Привела пример, когда родители брали кредит, а потом уже расплачивались.

Ответ пришел быстро: «Деньги нужны немедленно. Мы обращались в фонды, но там долго…» И дальше слезливые строки про умерших малышей, про самоубийства матерей. И тут меня толкнуло! Видела я фотографию девочки с карандашами! Более того, мы семьей посылали ей деньги! В Русфонд! На первой же странице сайта этого фонда - искомое лицо: Катя Д., 9 лет, почечная недостаточность, люди деньги собрали за несколько минут после рассказа о ней на Первом канале.

В Русфонде, с которым у меня достаточно теплые отношения, обалдели. Не ожидали они, что их детки, по-настоящему несчастные, больные, подчас без особых надежд на выздоровление, становятся разменной монетой… Секретать долго не могла слова связать: «Сердца у них нет! Я доложу руководству, конечно…»

Наша переписка с «больными на всю голову» продолжалась. Я спросила, почему девочку Катю назвали Лизой и приписали ей тяжелейшую онкологию? Меня сразу же занесли в черный список и отключились от моей персоны. Но к этому времени уже помогали друзья. Они заходили на страницу «умирающей девочки» и оставляли свои сообщения. Я обзванивала фонды. Фонд Адвита ведет серьезную деятельность. И для детей, и для взрослых. Там тоже удивились… Не было у них Лизы такой, во всяком случае сейчас… На фото, где девочка спит, незнакомый ребенок. Еще один фонд, на который сослались просители, занимается помощью молодым стилистам-визажистам. Ну и в силу возможностей помогает больным детям.
К этому времени меня уже «предали анафеме»: везде, где появлялась больная Лиза, перекрывался кислород. Мои друзья писали, что это мошенники, что на фото другая девочка.
В конечном итоге неизвестное лицо, выступающее под именем «НЕОБХОДИМА ВАША ПОМОЩЬ», переименовало свое обращение на «Лизе закажите службу во здравие».
А дальше случился вообще ужас. Из Русфонда написала мама другого больного ребеночка, что, возможно, знает эту девочку! Похоже, это Анечка Г. Которая умерла уже… И, возможно, на фото она как раз уже мертвая.
Пишу, а руки дрожат до сих пор. От ненависти, от брезгливости. Я знаю, как это - собирать деньги для больного человека. Да сто раз представишься, кучу бумаг отсканируешь, чтобы выставить на обозрение. Чтобы народ понял, что его не обманывают. Еще и телефоны родных дашь: звоните напрямую! Так совсем недавно мы собирали деньги для покупки лекарств для Нины М. Собрали за неделю. Неделю во всех мыслимых соцсетях висели данные, диагнозы, адреса для связи с родителями и клиниками. Мало-помалу, но получилось.
И надо же: я повелась на непонятных людей неопределенного пола, жуликов, посмевших сыграть на людских чувствах. Уж очень убедительно расписывались страдания, и даже был «свидетель, побывавший в палате, где лечится малышка».
Мы подсчитали: за сутки мошенники, манипулируя мертвым и живым ребенком, собрали около полумиллиона рублей. Когда поняли, что их раскусили и не дадут «работать», ту же фотографию подписали «Помогите Насте!». А потом исчезли вовсе.
Мне много раз говорили сведущие люди, что нельзя на улице подавать милостыню. Я даю, потому что видна мотивация несчастного человека. Кому-то пенсии не хватает, кто-то болеет, а кто-то на «похмелиться» собирает. И не мое это дело, как употребят мои пять рублей эти бедные люди. Может, помолятся за мое спасение… Но когда вот так, манипулируя самым дорогим, да так убедительно, земляки так их и этак, обирают народ, это знаете ли… Когда потребуется помощь по-настоящему, когда время будет отбирать у жизни по минуте, что тогда? Поверит ли народ и поможет ли выбраться из пропасти несчастному детенышу человеческому… Прежде чем послать деньги, обязательно связывайтесь с родителями или представителями ребенка! И дело не в деньгах, дело в честности.
Я прошу прощения у всех, кого пришлось задействовать в этой длительной «операции». Без Ларисы Вытяжковой из Ставрополя, Люды Крайновой из Ростова-на-Дону, Надежды Васильевны Беловой из Тюмени и многих других было бы не справиться. И Маша-Лиза-Настя долго бы еще бродили по интернет-дорогам, обманывая людей и отбивая у них охоту помогать…

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов