Дальше – некуда...

Станислав Маслаков
Денис Лишманов. Перт, Австралия
Денис Лишманов. Перт, Австралия

Денис Лишманов за свою пока недлинную жизнь успел многое. Отучился в Ставропольской медакадемии (ныне университет), отработал несколько лет в реанимации одной из больниц, да и по миру поездить успел. Сейчас наш земляк обосновался в славном городе Перте, что в Западной Австралии. Там он отстаивает престижность ставропольского образования, оттачивает навыки и собирается двигать вперёд медицинскую науку. Мы с ним успели поговорить о том, как живётся русскому человеку на противоположном конце планеты, а заодно о патриотизме, менталитете и об огромном торте.

– Почему ты уехал в Австралию?

– Я всегда думал продолжить образование за границей, потому что наши медицинские школы кардинально отличаются... Мой первый интернациональный образовательный опыт начался еще в Таиланде, где я познавал азы пластической хирургии. Потом появилась возможность учиться здесь. Детали я предпочёл бы опустить, скажу лишь, что Австралия кажется мне наиболее предпочтительной страной в этом плане. В том числе это связано с выбором специализации. Я решил работать с красотой, и считаю пластическую хирургию своим призванием. У этой области большое будущее, но есть и свои проблемы. К примеру, можно сделать человека красивым, но крайне сложно сохранить результат этой работы надолго. Поэтому я хочу объединить две столь разные области, как хирургия и эндокринология. Именно здесь мне представилась такая возможность.

– Говорят, переехать жить в благополучную страну совсем непросто. Как тебе удалось это?

– Может, я родился в нужное время и в нужном месте, может, звезды так сложились... Но поддержка, конечно же, была, было бы смешно кричать на весь мир, что я этого сам добился. Называть своих инвесторов в силу ряда причин я не могу. Они верят в меня и очень помогают. По российским меркам, стоимость этого мероприятия, конечно, высокая, но я постараюсь оправдать надежды.

– Но себя ты сейчас сам обеспечиваешь?

– Мне нравится фраза: как можешь, так и танцуй! По австралийским законам студенту можно работать только 20 часов в неделю, за один час можно заработать 18-25$, как повезёт. Чтобы хватало на жизнь, в эту же неделю нужно около 500 долларов. Люди выкручиваются, как могут. Большинство, как и в России, трудятся в сфере обслуживания. Что касается меня, в клинике работать пока не могу: на это нужна лицензия, которую я вскоре получу, а пока приходится «танцевать». Ничего плохого, я подрабатываю моделью. Интереса ради я попробовал это занятие, ещё когда жил в Москве – тогда моей внешностью заинтересовалась компания DaShurry, которая занимается с визуальным искусством. Вроде получалось неплохо, сейчас это тоже выручает. Но в любом случае, это временный заработок, пока у меня нет лицензии. А так – учёба и ещё раз учёба.

– А в свободное время что делаешь?

– Перт – не очень туристический город, но очень красивый. Так что, как и большинство его жителей, я люблю погулять. К тому же здесь проводится множество фестивалей, различных культурных, спортивных событий. Жаль, времени на них часто не хватает.

– Трудно ли привыкнуть к местному климату и менталитету?

– Мне посчастливилось побывать во многих странах, и австралийский менталитет мне кажется наиболее близким. Это очень интернациональная страна, и главный принцип здесь: если не знаешь, как поступить, – поступай по-человечески. В целом я не вижу здесь каких-то особых национальных черт, непривычных для нас. Разве что, когда мы собираемся с друзьями и я приношу на вечеринку целый торт, их это удивляет.

Что до климата, то он мне очень нравится: лето жаркое, но вечером прохладно и здорово гулять в такую погоду. Иногда ветрено, как в Ставрополе. Зимой до +5. Сейчас осень, прекрасное время. Правда, дождливо. Добираться до университета на велосипеде, увы, я не могу. Кстати, о транспорте. Перт – самый велосипедизированный город в мире. Тут повсюду велодорожки и парковки, а увидеть едущего на велосипеде профессора, чиновника или бизнесмена – в порядке вещей.

– Много ли там русских? Вы общаетесь между собой, создаёте неформальные объединения?

– Насколько мне известно, здесь живёт около пятидесяти тысяч русскоговорящих. Я знаю нескольких выходцев из стран СНГ. Очень благодарен им, особенно Юлию Николаеву и Юлии Рахмат, я её почему-то родственницей называю... А так, в общем-то, и все.

Я знаю, что русские общины в Австралии есть, но сам никогда там не бывал. Часто приходилось слышать и жалобы на соотечественников, но говорить об этом не хочу.

– Ты считаешь себя патриотом России или Австралии? Как меняется национальное чувство после переезда?

– Пятнадцать лет сознательной жизни в России не могут пройти просто так. Но кричать на весь мир, что я патриот, считаю, глупо. Мои предки родом из Австрии, родился я в Азербайджане. Родственники вообще по всему свету раскиданы. И какого-то патриотизма в пользу одной страны и против других у меня никогда не было, равно как и чувства принадлежности к одной нации. А вот чего мне действительно не хватает, так это моих близких друзей из России...

– Известно, что многие эмигранты помогали нашей стране в трудные годы. Если в России станет плохо (война, кризис и так далее), ты бы оказал помощь? И какую?

– За окном бушуют страсти, и я не раз задумывался, а что, если... Но потом решил не думать вообще об этом! Надеюсь, везде будет хорошо.

– Как ты считаешь, кому стоит переезжать из России в другие страны, а кому стоит остаться на родине?

– Одна моя знакомая как-то сказала: «Не важно, где ты, не важно, кто ты, а важно, что ты делаешь! «Каждый несёт свою миссию и выбирает, где ему это делать. У меня и в России были хорошие возможности для реализации. Я считаю, все мы способны на многое. Вопрос лишь в том, как мы относимся к себе и миру вокруг.

– Трудно ли быть иностранным профессионалом в Австралии? Как доказать, что ты имеешь право на квалифицированный труд?

– Поначалу было трудно из-за языкового барьера. Как ни учи английский в России, осваиваться в особенностях местного диалекта всегда сложно. Но я доволен своей базой и теми знаниями, что получил в Ставрополе. Когда я был студентом, многие нас пугали, что СтГМУ (тогда ещё медакадемия) пользуется дурной славой! Оказалось, зря. Полученные там знания помогают мне и здесь выглядеть на достойном уровне. Единственное, иногда расходятся взгляды на некоторые моменты. Но тут вступает в силу демократия: докажешь, значит – прав. Путь подтверждения профессиональной квалификации очень длинный, но всё же реальный. Учебные программы сильно разнятся, и сейчас мне приходится доучиваться по некоторым из них. Потом вновь пройду специализацию, и годам так к 33-м стану признанным экспертом в выбранной области.

– Каким ты видишь своё будущее?

– Надеюсь получить признание, причём не только российских или австралийских коллег. Да, я амбициозный. Я вижу себя и как практика, и как теоретика. Мне нравится заниматься наукой, но и руками я тоже не прочь поработать. Идеи есть, упорство тоже. Ну а о том, что у меня получится на деле, я предлагаю поговорить лет через пять. Пока всё только начинается.

Австралия, интервью, миграция

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «В мире»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов