День нефтяника. Как КИПело это дело…

Лариса Ракитянская

История нефтяной промышленности Ставрополья ведет отсчет с начала 50­х годов прошлого века. Ее расцвет творили люди, которых теперь по праву можно назвать ветеранами. Какими порывами питались их души, о чем звучали сердца? Я веду разговор с Евгением Михайловичем Климовым, отличником нефтяной промышленности, чья более чем 40­летняя трудовая биография связана, считай, родственными узами с «нефтянкой»…

Жизнь
упрямых любит

­ Евгений Михайлович, что привело вас, мальчишку из степного села Московского, к такой специальности, как инженер по автоматизации, вычислительной технике и контрольно­измерительным приборам объектов нефтяной и газовой промышленности?

­ Наверное, упрямство. И ковалось оно в нелегкие годы истории страны, ведь я родился в крестьянской семье в 1935 году, у отца и матери нас было пятеро. В 1937­м отец умер, и начались трудности. Потом были война, голод, разруха. Из­за этого в 7 лет я не смог пойти в школу, стал первоклассником только в 10. Да и школу толком окончить не удалось – призвали в армию. Учился в авиашколе, окончил ее с отличием и был направлен в учебно­боевой полк. Здесь попал в группу регламентных работ, через полгода назначили командиром группы. Незадолго до демобилизации стал техником самолета.

Так судьба «наметала» первые стежки: парень уже осознанно потянулся к знаниям в технической области. Сержанту Климову даже предложили сверхсрочную, но он отказался – уж очень хотелось на родину, да и план был у Жени составлен на ближайшую десятилетку: окончить 10­й класс, поступить в Грозненский нефтяной институт и работать в Ставропольском газопромысловом управлении. Последняя часть сбылась: пришел из армии и сразу в СГПУ ­ стал оператором газовых скважин третьего разряда.

А через полгода Климов выдержал еще одно испытание на упрямство и дотошность ­ переэкзаменовку на подтверждение разряда. Вооружившись книгой «Эксплуатация газовых скважин», Женя принялся готовиться. Но скоро понял, что многое из прочитанного просто не понимает. И тогда пошел «в атаку» на своего мастера: засыпал его вопросами до тех пор, пока до сути не докопался. Разряд подтвердил!

Работу Женя совмещал с учебой: он поступил в 10­й «Б» класс средней школы № 6 в селе Московском. Через год получил аттестат зрелости, а через пять ­ диплом инженера по автоматизации, вычислительной технике и КИП объектов нефтяной и газовой промышленности.

Карьера ­
из практики

Предпоследний курс учебы в вузе стал для Климова проверкой знаний: приехал в родное газопромысловое управление на преддипломную практику, и его направили в цех КИП слесарем третьего разряда. Не прошло и двух месяцев, как Евгения вызвал к себе главный инженер В. С. Толмачев:

­ Сделай проектные работы по газификации всех объектов поселка Рыздвяного!

­ Это дело проектной организации, ­ попытался возразить Климов.

Толмачев был неумолим: мол, там будут выполнять заказ год, а нам нужна вся документация к отопительному сезону!

И Климов взялся за дело, даже отказавшись от помощи инженера ПТО. Выполнил задачу в срок и в полном объеме, без единого замечания! После сдачи документов Изобильненскому «Горгазу» Евгения перевели на промысел № 3 – он стал мастером по добыче газа. Первое повышение по службе было недолгим – пора было возвращаться в Грозный для защиты дипломного проекта…

Получив диплом, Климов вернулся на прежнюю работу, но почти через год по ходатайству начальника промысла Б. И. Фуки его перевели в дирекцию по обустройству газовых промыслов на должность старшего инженера ПТО. И уже в этом качестве Климов принимает участие в обустройстве Расшеватского, Тахта­Кугультинского, Мирненского, Ики­Бурульского и других газовых месторождений.

Как «приручали» технику к людям

А потом была работа в аппарате объединения «Ставропольгазпром». Здесь дело по строительству и пуску в работу КС Журавского месторождения стало для Климова «родным». Потому что начинал все с нуля, закончив написанием первого годового отчета о работе. Были и трудности: больше всего молодого инженера раздражали вандализм и отсталость от технического прогресса, тем более если это относилось к работе руководителей. Сколько раз приходилось восстанавливать щиты управления, разграбленные «радиолюбителями», сколько раз заново монтировались средства автоматики, разобранные по распоряжению начальника промысла! Так было, к примеру, на Расшеватском месторождении. Здесь надо было пустить в работу цех осушки, но сделать это в ручном режиме ни начальник промысла, ни его помощники не смогли – не знали, да и не хотели знать, как это делается. Пришлось Климову собственноручно заниматься регулировкой.

Были и такие случаи: некоторые работники умышленно выводили из строя средства автоматики – боялись потерять свою работу, если человека вдруг заменит техника...

Ходоки
в Академию наук

Но время шло, и от технического прогресса никто не убежал. Смежное объединение «Ставропольнефтегаз» принимает решение создать собственный отдел по автоматизации и вычислительной технике. Евгений Михайлович получает предложение возглавить его. Это было в октябре 1971 года. Здесь Климов работает до 1987­го ­ долгих 16 лет…

А начинать пришлось с реконструкции нефтяных промыслов края. Старые замерные установки типа АГУ­3 Краснодарского института «НИПИнефть» демонтировали и заменяли на автоматизированные «Спутники». При участии и руководстве Е. М. Климова были пущены в работу четыре вычислительных центра: Нефтекумский, Минераловодский, Буден новский и Ставропольский – при аппарате объединения, которое располагалось в те годы в краевом центре. По его инициативе была смонтирована и пущена в работу телевизионная установка в цехе по опрессовке труб на Буденновской базе ПТО и КО.

Чтобы идти в ногу со временем, Е. М. Климову пришлось много учиться: дважды повышал квалификацию в институте
им. Губкина в Москве, в институте нефти и газа в Ивано­Франковске. Изучал вычислительную технику фирмы BOROUS в Англии. Нефтяники Ставрополья после этого получили и ввели в строй терминальную станцию ТС­3500 фирмы BOROUS: она имела связь с главным информационно­вычислительным центром Миннефтепрома в Москве. Дальше появилась необходимость создания автоматизированной системы управления (АСУ­нефть) на всех нефтедобывающих объектах производственного объединения «Ставропольнефтегаз». Е. М. Климов в соавторстве с инженером
М. Г. Раммом разработал чертежи. Получив разрешение генерального директора объединения Н. В. Прохоренко, авторы отправились согласовывать детали в Министерство нефтяной промышленности СССР. Там отказали: вы, мол, не представляете никакой научно­исследовательский или проектный институт. Внедрение «повисло в воздухе».

Но это не остановило инженеров. Недолго думая, они пошли в Академию наук СССР и обратились в отдел, который занимался вычислительной техникой, показали свои разработки. Ученые одобрили, но сомнения все же выразили: мол, предложенная вами система работать не будет. «Почему?» ­ спросил Климов. «А потому, что ни у вас, ни вообще в Союзе нет пакета системного матобеспечения! Он находится у нас в разработке». Тогда
Е. М. Климов и М. Г. Рамм предложили: давайте заключим договор о сотрудничестве – пусть Академия наук берет на себя обязательство разработать системное мат­обеспечение, а мы внедрим его на вычислительных центрах объединения «Ставропольнефтегаз», которое и возьмет на себя финансовые издержки. Предложение в АН СССР приняли, и на чертежах ставропольских инженеров появилась резолюция с подписью и печатью: продолжить работы. С этим документом наши инженеры вновь отправились в Миннефтепром. Ход делу дали – дальше все пошло, как по накатанной, и в
г. Минеральные Воды вскоре заработал краевой информационно­вычислительный центр, на котором впоследствии был создан учебный комбинат, а затем – и полигон по вычислительной технике, где все машины, которые заказывались объединениями Миннефтепрома СССР, проходили «обкатку»… Одновременно здесь учили специалистов со всего Союза…

В это же время работники КИВЦ объединения «Ставропольнефтегаз» начали работы по внедрению вычислительной техники в технологический процесс бурения и добычи газлифтных скважин на нефть.

Работал Е. М. Климов и в объединении «СевКавгазпром» ­ главным инженером хозрасчетного управления производственно­технического обслуживания и комплектации. Но недолго – ровно год. Он вернулся в «Ставропольнефтегаз» ­ на должность заместителя главного инженера по механизации и автоматизации производственных процессов. Однако и здесь долго работать не пришлось: наступила пора «перестройки». Объединение «Ставропольнефтегаз» ликвидировали в Ставрополе и перевели в Нефтекумск. Климов ушел в Ставропольское управление буровых работ – на должность заместителя начальника управления, где и проработал до пенсии…

Евгений Михайлович всегда писал стихи. Это его перу принадлежит «Гимн работникам газовой промышленности Ставрополья». А еще Климов – большой любитель природы, садовод, пчеловод, овощевод. Какие лимоны он выращивал в своем кабинете, помнят все его коллеги по работе в объединении «Ставропольнефтегаз». Чай с теми чуть ли не килограммовыми лимонами пили все, да еще с медком, да с травами!

Недавно в редакции «Вечерки» появилось молодое лимонное деревце, подаренное Климовым, – будут лимоны и у нас!

.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов