День, расколовший мир. Июнь 1941-го: Ставрополье в зеркале архивных документов

Ольга Метёлкина

День, расколовший мир.  Июнь 1941-го: Ставрополье в зеркале архивных документов

Река времени уносит нас всё дальше от жаркого летнего дня 22 июня 1941 года, ставшего трагической точкой отсчёта в истории огромной страны и биографии каждого ее гражданина. Семьдесят лет минуло, но до сих пор мы делим прошлое на «до войны» и «после». Уточнения, какой именно войны, не требуется: всем и так понятно, что речь идет о Великой Отечественной…

 

Ставропольцы готовились к битве. К битве за урожай

С 1937 года практически вся территория современного Ставрополья входила в состав  Орджоникидзевского края с административным центром в Ворошиловске (это имя с 1935-го по 1943 год носил Ставрополь). 

Попытаемся с помощью историков и бесстрастных строчек архивных документов представить, как жили ставропольцы накануне войны. 

Рассказывает доктор исторических наук, профессор Ставропольского государственного университета Николай Судавцов:

– В то время главной заботой жителей нашего аграрного края была подготовка к уборке урожая. Во второй половине июня в колхозах и совхозах заканчивали косить сено, приводили в порядок технику. Служащие различных контор из Ворошиловска в качестве шефской помощи выезжали в село, в основном на прополку. Заводчане приводили в порядок сельхозмашины. 

В начале 40-х годов экономика края была ориентирована на выращивание и переработку сельхозсырья. Основным направлением считалось производство зерна. В 1937 — 1941 годах колхозы и совхозы края ежегодно собирали в среднем по 13 центнеров пшеницы и ячменя с гектара. Выступая 28 мая 1941 года на V пленуме Орджоникидзевского краевого комитета ВКП(б), секретарь крайкома Михаил Суслов поставил задачу — собрать в период предстоящей жатвы не менее ста пудов зерновых с гектара. Он также отметил значительный рост уровня доходов сельчан и поставил задачу - «довести в ближайшие год-два денежные доходы колхозов края до миллиарда рублей».

Орджоникидзевский край в начале 40-х лидировал среди других регионов по количеству всех видов скота: архивные документы содержат сведения о 4 миллионах 470 тысячах голов скота. Особенно успешно развивалось овцеводство. К тому же край был передовой территорией тонкорунного овцеводства. В 35 его районах колхозники занимались шелководством. Незадолго до войны в Орджоникидзевском крае стали выращивать хлопчатник, но условия местного климата не позволяли получать ожидаемые высокие урожаи. Зато процветало виноградарство. Государственная винодельческая и местная промышленность выпускала 23 миллиона литров различных вин в год. 

В преамбуле отчета крайкома ВКП(б) Центральному комитету партии за 1944 год приводятся цифры, характеризующие состояние экономики края накануне и в начале войны. Так, «на совхозных и колхозных полях работало около 12000 тракторов и 4800 комбайнов, более 80% основных сельскохозяйственных работ выполнялось машинно-тракторным парком». В 1941 году посевные площади в крае достигали 3314 тысяч гектаров. В большинстве колхозов края колхозникам на каждый трудодень выдавали только зерна по 3-4 килограмма, а в отдельных хозяйствах еще больше – 6-7 килограммов. 

 

День, расколовший мир.  Июнь 1941-го: Ставрополье в зеркале архивных документов

Из воспоминаний репортера Фотохроники ТАСС Евгения Халдея

«… 22 июня я вернулся в Москву. Было 9 утра. По дороге с вокзала увидел странную картину. У германского посольства стояли машины, в которые немцы втискивали чемоданы и наспех завязанные узлы. Что-то, думаю, произошло. Через час позвонили из Фотохроники ТАСС: срочно приехать с аппаратурой…

Ровно в 12 часов по радио выступил министр иностранных дел В.М. Молотов: война! Буквально через две минуты после начала его выступления я увидел, что на противоположной стороне улицы перед репродуктором собрались люди. Они внимательно, предельно настороженно слушали речь, стараясь не пропустить ни единого слова. Я выбежал из здания и сделал этот снимок. Первый снимок первого дня войны».

 

 

Война уже стояла на пороге

В начале 40-х в большинстве регионов Советского Союза жизнь была довольно благополучной как в городе, так и в селе. Люди забыли о голоде и нужде. Из газетных передовиц, сообщающих об выпуске облигаций государственного займа третьей пятилетки, читатели узнавали о том, что «с каждым годом растут заработки и доходы рабочих, колхозников, служащих... С каждым днем растут сбережения трудящихся нашей страны и их участие в государственных займах. Свыше пятидесяти миллионов советских граждан являются держателями займа». 

Меж тем, в тех же газетах много писали о войне, которая уже шла в Европе. Но у нас ее не ждали, вернее, не хотели верить в её реальность. Грамотная информационная политика советского руководства с её строгой цензурой не допускала проникновения в печать сведений, которые не соответствовали бы идеологической линии партии и могли вызвать панические настроения. Население должно было жить и работать с верой в завтрашний мирный день. Успокаивающе подействовало и заявление ТАСС, опубликованное 14 июня 1941 года.

В нем говорилось о том, что слухи о близости войны между СССР и Германией «являются неуклюже состряпанной пропагандой враждебных СССР и Германии сил, заинтересованных в дальнейшем расширении и развязывании войны». В тексте заявления ТАСС, в частности, сообщалось: «По данным СССР, Германия так же неуклонно соблюдает условия советско-германского пакта о ненападении, как и Советский Союз, ввиду чего, по мнению советских кругов, слухи о намерении Германии порвать пакт и предпринять нападение на СССР лишены всякой почвы, а происходящая в последнее время переброска германских войск, освободившихся от операций на Балканах, в восточные и северо-восточные районы Германии, связана, надо полагать, с другими мотивами, не имеющими касательства к советско-германским отношениям».

 

«...распахнулись в пламени зари»

И всё же со страниц средств массовой информации уже веяло надвигающейся военной опасностью. Газета «Ударник» Нагутского райкома ВКП(б) 

19 июня 1941 года пишет с тревогой о плохой постановке оборонно-спортивной работы в районе: «Подготовка призывников явно срывается, - пишет И. Матвеев. – Из 160 юношей призывного возраста только 12 человек сдали нормы на значок ГТО. Сейчас, как никогда раньше, нужно уделить особое внимание оборонной работе среди населения и в особенности среди юношей, которым осенью придется уходить под боевые знамена Красной Армии и Красного Флота». Автор этих строк и представить не мог, что оборонно-спортивные навыки призывникам понадобятся раньше планового осеннего призыва.

 

В краевой молодежной газете «Молодой ленинец» появилась постоянная рубрика «Изучай военное дело». В номере, который верстался за несколько часов до начала фашистского нападения на СССР, заметка «Миномёт» заканчивается таким резюме: «Миномет, - говорит народный комиссар обороны тов. Тимошенко, - чудесное средство...». Как говорится, комментарии излишни. 

В целом же номер, датированный 22 июня, был наполнен позитивной информацией, в основном о выпускниках школ, их планах на будущее. Вчерашние десятиклассники загадывали, как они встретятся через десять лет. «Перед нами много дорог, - пишет выпускница средней школы № 9 г. Ворошиловска Алла Зоткина. - Каждый выберет любимую — учиться в вузе, работать на стройке, работать там, где он нужен Родине». «Борис Чекапушкин хочет стать моряком, Соловьева — педагогом, Грабиас — инженером». 

А в стихотворении выпускника 10-го класса Ворошиловской средней школы № 1 Алексея Седугина, посвященном окончанию десятилетки, которое публикует «Молодой ленинец», неожиданно возникает тревожный образ:

Нам дороги светлые, большие, 

Распахнулись в пламени зари…

Эти строки, скромные, простые,

Дорогой товарищ, повтори!

...Что стало с этими ребятами? Кто-то из них добровольцем отправился на фронт. Кто-то работал в тылу. Кому-то пришлось увидеть оккупантов на родной земле. И очень хочется верить в то, что кто-то дожил до Победы... 

День, расколовший мир.  Июнь 1941-го: Ставрополье в зеркале архивных документов

«Каждый собранный колос – это пуля против гитлеровских банд»

В воскресенье, 22 июня, в 12.15, все радиостанции СССР передавали речь заместителя председателя Совета народных Комиссаров СССР и народного комиссара иностранных дел  В.М. Молотова. Было слышно, как он волнуется, говоря: «Граждане и гражданки Советского Союза! Советское правительство и его глава товарищ Сталин поручили мне сделать следующее заявление. Сегодня, в 4 часа утра, без предъявления каких-либо претензий к Советскому Союзу, без объявления войны, германские войска напали на нашу страну, атаковали наши границы во многих местах и подвергли бомбежке со своих самолетов наши города - Житомир, Киев, Севастополь, Каунас и некоторые другие, причем убито и ранено более двухсот человек…» 

После радиовыступления Молотова повсеместно прошли митинги. «На митинге коллектива завода «Красный металлист» выступил секретарь парторганизации завода тов. Воронин: «Наши цехи станут боевыми дружинами, а завод неприступным для врага», - сообщает 23 июня «Молодой ленинец». 

На митинге в Ворошиловском мединституте был зачитан список девушек, пожелавших идти на фронт: Сурипа, Исаева, Богдасарова, Бугайская, Долгова и многие другие. 

В газетах появляется новая стилистика в заголовках - «Каждый килограмм зерна – выстрел по врагу», «Работа на поле – тоже фронт». Публикуется информация о том, что студенты Ворошиловского пединститута и колхозного сельскохозяйственного техникума решили ехать на уборку хлеба. «Все как один пойдем на поля, и каждый собранный колос – это пуля против гитлеровских банд», - говорит студентка-отличница техникума тов. Подшивайлова.

К студентам присоединились школьники. Так, учащиеся Спицевской средней школы «организованно вышли на полевые работы в колхоз имени Орджоникидзе и вызвали всех пионеров и учащихся школ пополнить бригады и звенья взамен ушедших защищать наши рубежи». Уже 27 июня 1941 года в «Молодом ленинце» выходит публикация «Школьники Ворошиловска едут на уборку урожая». «Десятиклассницы СШ № 1 Горина, Шталенберг, Днепрова и Савельева 16 июня сдали последний экзамен и простились со школой, - пишет корреспондент. - Подруги явились на школьное собрание и записались в бригаду на уборку урожая. 74 человека из СШ № 1 поедут на совхозные поля». К ним присоединились 65 старшеклассников 4-й средней школы и 54 учащихся СШ № 6, изъявившие желание «ехать на уборку сталинского урожая». Всего за три дня добровольцами трудового фронта стали 1500 студентов и 500 школьников Ворошиловска. В дальнейшем их численность значительно увеличилась. Позже крайком ВКП(б) принял решение «о привлечении учащихся 7 - 10-х классов неполных средних, средних школ и техникумов к сельскохозяйственным работам». Их организованно направляли в первую очередь в совхозы, подсобные хозяйства предприятий, а также в колхозы, нуждающиеся в рабочей силе.

На уборку урожая вышли даже дети. «В колхозе «Роте Фане», - сообщала газета «За большевистский колхоз» Аполлонского райкома ВКП(б), - по инициативе жены и матери красноармейца П. Миллер и М. Миллер организовали детей на сбор колосьев. За первые три дня с собранных колосьев намолочено 124 килограмма зерна». 

(Окончание следует)

 

Рубрика «Страницы истории» подготовлена совместно с комитетом Ставропольского края по делам архивов, чтобы, опираясь на подлинные архивные документы, максимально объективно рассказать о событиях прошлого. 

В публикации использованы документы Государственного архива Ставропольского края, Государственного архива новейшей истории Ставропольского края, материалы Интернет-проекта РИА НОВОСТИ «Наша Победа». 

Отдельная благодарность историческому факультету Ставропольского государственного университета.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов