Десятый орден генерала Голодникова

Валерий Манин
Получение правительственной награды всегда великое событие в жизни человека. И не имеет значения - первая это награда или очередная. То, что председатель краевого Совета ветеранов, заслуженный военный летчик СССР, почетный гражданин города Ставрополя генерал-майор авиации Николай Голодников представляется к награждению орденом Дружбы, я узнал от первого заместителя председателя Совета генерал-майора Левицкого, готовившего наградные документы. Посетовавши на сложности в оформлении, Борис Валентинович сказал, показывая на стопку исписанных листов: «Вот это жизнь!», имея в виду биографию Николая Герасимовича. В голосе генерала, который сам имеет не один десяток наград, слышалось неподдельное восхищение: «Голодников достоин сложенных о нем легенд».

К сожалению, само торжество прошло как-то незаметно. В суматохе освещения праздничных мероприятий средства массовой информации как бы вскользь осветили момент награждения, а учитывая сверхскромность самого Николая Герасимовича, мало кто знал, да и знает сейчас, что этот орден у него - десятый. Десятый! За одними из них - пот и кровь военного лихолетья, за другими - напряженный труд мирного времени. Хотя есть ли для генерала Голодникова такое понятие - мирное время? Его жизнь - передовая линия, а генералы, как известно, служат пожизненно.

Есть такое выражение: жизнь - подвиг. И хотя о жизни и подвигах Николая Голодникова написано немало статей, рассказов, очерков, дважды издавалась книга М. Цыбулько «Генерал из легенды», об этом человеке не рассказано и половины того, что он сделал для страны, для нас с вами. И этим небольшим рассказом я хочу положить свою маленькую плиточку мозаики в огромное панно жизни замечательного человека.

Несмотря на то что с Николаем Герасимовичем нас связывают многолетние дружеские отношения, мы никак не могли договориться о встрече, чтобы у него было хотя бы полтора-два часа свободного времени. Постоянные встречи, прием посетителей, совещания, конференции, комиссии не оставляют председателю краевого Совета ветеранов свободного времени. Поражают выдержка и терпение этого человека. А ведь ему уже за 80! Молодым хоть половину бы его задора и созидательной энергии...

Наконец долгожданная встреча. У Николая Герасимовича после общения с юнармейцами-часовыми Поста № 1, что у Вечного огня, есть немного свободного времени. После взаимных приветствий и поздравлений с наступающими майскими праздниками я прошу прикрепить орден к генеральскому кителю, чтобы сделать фото на память. Орден Дружбы, полученный генералом Голодниковым из рук губернатора Александра Черногорова по поручению Президента России Владимира Путина, ярко выделяется на фоне многочисленных орденских планок ветерана. «Так вообще-то не положено», - протестует он и только моя настойчивая просьба и заверение, что это на несколько минут, заставляют его согласиться прикрепить орден рядом с орденскими планками.

«А какой из десяти для вас самый-самый?» - спросил я, а сам подумал: «Ну, какой, конечно же, который выше по статусу - орден Боевого Красного Знамени, которых у Николая Герасимовича два, или Орден Отечественной войны первой степени, которых тоже два». И ошибся. Нет у ветерана самого-самого. У каждого из орденов своя судьба и своя история...

Первым орденом действительно стал орден Красного Знамени и достался он молодому летчику за три сбитых самолета врага в сложнейшем бою с многократно превосходящим противником поздней осенью 1942 года. Однако получить его Голодников смог только в начале 1943-го, уже будучи на аэродроме в Ура-Губе, который, как пишет в своем письме боевой соратник Николая Герасимовича летчик А. Гусев, был «... настоящая «дыра», куда больше полугода не доходит естественное освещение, а мы в этой «дыре» проводили свою молодость, да еще вылетали по 5 - 6 раз в день на встречу с коварным и наглым врагом, теряя порой своих боевых товарищей...». Орден вручал сам командующий ВВС Краснознаменного Северного флота генерал-лейтенант авиации Андреев, бывший начальник Ейского летного училища, давшего путевку в небо многим летчикам, в том числе и лейтенанту Голодникову.

Очередной орден отважного летчика долго ждать себя не заставил. Редкий случай в авиаразведке: за один вылет летчик Голодников разведал сразу три важнейших вражеских объекта - аэродромы Салмиярве, Хибухтен и Лоустари. Но удача - капризная барышня. Аэродромы врага охраняются зенитными батареями, сквозь плотный огонь которых не пролетит даже птица, да и дежурные «мессеры» барражируют над целью. И если от шестерки «мессеров» удалось уйти, то огонь зениток преодолеть не получилось. Снаряд угодил в плоскость, и только мастерство летчика помогло приземлиться на своем аэродроме. Уже на земле поврежденный кусок плоскости отвалился. Еще не успели высохнуть фотографии аэрофотосъемки, как поступил приказ - наградить лейтенанта Голодникова орденом Красной Звезды, - настолько ценными оказались на них сведения.

Рассказывая, Николай Герасимович называет десятки имен своих боевых товарищей, даты, события, отдельные эпизоды, и я поражаюсь цепкой памяти ветерана, помнящего до мельчайших подробностей события более чем 60-летней давности.

- «Урожайным» выдался 43-й год, - улыбается Николай Герасимович, - к концу года еще один орден Боевого Красного Знамени получил, это когда у меня было уже четыре сбитых самолета и тридцать авиаразведок.

Тридцать раз вылетал летчик Голодников на воздушную разведку, преодолевая заградительный огонь зенитных батарей и атаки истребителей врага, и всегда возвращался с ценными сведениями. Тридцать маленьких побед в копилку Великой Победы. И это только вылеты на аэрофотосъемки. Легко сказать...

- Вообще-то, у меня должен был быть третий орден Боевого Красного Знамени, - продолжает свои воспоминания Николай Герасимович.

В одном из вылетов летчики осуществляли прикрытие торпедных катеров, которые атаковали караван противника. Пять транспортов потопили, но и наших два катера были подбиты. У одного из них выгнало масло из двигателя, и летчики слышали, как механик по радио договаривался с другими катерами насчет ремонта, заверяя, что на базе обязательно все вернет.

Рассказывал об этом эпизоде Николай Герасимович с восхищением. Это же какое самообладание и мужество необходимы человеку, чтобы в создавшейся крайне критической ситуации твердо верить в победу и благополучное возвращение на свою базу!

Наши истребители кружили вокруг раненых катеров, не давая врагу подойти, пока шел ремонт. В этом бою летчик Голодников сбил два самолета противника и по распоряжению командующего флотом должен был быть представлен к ордену Боевого Красного Знамени. Однако командир полка посчитал, что орден Отечественной войны первой степени - достойная награда за подвиг. Это весьма почитаемый орден, к тому же единственная советская награда (до 1977 года), которая оставалась в семье после смерти награжденного. Теперь у молодого летчика был полный «офицерский набор» орденов.

- А нам, молодым, было все равно, какая награда. Мы воевали не за ордена... - генерал на минуту замолчал, а потом продолжил, спеша скорее закончить свои воспоминания.

Вторым орденом Красной Звезды капитана Голодникова наградили в 1945 году, - третьим - в очередную годовщину Победы. Но это уже «мирные» награды, к которым относится также второй орден Отечественной войны первой степени, так называемый «брежневский», но не менее ценим, любим и уважаем ветеранами, чем его боевой собрат. Если можно считать боевые ордена «мирными». Семь лично сбитых фашистских самолетов, семь - в групповом бою, один потопленный корабль, тридцать авиаразведок, более двухсот боевых вылетов - личный вклад военного летчика Николая Голодникова в Победу советского народа над гитлеровским фашизмом.

А потом пришло время, когда опыт и знания полковника Голодникова потребовались для подготовки летных кадров. На должность начальника Ставропольского высшего военного училища летчиков и штурманов ПВО страны его «сосватал» маршал Советского Союза Батицкий. Почти десять лет генерал-майор авиации Голодников отдал родному училищу. Начинать пришлось практически с нуля, но уже через несколько лет перечень решенных начальником училища задач занимал не один десяток страниц. Не говоря уже о главной базе училища в Ставрополе, где размещались учебные корпуса, спорткомлекс, курсантский клуб, склады, офицерская и солдатская столовая, - заботой руководителя были строительство жилья для офицеров, аэродромы со всей инфраструктурой в Михайловске, Холодногорске, Светлограде, Сальске, Зимовниках, Ханкале, Слепцовской, Кореновске, Тихорецке. Плюс к этому огромная общественная деятельность как депутата.

За отличную подготовку квалифицированных летных кадров, большую общественную деятельность к боевым орденам генерала прибавились ордена Трудового Красного Знамени и «Знак Почета».

К сожалению, годы берут свое. И хотя до последнего дня службы Голодников был «летающим» генералом, он уходит в запас, оставив своему преемнику одно из лучших высших военных учебных заведений в Советском Союзе, поступить в которое среди молодежи считалось высшим «пилотажем».

Однако сидеть сложа руки не в характере боевого летчика. Много лет генерал Голодников возглавлял краевой ДОСААФ, подготовив не одну тысячу специалистов для Вооруженных сил, потом - работа в краевом Совете ветеранов заместителем председателя, а затем и председателем.

Работе в Совете ветеранов не позавидуешь. Сотни обращений людей, обиженных «монетизацией» льгот, реформой ЖКХ, возникшими проблемами с землей, дачными участками, машинами, жильем, - сотни просьб разобраться, вникнуть, помочь. И только такой человек, как Николай Герасимович, способен воспринимать чужие боль и страдания, надежду и отчаяние как свои собственные. Сострадать, переживать и по мере сил и возможностей решать бытовые проблемы, которых, строго говоря, у ветеранов в цивилизованном государстве вообще не должно быть...

Мы прощаемся - генерал торопится на очередную встречу. Глядя вслед уходящему невысокому, худощавому человеку, в теле которого до сих пор сидят вражеские осколки, вспомнив его седые до белизны волосы, я почувствовал, как кольнуло сердце и к горлу подступил ком. Мой отец, царство ему небесное, тоже носил в своем теле осколки той далекой, но не забытой войны...

Сейчас проходят мероприятия празднования очередного Дня Победы, чествование ветеранов, встречи, подарки. И закончить свой небольшой рассказа о великом человеке я хочу авторскими словами из книги «Генерал из легенды», которая дорога мне не только как инициатору ее издания, - я расцениваю ее как свой маленький личный вклад в неоплатный долг перед ветеранами: «Дорогие наши ветераны, спасибо за все, что вы для нас сделали! И простите нас, если можете, за то, что мы не умеем порой ценить вас, вашу доблесть, ваши жертвы ради мира и нашей свободы. Доброго вам всем здоровья и максимум внимания от потомков. И Вам, дорогой мой первый генерал, дай Бог здоровья и низкий поклон за Ваш Подвиг. И вечный, самый главный тост всегда и везде: за Вашу и нашу Победу. За Вас!».

Григорий ВАРЛАВИН,

лауреат премии

Союза журналистов.

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Последние новости

Все новости
Ростелеком. Международный конкурс журналистов