Дети войны пишут летопись поколения

Мы, члены Ставропольской городской общественной организации «Дети войны», благодарим автора публикации
М. Василенко и весь коллектив редакции за тему, поднятую в газете от 7 апреля 2010 года. «Колонка редактора» о детях войны до глубины души трогает не только своей страстностью, убежденностью, сочувствием, но и призывом к уважению и заботе о послевоенном поколении.

Мы претендуем на юбилейные медали и льготы, потому что мы продолжение жизни наших отцов, не вернувшихся с фронта. Мы последние свидетели тех военных событий. Кто, кроме нас, может рассказать правду о войне? В марте этого года нашей организацией «Дети войны» выпущен информационный вестник № 1 «Огненными тропами войны», с которого началось создание «Летописи поколения» и музея «Эхо войны». Презентация вестника состоится 23 апреля.
«О судьбах своих воевавших отцов многие и сейчас не знают, - рассказывает Юрий Алексеев. - Мой отец погиб в первые дни войны. После освобождения Ставрополья мать работала учительницей на хуторе Горном, у нее зарплата была - 18 кг муки в месяц, потом добавили мне как иждивенцу 4 кг 600 г. На это мы и жили. Летом пололи бесконечные рядки кукурузы, клещевины, подсолнечника. За месяц вырабатывали «минимум трудодней». Если бы мы знали, что при выходе на пенсию через 45 лет нам это зачтется в трудовой стаж! В 8 лет я вышил гладью носовой платочек и продал его за чашку муки. Вкуснее «затирки», то есть мелких галушек, из этой муки я не ел ничего. Тогда же в первый раз сам сварил борщ из листьев щавеля, картофеля и лебеды - приготовил маме сюрприз. Мы работали, помогали высаживать лесные полосы, претворяя в жизнь сталинский план преобразования природы, спасая землю от пыльных бурь. И кому теперь достался наш труд?».
«Мой отец, младший сержант, погиб 4 января 1944 года, - пишет Елена Савченко, - на фронт ушел добровольцем. Да, я радовалась за детей, отцы которых вернулись с фронта. Какая это радость - иметь отца, но мне этого не досталось. Детство прошло в голоде и нищете. Сейчас, когда ушло здоровье, стало еще труднее. Дороговизна задушила нас. Да, дети у меня есть, но как я могу просить у них помощи, если они не вылезают из кредитов, у них есть свои дети, а зарплата низкая, да еще и безработица».
Светлана Шипилова пишет: «Почему в годовщину Победы над фашизмом у меня, как никогда, разрывается сердце от боли? Почему, когда звучат военные мелодии, не останавливаясь, бегут слезы? Потому что мой отец, оставив шестерых детей и больную жену, был призван защищать Родину от фашистской чумы. В 1942 году умерла мама, а 15 января погиб мой отец, гвардии старшина. Я воспитывалась в детском доме. Мы учились бесплатно, получали среднее и высшее образование, чтобы быть достойными своих отцов, а наше мудрое руководство убрало эти годы из стажа при начислении пенсий, и мы теперь стали низкооплачиваемыми пенсионерами. Наши отцы погибли, надеясь, что их смерть окупится счастливой жизнью их детей, внуков. Но теперь мы не живем, а доживаем, донашиваем старые запасы, считая копейку от пенсии до пенсии. Кто же придумал этот прожиточный минимум для стариков? Конечно, мы можем есть один хлеб с чаем, носить обувь по 20 лет, а пальто и по 40, но разве мы это заслужили?..».
«Хочется рассказать о своей горькой доле, - пишет Валентина Писунько. - Без родителей я осталась с 5 лет. Папа погиб в начале войны, а мама - во время бомбежки Гулиевой мельницы в Ставрополе. Было очень трудное детство. Прибилась к родственникам папы, у которых было пятеро своих детей. Бедность, нищета. Рядом, вниз по переулку Чкалова, был большой яр, в нем - городская свалка. Очень часто мы ходили туда, чтобы найти что-нибудь съестное. В школу я пошла в 9 лет. Меня, круглую сироту, прикрепили к заводу «Красный металлист». Где ты теперь, мой спаситель?! Помню, как сейчас, завод купил мне школьную форму, фартук, портфель и даже белые ботинки. Каждые школьные каникулы ездили в пионерский лагерь в Кисловодск. Завод выделял моей тете дрова, уголь. В 15 лет я пошла работать на хлебозавод, где и проработала 41 год... Почему такие, как я (нас же много!), доживают без внимания государства? На одну пенсию не проживешь, всё дорожает. Я инвалид второй группы, ветеран труда. Заслуг много, а помощи нет ни от кого. Я инвалид из-за войны, трудом завоевала звание ветерана труда. Больно на душе. Спасибо, что выслушали».
О многом еще могли бы рассказать дети войны. О том, что не могли ходить в школу, потому что, особенно в зимнее время, у них была одна пара обуви на четверых, как у Александры Афанасьевой. И о том, как маленькой девочкой Лидия Чекалина (Архипова) кормила своего младшего братика, давая ему соску из черного хлеба, когда мать работала в поле, а он лежал в борозде и плакал под присмотром «старшей». У сестер-двойняшек Таисы Костроминовой и Ирины Кизиловой отец погиб на войне, и мать одна воспитывала четверых ребятишек.
Дети войны вспоминают и до сих пор ждут возвращения своих отцов. Как ждет его Валентина Немцова, потому что, оставляя маленькую Валю на попечение тети, папа сказал: «Вернусь, заберу, жди»...

Нинел БЕРКУНОВА,
член Совета СГОО
«Дети войны».

P.S. СГОО «Дети войны» создана в 2007 году ставропольцами, потерявшими родителей во время Великой Отечественной войны. Ее численность составляет более 1700 человек 1932 - 1945 годов рождения. Организация призвана защищать права и законные интересы детей войны. Одним из важнейших направлений своей работы она считает патриотическое воспитание молодого поколения. Сегодня «Дети войны» работают над созданием своего музея «Эхо войны» и продолжением информационного вестника «Огненными тропами войны». Средства на первое его издание дети войны собирали вскладчину, из своих скудных пенсий. Если у вас возникло желание помочь энтузиастам, поддержать их патриотическое дело, вы можете обратиться в Ставропольскую городскую организацию «Дети войны» по адресу: г. Ставрополь, ул. Ленина, 369 (по средам с 10 до 13 часов).

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1
Ростелеком. Международный конкурс журналистов