Детство Нины

Наталья Буняева

У меня в гостях давняя знакомая - Нина Федоровна Смуглиенко, в девичестве Короткова. Сидим, разговариваем...

Родители Нины
Родители Нины

Она вспоминает свое военное и послевоенное детство. Отца, которого ищет едва ли не всю жизнь. «Вот мы сидим с сестрами... Уже знали, что он пропал без вести, что сапер. Похоронка-то пришла, что погиб в феврале 44-го. И нет нигде никакого упоминания о его могилке...» Сестер было трое - Ираида, Октябрина, Нина, да брат Вячеслав. Сейчас осталась одна Нина, все уже ушли...

Как началась война, помнит очень смутно, как во сне: кто-то плакал, люди суетились... Разве могло прийти в голову двухлетней крохе, что люди расстаются и скорее всего, навсегда. Нет, не могло... Родилась она в любви и жила свои два года в полной уверенности, что все в мире для нее. Но случилась беда, настоящая, не детская: кто-то из детей заболел, мама, Ольга Петровна, из-за этого не вышла на работу. И ее за это посадили в тюрьму на полгода! Что делать отцу с четырьмя детьми? Жить невыносимо, кормить нечем, работать, когда изба полна детей, - тоже... В общем, посадил он всех детей в тачку, впрягся в нее и 80 километров тащил ее по лесам - туда, где может быть лучше... Добрались до родни. Родня не приняла: самим есть нечего! Что делать? Семья заняла пустующий дом, стали как-то налаживать хозяйство. Отец хоть и работал в колхозе, но еды все равно было мало... А тут еще жилье: если приезжали хозяева дома, все перебирались в другой, такой же пустой: тогда время было такое, домов пустых хватало.

Потом родня, что не приняла их, уехала в Могилев, а свой дом отдала бедствующей семье. Там хоть огород был... А тут и мама вернулась! Но радости было мало: уже шла война. В 1943 году отца забрали на фронт. Все. Письма шли, но в январе их не стало. Пропал на войне. В 1944-м стало известно, что отец погиб в феврале. «Я дома-то почти не жила: нас родственники к себе брали, чтобы маме хоть как-то жизнь облегчить... Вы сейчас представить не можете, как мы голодали тогда! Траву ели, какая вылезет весной... Однажды у нас случилось чудо: утром открыли дверь, а к ручке привязана половинка буханки белого хлеба! Как мы его ели, каждую крошку подбирали... Потом узнали, что этот хлеб нам соседка принесла: у нее погибли сыновья, а хлеб — поминание...»

Сёстры. Нина крайняя слева
Сёстры. Нина крайняя слева

Война закончилась, радость была великая. А кто-то в голос кричал: нет сыновей, отцов, братьев... Так вот было.

Пришло время идти в школу, и маленькую Нину отправили в город Кержач Владимирской области к тете. Там тоже было не легко, учились-то зимой только. А летом работали. И малыши тоже. «Я то детей нянчу, то скотину пасу... Маме помогала. И так до 16 лет: училась и работала... Я вот удивляюсь. Солдатки, вдовы все. На току намашутся лопатами, устанут до потери сознания, а домой идут с песнями! На картошке работали. И вот же как подличали наши руководители: картошку выкопают осенью, а ту, что осталась на поле, собирать запрещали. Весной собирайте! А весной она уж мерзлая и гнилая, что с нее толку? Но все равно ели, куда деваться: толкли, делали крахмал, лепешки пекли. А еще такая гадость была: барда. Ей свиней кормили, отходы от пивного завода. Вонючая, ужас... Мы ее собирали, сушили. Какая-никакая, а еда. Как мы выживали? Я не знаю. Помню, у тети один сын утонул, второй взорвался на боеприпасе в лесу. 9 мая 45-го, как раз в День Победы. Вот с этого парня, тетиного сына, сняли костюм и мне пошили пальто и штанишки... Плачу, как вспомню...»

Часто в доме Коротковых собирались соседки, вдовы... Чай попьют, поплачут, а потом песню какую-нибудь заведут: «Мне 12 лет было, и я в этом возрасте летом работала на торфоразработках. Резали торф, сушили и им топили потом. Это была нечеловеческая работа: маленькие девочки, молодые женщины после трактора собирали мокрые кирпичи, складывали в штабеля и сушили...» А еще нужно хлеб выкупить: с вечера в очередь становились, писали номера на руках и у ларька «кулючили»...

Все плохое когда-нибудь кончается. Нина вышла замуж. За военного! В 1958 году уехала с ним в Ставрополь: не верила, что у нас виноград на улицах растет и зимы не бывает. Да раньше и не видела того винограда...

Теперь вся семья собиралась у нее: «Мы с мамой и сестрами все отца вспоминали. Плакали... Я пыталась его искать, но безуспешно: он был сапером, так мы так и думали, что от него ничего не осталось...»

От автора: Отца Нины Федоровны мы нашли. Рядовой Федор Петрович Коротков встретил смерть в Новгородской области в Батецком административном округе. Позвонили в администрацию района. Там узнали, что на территории района 26 братских могил и пять тысяч захороненных наших бойцов. В одной из них и упокоился Федор Петрович... Нине Федоровне разрешили, нет, даже попросили приехать, и там уже на месте искать имя отца на мемориальных досках. «Я поеду! Я же одна осталась: никого уж нет из моих. За всех поклонюсь папе, которого толком-то и не помню...»

очерк, война

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Россия»

Последние новости

Все новости