Для одних - герои, для других - враги

Наталья Ардалина

к 100-летию российской милиции

Ровно век назад, после Октябрьской революции 1917 года, жизнь в стране начинала выстраиваться заново, практически с чистого листа. Были расформированы все правоохранительные структуры, которые на протяжении многих лет поддерживали закон и порядок. Конечно, оставить охваченную волнениями Россию без такой важной составляющей было невозможно, и 10 ноября народный комиссар внутренних дел Алексей Рыков подписал постановление «О рабочей милиции». Именно этот день и отмечают сотрудники органов внутренних дел как свой профессиональный праздник. Назывался он и Днем советской милиции, и Днем российской милиции, современное название «День сотрудника органов внутренних дел» иногда начинают сокращать до Дня полиции. Впрочем, все эти переименования не изменили сути самого ведомства — всегда стоять на страже закона и интересов народа.

 

Все награды на 90% принадлежат семье

Михаил Славский  в командировке в Москве.
Михаил Славский в командировке в Москве.

В преддверии 100-летнего юбилея мы решили рассказать о самых разных людях, жизнь которых так или иначе связана с органами внутренних дел. Наши сегодняшние герои — отец и сын Михаил и Антон Славские, оба связавшие свою судьбу со службой в уголовном розыске.

Подполковник полиции в отставке, председатель краевого Совета ветеранов уголовного розыска Михаил Максимович Славский, рассказывая о годах службы, не вспоминает, насколько было тяжело. Главное, что всегда его привлекало в розыске — кураж, своего рода дух соревнования: кто окажется умнее, быстрее, профессиональнее — опер или преступник. И конечно, очень грело душу чувство морального превосходства, ведь за спиной сотрудника  закон и вся страна в его лице, а за спиной жулика — только такие же жулики, которые в лучшем случае помогут сбыть награбленное, а при другом стечении обстоятельств сдадут «с потрохами» или же сами всадят нож в спину.

Это, кстати, не пустые слова, были в практике Михаила Славского подобные примеры, когда после ограбления квартиры один жулик припрятал золотишко, а второй заметил и убил подельника. Заодно зарезал и его подругу, ставшую случайным свидетелем. Тела погибших нашли только месяцев через пять.

А однажды прямо на дороге в районе Курсавки был обнаружен человек, приколотый к земле штык-ножом — таким образом преступный мир мстил тем, кто осмелился его обмануть. Ситуация сложилась одновременно и трагическая, и комическая: украв товара более чем на 200 млн рублей, жулики успели получить за него деньги, но сам товар к этому времени уже нашли милиционеры и, естественно, конфисковали. «Мы тогда допустили «утечку информации» об этом, - вспоминает Михаила Максимович, - предложили им самим сдаться, иначе ведь «покупатели» убьют. Жулики не поверили, и вот результат — один убитый, а второй, приколотый к земле, выжил. Он же потом и рассказал следователю Янину Виктору Николаевичу, кто с ним пытался расправиться».

«Это сейчас я понимаю, насколько сложно было моей семье, - рассказывает Михаил Максимович. - У меня трое детей росли, а я сутками пропадал на службе. Честно говоря, все наши награды, все медали даже не на 50, а на 90 процентов принадлежат нашим женам, нашим семьям. Без постоянной поддержки с их стороны, без понимания того, что дома тебя встретят не упреками, а горячим ужином, работать с полной отдачей было бы невозможно».


Три «Вольво» на весь город

Особенное удовлетворение от проделанной работы приходит каждый раз, когда задержанный жулик отправляется по решению суда в места не столь отдаленные, рассказывает Михаил Славский. А таких на его жизненном пути огромное количество, всех не перечислишь. Но, конечно, всегда помнится самое первое самостоятельно раскрытое дело.

Слева направо: начальник МОБ Промышленного района Юрий Шереметьев, начальник криминальной милиции Промышленного района Михаил Славский, участковый уполномоченный Валерий Салищев, старший оперуполномоченный Владислав Подкорин.
Слева направо: начальник МОБ Промышленного района Юрий Шереметьев, начальник криминальной милиции Промышленного района Михаил Славский, участковый уполномоченный Валерий Салищев, старший оперуполномоченный Владислав Подкорин.

Было это в 1993 году. Обратился гражданин в милицию с заявлением о том, что с автомобиля «Вольво», стоящего в ремонте, ночью сняли две двери. А Михаил Славский в тот момент был оперуполномоченным по Северо-Западному району. В то время опер-зональник выезжал на все происшествия и отвечал за раскрываемость по всем составам преступлений. Приехал, осмотрелся, расспросил свидетелей - слесарей-ремонтников, которые занимались машиной, сделал запрос в ГАИ. Это сегодня одинаковых автомобилей в Ставрополе сотни, если не тысячи, а тогда «Вольво» той модели набралось всего три штуки. И все, как выяснилось, стояли в ремонте на разных станциях техобслуживания. Дальше уже было дело техники: вместе с экспертами осмотрели первую машину, затем вторую, тут и выяснилось, что машина перекрашена, а под свеженьким слоем краски проглянул родной цвет краденых дверей.

«На самом деле механизм раскрытия преступлений давно отработан: кражи раскрываются одним способом, грабежи - другим, убийства - третьим, - рассказывает Михаил Максимович. – Я одним из своих учителей считаю Василия Иванович Левина. Он в то время был заместителем начальника розыска в Промышленном РОВД, так вот он всегда говорил: «Напишите подробный план первоочередных и последующих действий, и, если вы выполните каждый пункт этого плана, преступление в 100% случаев будет раскрыто».

Конечно, не все так просто: при написании этого плана оперуполномоченный должен проявить всю свою фантазию. Это сродни творчеству художника или скульптора, ведь нужно увязать в логическую цепочку события, которые совсем в нее увязываться не хотят. Как говорил великий Микеланджело, сделать скульптуру очень просто: нужно взять кусок камня и отсечь все лишнее. Суть работы опера заключается именно в том, чтобы собрать всю доступную (а иногда и недоступную) информацию, проанализировать, отсечь лишнее и выяснить, кто он, этот преступник. «Ищите, кому это выгодно», - вслед за знаменитым римским юристом повторяют современники.

Кстати, тому жулику, укравшему двери, на первый раз дали условный срок, затем он еще не раз попадал в поле зрения правоохранительных органов, садился в тюрьму и, выходя из нее, снова продолжал воровать машины или вещи из машин. А в 2003 году судьба снова столкнула его с оперуполномоченным по фамилии Славский — только на этот раз с сыном Михаила Максимовича Антоном. Антон занимался раскрытием серии угонов автомобилей, вышел на так называемый «отстойник» на улице Краснофлотской краевого центра, куда пригоняли в основном «Лады» российского производства. Там преступника и задержали. Отсидев в очередной раз свои три года, жулик решил «завязать» - то ли возраст «пенсионный» подошел, то ли стол казенный надоел ему.

«А я всегда радуюсь, когда человек отходит от криминальных дел и начинает жить законно, - делится Михаил Славский. - И таких на моем веку было тоже достаточно».

Важна каждая мелочь

Иногда быстрому раскрытию преступлений мешает какая-нибудь мелочь, о которой сложно догадаться. Так было с разбоем на складе магазина «Тройка». Ночью во дворе магазина остались два полностью загруженных товаром ГАЗ-53, которые с утра должны были без задержек выехать к месту назначения. Сторожем оказалась женщина, которая взяла с собой на смену еще и дочь. Разумеется, когда пришли бандиты, она испугалась, тем более что те не скупились на угрозы. В результате машины с товаром на несколько миллионов рублей угнали. Товар перегрузили на свой транспорт, а машины бросили в нескольких кварталах от склада. А женщина-охранник, рассказывая о происшествии, зачем-то упомянула, что работали бандиты в перчатках. Конечно, отпечатки все равно искали, но то ли формально к этому делу отнеслись, то ли еще по какой-то причине, но совпадений в базе не нашли, хотя они были.

«Преступление раскрыли, - рассказывает Михаил Максимович. - Времени на это ушло, естественно, больше, и, как следствие, один из бандитов успел совершить еще один грабеж.

С огромной благодарностью вспоминаю еще одного моего учителя Михаила Альфредовича Носырева, принявшего самое активное и непосредственное участие в задержании преступников. Кто были разбойники и сколько их, мы не знали. Получили информацию, что в один из ресторанов должны были доставить образцы похищенного. Мы решили задержать коммивояжеров, но не предполагали, с кем нам придется встретиться. Оба мы с Михаилом Альфредовичем не великаны, и, когда увидели, что разбойник чуть недотягивает до двух метров, порадовало нас только то, что он один пришел. Деваться было уже некуда, и я вышел навстречу для ведения переговоров. Миша остался в подсобке, а я пригласил «представителя» в отдельный кабинет. Выручили нас внезапность и все тот же кураж. Расхожая фраза  «Стоять, бояться, деньги не прятать!» сработала и на бандита».

Проверили, оказалось, действительно, товар из той самой партии. Кстати, один из этой группы числился в розыске за Украиной за несколько тяжких преступлений, в том числе убийство».

Преступность уходит во всемирную паутину

Сын Михаила Максимовича Антон с детства не просто видел перед глазами пример отца, он проводил немало времени в отделе, потому что жила семья в пригороде, а учился мальчик в Ставрополе и после занятий приходил к отцу на работу. Позже, получив юридическое образование, Антон попал сначала в экспертный отдел, но романтика уголовного розыска уже въелась глубоко в душу, поэтому спустя год он стал оперуполномоченным в том же Промышленном отделе. К этому времени отец уже занимал должность начальника криминальной милиции.  

Антон полностью поддерживает отца в разговоре о раскрытии преступлений: «Когда уже дело окончено, кажется, вот оно, на ладони, все просто, логично. А вначале, пока нет никаких данных, попробуй эту логику найти, выстроить... И если удалось связать разные кусочки мозаики воедино — считай, полдела сделал».

Новое поколение сотрудников уголовного розыска сталкивается и с новым поколением преступников. Раньше те же квартирные воры чаще выламывали двери или влезали в квартиры первого этажа через окна, имели группы по 8-10 человек разного возраста, в которых практически всегда находился болтун, желающий похвастать своими «подвигами», да и «подвиги» совершались не очень далеко от собственного места жительства. Сегодня же это очень закрытые группы по 2-3 человека, «на дело» они едут в соседние города на гастроли, а замки вскрывают с помощью отмычек, практически не оставляя следов. И все больше преступность уходит в интернет-пространство, где нет ни случайных свидетелей, ни уличных видеокамер.

«На каждом банкомате висят объявления: «Внимание! Мошенники! Не переводите деньги!», и все равно люди попадаются. Бывают случаи, когда уже в банке пожилым людям, а именно они чаще всего попадаются мошенникам, сотрудники банка говорят: «Дедушка, вас же дурят», но он отвечает: «Нет, меня не обдурят». Полмиллиона перевел и рад, а потом идет к нам, заявление пишет».

Опираясь на жизненный опыт

Сегодня майор полиции Антон Славский служит уже в управлении уголовного розыска ГУ МВД России по Ставропольскому краю, его задача — помочь оперуполномоченным на местах в раскрытии преступлений. «Сложность в том, - рассказывает Антон Михайлович, - что средний срок работы в розыске сегодня около пяти лет. Это значит, что опер только научился своей работе, только начал все понимать, у него стало все получаться — и он уходит либо на повышение, либо в другую службу, где поспокойнее». «Более того, - продолжает Михаил Славский, - я считаю, что в уголовный розыск должны приходить люди, имеющие хотя бы минимальный жизненный опыт, потому что им зачастую приходится общаться с людьми, которые провели в колонии столько лет, сколько лет оперу, который с ним беседует, склоняя его к признательным показаниям.  Эти 20-летние парни разговаривают с матерыми преступниками абсолютно на разных языках».

Служба в полиции трудна еще и тем, что сложно быть хорошим для всех. «Судите сами, - говорит Михаил Славский, - я не нашел преступника — я плохой для потерпевшего; я нашел преступника — я снова плохой, уже для родственников преступника, потому что редко кто сразу верит, что их сын, брат, кум мог украсть, изнасиловать, убить...»

Тем не менее, не в обиду другим подразделениям полиции, Михаил Максимович считает розыск одной из важнейших служб. Среди оперов даже ходит байка о том, как развивалась милиция: «Сначала бегали милиционеры пешком, ловили бандитов, но те-то все на лошадях. Сели сотрудники милиции тоже на лошадей, а их кормить надо, сено где-то брать. Выделили человека для заготовки сена, так зародилась хозяйственная служба. Ну вот трудятся дальше, а свою семью на что-то кормить тоже надо, зарплату получать просто некогда, выделили человека, чтобы разносил деньги — так зародилась финансовая служба. Вот таким образом вокруг розыска и выросла современная огромная структура...»

Анализируя работу в нынешних условиях, Михаил Славский обращает внимание на тот факт, что при проведении массовых мероприятий оперуполномоченных уголовного розыска используют наравне с сотрудниками ППС. Ветеран розыска с искренним сопереживанием делится своими мыслями о своевременных реалиях службы: «Это не оскорбление или принижение достоинств какой-либо службы. Просто каждый должен заниматься своим делом и отрабатывать свой хлеб. Я не против того, что опера должны в такие дни быть на улице и охранять порядок, но «расшифровывать» оперативных работников, выставляя их в форме в оцепление, недопустимо. В свое время мы также привлекались к охране общественного порядка, но в гражданской одежде, мы находились среди людей, в поиске тех, кто может навредить. Мы слышали, о чем они говорят, к чему готовятся и исполняли свою основную задачу — предупреждение совершения преступления.

Говорят, большое видится на расстоянии. Это правда. Но еще правда в том, что иногда, чтобы узнать истину, нужно остановиться и подумать. У современных полицейских, к сожалению, времени на остановку практически нет».

И еще предлагает председатель Совета ветеранов уголовного розыска больше использовать их опыт, чаще привлекать к работе, не забывать тех, кто стоял на страже закона и порядка в былые годы. Вот, к примеру, у бывшего начальника уголовного розыска Промышленного района Александра Владимировича Карабаева был универсальный способ проверить, станет ли новый сотрудник хорошим опером. Он предлагал честно ответить самому себе на вопрос: если у тебя есть выбор - пойти к любимой девушке, которая гарантированно ждет тебя, накормит и напоит, или пойти в засаду, ждать преступника с неизвестным результатом, придет или нет, что ты выберешь? Если выберешь девушку, не стоит тебе работать в уголовном розыске.

органов, дел, день, внутренних, сотрудника

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»