Для солдат они были сестричками

Елена Павлова

В начале недели на улице Морозова, возле корпуса медуниверситета, был открыт памятник сестрам милосердия Юлии Вревской, Римме Ивановой, Матрене Наздрачевой. А сегодня день рождения Риммы, хрупкой девчушки, навсегда оставшейся 20-летней – настоящей героини, чей самоотверженный подвиг заставил государя-императора отойти от строго определенной регламентации и подписать Указ о награждении Святым Георгием не офицера, не дворянина и вообще не военного, а гражданского человека – сестры милосердия, которая 9 сентября 1915 года в переломный момент боя, не имея в руках даже винтовки, подняла в атаку оставшуюся без командиров роту и погибла в этом бою... Ее памяти посвящен спектакль театра-студии «Слово» (материал об этом на 14-й полосе газеты).

Кавалер, орденоносец, почетный гражданин... Вы заметили, что в списке регалий и наград любой замечательной женщины больше таких, которые даже в русском языке, богатом на оттенки, значения и смыслы, употребляются только в мужском роде. Хотя в какой-то мере это даже символично – в лихую годину наши женщины столько раз становились примером беззаветного служения и беспримерного мужества...

– История хранит имена сотен медицинских сестер, которые, жертвуя собой, спасали жизни в военные годы, – сказал на открытии памятника губернатор Ставропольского края Владимир Владимиров. – И этот мемориал – символ того, что мы о них помним...

Замечательно, что в проникновенном театрализованном «прологе», который предшествовал открытию памятника, принимали участие молодые ребята. По сути, сам факт создания этого памятника – не столько обращение к прошлому, сколько к будущему. К молодежи, которая должна знать героев своей страны – тем более тех, кто жил здесь, в нашем городе.

Рожденная в Полтавской губернии Юлия Вревская (в девичестве Вахпаховская), приехавшая в Ставрополь вместе отцом, получившим назначение на должность командующего резервной дивизией, прожила в нашем городе несколько счастливых лет и встретила настоящую любовь, подарившую ей недолгое счастье. Барон Вревский, мужество и храбрость которого отмечал даже Скобелев, был смертельно ранен при штурме аула-крепости Китури...

Замечательная женщина, красавица, вдова прославленного в боях офицера была приглашена в Петербург и обласкана двором, даже состояла во фрейлинах императрицы. Она дружила и переписывалась с Гюго и Тургеневым... Но когда в июне 1876 года в России стали формироваться отряды добровольцев, готовых поддержать «братушек» в Болгарии, Румынии и Сербии, в числе первых, готовых идти на войну с турками, оказывается и баронесса Вревская. На свои средства она формирует санитарный отряд и поступает туда простой сестрой милосердия. Судя по письмам домой, ей было очень трудно («стоны, страдания, насекомые, просто душа разрывалась. Мы очень уставали и когда приходили домой, то, как снопы, валились на кровать»)... А потом она работала и на передовой, в сражении у Мечки выносила с поля раненых... Юлия Вревская умерла от тифа в январе 1878 года...

Иван Тургенев посвятил ей такие слова: «Нежное кроткое сердце и такая сила, такая жажда жертвы! Помогать нуждающимся в помощи. Она не ведала другого счастья... Не ведала и не изведала... Какие заветные клады схоронила она там, в глубине души, в самом ее тайнике, никто не знал никогда – а теперь, конечно, не узнает... Да и к чему? Жертва принесена, дело сделано. Пусть не оскорбится ее милая тень этим поздним цветком, который я осмеливаюсь положить на ее могилу»...

…«Заветные клады» есть в душе каждой женщины, решившейся на лишения ради помощи больным, раненым, страждущим. И тут даже утверждение, что они служили Отечеству, не будет до конца точным. Они совершали служение. И это понимали простые солдаты, которые были рядом с «сестричкой» Юлией Вревской все две недели, пока она металась в горячечном бреду в январе 1878 года... А летом 1915 года такие же простые солдаты Самурского полка, провожая свою «сестричку» Римму Иванову на побывку в Ставрополь, передали ей письмо: «Мы прямо скажем, что вашими неустанными заботами и геройской смелостью многие самурцы спасены от верной смерти. Примите от нас, русских солдат, земной поклон за то, что Вы для нас не щадили своей жизни»...

Кавалер трех орденов Славы Матрена Наздрачева – в годы войны санинструктор Мотя Нечипорукова – никогда и не пыталась сосчитать, сколько бойцов она вытащила из-под огня, скольких спасла... Только однажды возмутилась, когда за нее «посчитали», назвав цифру «250»... Это даже если по одному в день считать, то получается – и года не воевала. А ведь в иные дни ей приходилось вытаскивать из-под огня, укрывать, сопровождать на подводах, грузить на понтоны десятки раненых... Она и после войны людей спасала. Выучиться на врача, как мечталось, не получилось. Она так и осталась «сестричкой». Но никогда об этом не жалела. Даже гордилась этим званием. И очень хохотала, получив через 28 лет после Победы награду Международного Красного Креста, когда прочитала на наградной коробке «Мадам Матрене Семеновне Нечипоруковой»... Кем-кем, а «мадамой» Матрена Семеновна себя никогда не ощущала. Ей всю жизнь было ближе имя «сестричка». Так ее окликали раненые, когда она ползла к ним по насквозь простреливаемому полю, и в блиндаже, когда пересохшими губами просили пить...

…Открытый в Ставрополе памятник (проект регионального отделения Военно-исторического общества) – знак благодарной памяти о тех женщинах, которые в разные годы, в разные войны спасали жизни. О сестрах милосердия, которые для солдат были сестричками.

Фото с сайта губернатора СК.

Ставрополь, Римма Иванова, открытие памятника сестрам милосердия

Комментарии

Авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий. Это не займёт много времени.

1

Другие статьи в рубрике «Главное»

Другие статьи в рубрике «История»

Другие статьи в рубрике «Общество»

Последние новости

Все новости